Разделы:
Адрес редакции:
129110, Москва, Проспект Мира, дом52/1. 
Тел.: (495) 688-2401 
(495) 688-2842 
Факс.: (495) 284-3351
This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.

Балетные чтения: из новых диссертаций

Танцы марийского края

Н.А.Макарова

Краткая аннотация

Статья Н.А.Макаровой «Танцы марийского края» посвящена репертуару Государственного ансамбля танца «Марий Эл», где анализируются танцы, поставленные М. Мурашко на основе танцевального фольклорного материала
всех этнических групп народа мари.

Ключевые слова: Фольклор. Народный танец. Хореограф-исследователь. Танец-игра.
 

Государственный ансамбль танца «Марий Эл» – собиратель, хранитель, интерпретатор, пропагандист музыкально-
песенного, танцевального фольклора народа мари. Ансамбль, созданный композитором А.И.Искандаровым, в 2009 году достойно отметил свой семидесятилетний юбилей.
Весь этот период коллектив является достойным полпредом
искусства марийского края во всех уголках России и далеко
за ее пределами.
Славу нашему коллективу принесли творения многих дея-
телей искусств. Сегодня художественным руководителем яв-
ляется народная артистка РМЭ Ольга Комлева. Но расцвет и
самые яркие страницы летописи ансамбля связаны, без-
условно, с Михаилом Мурашко. Поистине, это были золотые
годы в истории танцевального искусства республики: новые
танцы, костюмы, удачи, общепризнанная слава.
Михаил Петрович Мурашко – профессор кафедры на-
родного танца МГУКИ, академик, заслуженный деятель ис-
кусств России и Республики Марий Эл, лауреат Государст-
венной премии МАССР, основоположник марийской народ-
но-сценической хореографии. Весь творческий путь и репер-
туар талантливого балетмейстера на период работы в ан-
самбле (с 1969 по 1991 год) можно условно поделить на две
части: танцы, поставленные на основе литературных источ-
ников, обрядов, праздников и традиций, и танцы на основе
танцевального фольклорного материала всех этнических
групп народа мари.
Программа М.Мурашко «Танцы марийского края», кото-
рая является золотым фондом ансамбля танца «Марий Эл» –
это результат многолетнего изучения марийского танцеваль-
ного и музыкального фольклора. Ведь «фольклор – это не
просто история, это нескудеющая духовная сокровищница».[1]
Исторически так сложилось, что в XVI-XVII веках марий-
ский народ оказался территориально разобщенным. Места-
ми компактного проживания марийцев, в результате пересе-
ления, стали Прикамье, Приуралье, а также территории Та-
тарстана, Башкортостана, Удмуртии и Пермской, Киров-
ской, Свердловской областей. Артисты ансамбля постоянно
гастролируют по этим регионам и не перестают удивляться
радушию и гостеприимству жителей этих мест, радуюсь их
глубокому знанию марийского языка, традиций, обычаев и,
конечно же, сохранению самобытного фольклорного мате-
риала. В далеких деревнях восточные марийки до сих пор
ходят в национальных костюмах, украшают дома вышивка-
ми, любят национальную кухню, топят баню «по-черному»,
соблюдают все религиозные и праздничные обряды.
М.П.Мурашко проехал тысячи километров бездорожья по
этим регионам. Как правило, после концертов народ не спе-
шит расходиться. Вот заиграла гармошка, и пустились в пляс
бабушки и дедушки, а за ними – молодежь. Плетут «веревоч-
ку» башкирские марийцы, танцуют «строем» в кировской сто-
роне, кружатся под руку в деревне Элнет Татарстана, плавно
двигаются девушки под свадебные мелодии в удмуртской Ныр-
гынде. А за ними зорко наблюдает мастер, подмечая творче-
ские, самобытные изюминки, записывая на магнитофон на-
родные мотивы. Новый район – новый музыкальный материал,
новые танцы, непохожие друг на друга и такие оригинальные!
Результатом поездок по местам компактного проживания
марийцев в Республике Марий Эл и за ее пределами стали
такие танцевальные постановки, как кировских мари
«Строй», «Горномарийские народные игры», «Моркинский
свадебный танец», танец Звениговского района «На волж-
ском берегу», танец Каракулинского района Удмуртии «Ныр-.

гындинские невесты», танец Сернурского района «Возьмешь
ли шапку, девушка?», танец Менделеевского района Респуб-
лики Татарстан «Ильнетская круговая», девичий трудовой та-
нец «Весенние голоса», «Деревенские музыканты».
В Кильмезском районе Кировской области юноши и де-
вушки встают парами друг против друга, хлопают в ладоши,
общаются, а в это время одна из пар исполняет свою танце-
вальную проходку. Свой излюбленный танец сами они назы-
вают кадрилью, хотя тут нет ничего общего с традиционной
русской кадрилью. Михаил Мурашко взял за основу рису-
нок, манеру исполнения и, отталкиваясь от названия, создал
танец «Строй». Как и в кадрили, в постановке участвуют че-
тыре пары исполнителей, и каждый герой наделен своим ха-
рактером, вызывающим у зрителей добрую улыбку. Один –
герой-любовник, а рядом скромная, стеснительная девушка.
Другой – лихач, рубаха-парень, юлит вокруг высокой гордой
особы. Третья девушка не может глаз оторвать от удалого
красавца, а этот сердцеед пожирает взглядом безразличную
к нему подругу. В этом танце, как в театральном спектакле,
перед зрителями предстают разные персонажи. Во время му-
зыкальной паузы – линейные переходы со строевым шагом,
и тут уж – едва уловимые оттенки ухаживания, кокетливый
обмен взглядом, стремление показать себя во всей красе.
«Горномарийские народные игры», как и танец-игра вос-
точных мари «Пять пар», возвращают нас в далекий мир дет-
ства. Если танец «Пять пар» поставлен на основе одной игры,
то в «Горномарийских играх» воспроизведен целый букет на-
родных забав: веселые, шумные «Золотые ворота», «Цепи
кованые», «Мышеловка», «Путаница», «Перехват», «Царь
горы», – совсем по-особому предстают они в сценическом
воплощении под громкое объявление заводилы. Игры ме-
няются, как калейдоскоп. Артисты словно порхают по сцене,
исполняя легкий «бегунок» в сложных, запутанных рисунках.
Искрометный танец-игра восточных мари «Пять пар» – лю-
бимчик у публики. В быстром подскоке выбегает первая пара,
четкой дробью приглашая вторую, третью... Пять пар молодых,
озорных юношей и девушек, как пять лепесточков причудливо-
го цветка, летят по кругу. Вот со звонким криком сошлись и,
словно разноцветные бусинки, вновь рассыпались по сцене. В
центре сольная пара своими частушками приглашает всех в
пляс. Быстрые диагональные переходы с «поднырами», и вот
уже в центре другая пара. Снова частушки, ритмические хлоп-
ки в ладоши, свист, «подныры» в «ворота». Каждая сольная па-
ра выделывает свои мудреные плясовые коленца. Под конец
пары снова собираются вместе. Музыка замолкает, и слышны
лишь филигранные дроби со сложным ритмическим рисунком,
характерным только для танца восточных мари.
В постановках М. Мурашко нет ни одного танца, постав-
ленного ради простого набора рисунков, трюкачества, на-
громождения сложных движений и комбинаций. Все подчине-
но главному – созданию яркого неповторимого хореографи-
ческого образа, целостному выражению в танце чувств и
мыслей человека, передаче атмосферы эпохи и времени. По-
этому они содержательны, эмоциональны, наполнены внут-
ренним смыслом. Образ нежной и трудолюбивой марийской
девушки воспет в трудовом танце «Весенние голоса». Здесь
нет тех озорных, юных девчат, что отплясывали «Пять пар», а
есть нежные девушки-мастерицы, наткавшие за зиму много
полотна. Автор использовал хореографию, пантомиму, же-
сты для изображения трудового процесса – беления холста
под ритмичный звонкий перестук вальков. «Весенние голо-
са» – это поэтический сказ о красоте родной природы, о тру-
женицах марийского края.
Женский лирический танец Каракулинского района Удмур-
тии «Ныргындинские невесты» создан на основе свадебного
танца деревни Ныргында, что стоит на привольной реке Каме.
Это еще одно претворение творческих фантазий художника, в
котором оживают на сцене загадочные образы юных девушек
со светлой мечтой о счастье, замужестве, рождении ребенка,
о продолжении жизни. Языческое преклонение перед силами
природы, почитание животных и птиц до сих пор живут в душе
марийского народа. Народные мотивы и танцевальные движе-
ния по-новому предстали в видении М.Мурашко.
А в «Моркинском свадебном танце» зрителей привлекает
и нарядный свадебный костюм с серебряными украшениями,
лентами, вышивками, и шумный свадебный поезд, и яркое
музыкальное сопровождение. Девушки, словно сказочные
птицы, летают с красочными платками, а юноши взмахивают
хлыстами, подзадоривая партнерш. Удачная находка балет-
мейстера – рисунок танца «чулок», усиливающий бурлящий
водоворот свадебных действий, ненавязчиво повторяясь в
разных ракурсах.
Есть в деревне Ильнеть (Элнет) Менделеевского района
Республики Татарстан оригинальная кадриль елабужских
мари («Элнет кадриль»). «Элнет кадриль» – как метко заме-
тила в свое время одна из ведущих хореографов-исследова-
телей (хореологов) финно-угорского танцевального фольк-
лора В.В.Мальми – представляет «уникальное культурное
явление финно-угорского хореографического фольклора».[2]
И она права. Пройдя многолетнюю апробацию в новых
условиях, наполняясь элементами местной культуры – и му-
зыкальной, и хореографической, – кадриль елабужских ма-
ри приобрела особенную структуру: чередование изменяю-
щейся части с постоянно повторяющейся неизменяемой (за-
певом и припевом). В музыке такую форму принято называть
«рондо», где имеются рефрен и несколько чередующихся эпизодов.[3]
М.Мурашко, сохранив многие особенности фольклорно-
го танца (в первую очередь, двухчастную форму «запев –
припев»), предложил зрителям свой сценический вариант
и назвал его «Ильнетская круговая».
Сложный по манере исполнения старинный танец луговых
мари в народе исполняется под волынку и барабан. В этих тан-
цах руки называют «поющими». Они как бы ведут мелодию,
а аккомпанируют корпусом и ногами. Наряду с дробями, рису-
нок рук является ярким выразительным средством. Поэтому ма-
рийские народные танцы практически трудно спутать с танцами других народов, благодаря особой архитектонике и пластичной выразительности. Старинный танец луговых мари «Волынка» и танец Сернурского района «Возьмешь ли шапку, девушка?» имеют в основе один лексический материал, но балетмейстер сумел преподнести их совсем по-разному. С танца «Волынка» ансамбль танца «Марий Эл» начинает свою концертную программу, это визитная карточка ансамбля, ставшая классическим уникальным произведением. 
Номер воспевает древние марийские музыкальные инструменты – волынку и барабан. Украшением женского костюма является оригинальный древний марийский головной убор – шурка. «Он представляет собой берестяной или кожаный остов высотой до 40 см. Богато украшенный монетами головной убор в прошлом был распространен среди всех групп марийцев и находит аналогии с подобными уборами других народов: мордвы, удмуртов, казахов.
Вероятным источником считается скифский головной убор».[4]
Все очарование марийского края, сокровенные мечты
о добре и счастье его мужественного, гостеприимного, тру-
долюбивого народа Михаил Мурашко языком танца воспел
в своей программе «Танцы марийского края». Своим творе-
нием общепризнанный мастер танца сблизил народ мари,
проживающих в разных уголках нашей необъятной Родины.
На такое чудо способно только искусство!
 

Примечания

1. Моисеев Игорь. Истоки танца: художник и время // «Правда» от 2 апреля 1978 г.
2. Герасимов О. Очерки по народной хореографии мари. Опыт музыкаль- но-этнографического анализа. – Йошкар-Ола, 2001, С. 45.
3. Там же. С. 47-48.
4. Этнография марийского народа. Уч. пос. для старш. кл. / Сост. Сепеев Г.А. – Йошкар-Ола, Мар. кн. изд., 2001, С. 73.

Сведения  об авторе: 
Н.А.Макарова – народная артистка Республики Марий Эл, педагог-репетитор Государственного ансамбля танца «Марий Эл», доцент кафедры культуры и искусств Марийского Государственного университета. Работает над диссертацией «Сценическое воплощение народного танца как способ сохране
ния народных традиций в условиях современности (на материале программ Государственного ансамбля танца «Марий Эл»).

Key words:
Folk dance. The choreographer-researcher. Dance-game.
Summary of the article

The article describes the repertoire of the Mari State dance company “Mari El” and analyses the dances of Michael Murashko based on the dance folk material of all Mari’s ethnic groups.

About the author
Nina A.Makarova – People's Artist of Mari-El republic, soloist, pedagogue, associate professor of the department of Art and Culture. She works on the thesis “Folk dance’s stage impersonation as the mode of maintenance of the folk traditions under the modern times”.

главная