Разделы:
Адрес редакции:
129110, Москва, Проспект Мира, дом52/1. 
Тел.: (495) 688-2401 
(495) 688-2842 
Факс.: (495) 284-3351
This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.

Балетные чтения: из новых диссертаций

СПЕКТАКЛЬ «СОТВОРЕНИЕ МИРА»:
история создания и место в творчестве раннего периода
хореографов Н.Касаткиной и В.Василёва

 А.Е.Меловатская

Краткая аннотация
В статье рассматривается история создания балета «Сотворение мира», определяется его место в контексте раннего творчества хореографов Н.Касаткиной и В.Василёва. Автор анализирует балетмейстерские приёмы и
принципы постановщиков, ставшие в дальнейшем традиционными для их творчества, позволяющие говорить об авторском художественном кредо Касаткиной и Василёва.

Ключевые слова
Наталия Касаткина и Владимир Василёв, хореограф, советский балет, авторская трактовка, современный герой.

Балет «Сотворение мира» (1971) с музыкой А.Петрова
стал определяющим в творчестве хореографов Н.Касаткиной
и В.Василёва. С одной стороны, в нём суммировались найден-
ные прежде балетмейстерские приёмы и принципы – опора на
драматургию, поиск индивидуальной танцевальной образно-
сти для каждого героя, создание авторского пластического
языка. С другой стороны, в нём наметился новый важный
аспект – Н.Касаткина и В.Василёв начали применять и разви-
вать приём т.н. симфонического танца. Если в более ранних
балетах – «Геологах» (1964) Н.Каретникова, «Весне священ-
ной» (1965) И.Стравинского – были подступы к этому – ввод
системы пластических лейтмотивов, то в «Сотворении» можно
говорить о тематической разработке, хореографическом раз-
витии образов на протяжении всего спектакля. Лирическая те-
ма в творчестве Касаткиной и Василёва раннего периода
(1960 – начало 1970-х годов) впервые появилась в «Весне
священной» (1965) и достигла апогея именно в «Сотворении».
Кроме того, в «Сотворении» проявилось другое важное
свойство индивидуальности постановщиков – владение сати-
рой и юмором в балете. Оно впервые возникло в «Сотворе-
нии» и продолжилось в дальнейших постановках.
«Сотворение мира» – четвёртый спектакль хореографов
Н.Касаткиной и В.Василёва. Премьера состоялась 23 марта
1971 года в Театре имени Кирова. Это их первый трёхактный
спектакль и первая совместная работа с композитором
А.Петровым. Сценарий и либретто написали сами хореогра-
фы (для них это стало традицией). Художник – Э.Г.Стенберг.
Каждый раз, когда Касаткина и Василёв задумывали ста-
вить новый балет, у них был мощный импульс-первоисточник.
Так, в «Ванине Ванини» – новелла Стендаля, в «Геологах» –
рассказ В.Осипова и фильм М.Калатозова, в «Весне священ-
ной» – музыка И.Стравинского и программа к ней. Отправ-
ной точкой для создания «Сотворения мира» стал цикл кари-
катур французского художника Жана Эффеля, а также фрес-
ки Сикстинской капеллы Микеланджело. Постановщики, по-
няв, так сказать, «раскодировав» замысел автора и структуру
произведения, «переводили» его на язык хореографии.
Цикл карикатур «Сотворение мира и человека» имеет ряд
особенностей, послуживших основой для создания советско-
го балета на библейский сюжет. Почему постановщики-хо-
реографы обратились к творчеству Эффеля?
Во-первых, большая популярность самого Эффеля, его са-
тирических рисунков в СССР в 1960-е годы. С чем это могло
быть связано? Прежде всего, думается, политический аспект.
Политические симпатии Эффеля были на стороне социали-
стического строя Советского Союза и Франции.
Во-вторых, религиозные воззрения и отношение к религии в
целом на тот период. XX век с его научно-техническим про-
грессом, с его стремлением познать и раскрыть все тайны при-
роды, с его идеей человека как хозяина планеты, имел опреде-
лённое отношение к вопросам религии. В рисунках Эффеля
божественный образ показан более близким, понятным чело-
веку. Бог сам похож на своё творение – человека. Но близок
он человеку творящему, человеку-художнику, тому, кто посто-
янно находится в состоянии кипучей деятельности.
В-третьих, человеколюбие самого Эффеля. Все его рисун-
ки пронизаны тонким юмором, доброй насмешкой над теми
условиями социальной жизни, которые человек придумал се-
бе сам. Художник любуется миром природы, его законами, а
также мудростью и простотой, с которой создан мир. Чело-
век в его произведениях – венец природы, он главенствует над всем миром, эта мысль была созвучна и постановщикам
Касаткиной и Василёву, и всей эпохе 1960-х годов.
Таким образом, сатирические рисунки Эффеля «угодили»
всем: они не противоречили с идеологической и политиче-
ской точки зрения и при этом их темы были близки и знакомы
каждому зрителю.
Есть в карикатурах Эффеля ещё несколько качеств, послу-
живших, думается, большим подспорьем постановщикам в
работе. Каждый рисунок – это хорошо срежиссированная
сцена: взято одно событие-эпизод из Библии и через один
рисунок передана суть этого события. Зритель понимает, что
данный эпизод находится в неразрывной связи с другими
эпизодами, т.е. каждый рисунок самоценен, но при этом он –
часть большого целого.
И ещё – выверенная мизансцена. Всё, что художник хотел
подчеркнуть или, наоборот, отодвинуть на второй план или
сделать как бы «незаметным», всё это считывается благодаря
композиции рисунка. Решение всей структуры цикла карика-
тур, найденное Эффелем, стало своего рода «подсказкой»
для постановщиков, сумевших применить её в хореографии.
Хореографы-постановщики использовали трактовку об-
разов Эффеля, но представили образы главных героев –
Адама и Евы – в развитии. Это – сцены взросления Адама и
Евы, возникновение любви. Если у художника эта тема также
преподнесена в иронично-наивном ключе, то хореографы
решили эти эпизоды в лирическом ключе. Жанровая транс-
формация, начиналась с т.н. «любовных» сцен Адама и Евы,
сцен, в которых зародилось чувство любви.
«Сотворение мира» – произведение многожанровое. Юмор
балетной комедии возник под влиянием карикатур Ж.Эффеля,
но лирико-драматические сцены были задуманы под влиянием
другого цикла о сотворении мира. Это – фрески Сикстинской
капеллы мастера итальянского Возрождения Микеланджело
Буонарроти. И в этом выборе авторы, думается, не ошиблись.
Эпоха Возрождения, с её гуманистическим мировоззрением,
провозглашает человека венцом мира, главной жемчужиной
божественного творения. Герои-титаны готовы к борьбе за
жизнь, в них ощущается огромная физическая и одновременно
нравственная сила, требующая применения.
Разумеется, постановщики взяли «в качестве образца»
внутренний потенциал, внутреннюю силу и волю героев Ми-
келанджело и, творчески притворив её, представили хорео-
графические образы. Адам и Ева Касаткиной и Василёва бо-
лее утончённые, в них больше разнообразных красок и пси-
хологических оттенков, они более лиричны. Сложности,
встающие на жизненном пути, заставляют их меняться, ис-
кать выход из ситуаций. Они многограннее и сложнее героев
Микеланджело, они – герои XX века.
Таким образом, хореографы взяли за основу два полярных
цикла, раскрывающих одну тему – рождение мира и челове-
ка. Оба цикла по своей сути невероятно пластичны, но каж-
дый по-своему: полудети, полувзрослые у Эффеля и герои-ти-
таны у Микеланджело. Постановщики взяли самое главное из
каждого цикла – юмор героев Эффеля и внутреннюю волю ге-
роев Микеланджело – и создали собственных героев.
В результате получился лирико-комедийный балет, про-
возглашающий идею: «Человеку надо было родиться, завое-
вать право дать жизнь человечеству и объяснить ему, что
счастье – в руках самого человека».1
Музыка «Сотворения» необычна по структуре. С одной
стороны, в ней сочетаются стили и приёмы, казалось бы, не-совместимые. А.Петров пишет: «Музыкальный мир совре-
менного человека включает в себя Баха и шансоны, Шоста-
ковича и джаз. И если это разное может гармонично жить в
одном человеке, помогая ему думать, творить, то почему всё
это не может сосуществовать в одном произведении?..»2 С
другой стороны, в ней много взято от традиционной балет-
ной музыки XIX века в плане структуры (вариации, дуэты,
большие массовые эпизоды и т.д.). «Сотворение» – первый
многоактный спектакль в творчестве постановщиков, обла-
дающий рядом собственных законов построения, но при
этом в нём есть возврат к традициям XIX века, но на новом
витке – с позиции композитора XX века.
Музыка Петрова контрастна: тема противостояния добра
и зла, «рая» и «ада» убедительно проявлены композитором.
Разные, полярные, они варьируются на протяжении спектак-
ля. Таким образом, одна тема видоизменяется несколько
раз, но при этом остается узнаваемой и сохраняет свою ос-
новную функцию – образную характеристику.
В спектакле есть своя особенность. Все авторы творчески за-
имствуют: постановщики – позы, ракурсы, положения тела – из
примеров изобразительного искусства, художник по-своему
преломляет шедевр живописи, композитор цитирует Бетховена.
Авторы спектакля хотели подчеркнуть главную идею – Человек
прекрасен, он – венец Вселенной. И шедевры искусства служат
зеркалом, отражением красоты человеческой природы, его
лучших качеств. Музыка Бетховена в контексте музыки Петро-
ва символизирует вневременной характер событий. Оформле-
ние Стенберга – более спорный вопрос: он видоизменил ше-
девр Леонардо да Винчи. Автор полагает, что цитирование в
хореографии меньше всего вызывает сомнения. Дело в некон-
кретности, метафоричности языка тела, который переплавляет
в себе даже знакомое, выводя его на другой символический
уровень. Хореографы, они по-своему, творчески «переплави-
ли» и органично вплели в хореографическую ткань спектакля
узнаваемые визуальные образы. Таким образом, каждый из ав-
торов спектакля по-своему реализовал идею «копирования»
высших образцов: кто-то напрямую, кто-то частично, а кто-то
использовал лишь образ, но узнаваемый образ. Балет «Сотворение мира» – сложное произведение. Его
составные части практически не опираются на библейскую
историю, они соединены между собой не логическими связя-
ми, а скорее фантазией и свободным выбором постановщи-
ков. Идея, заложенная авторами, также выходит за пределы
литературного первоисточника. Как всегда у Касаткиной и
Василёва в центре действия – Человек. Вспомним, в «Ванине
Ванини» – человек и долг, в «Геологах» – человек и природа,
в «Весне священной» – человек и общество, в «Сотворении
мира» – человек и весь мир. В «Сотворении» человек – это ве-
нец творения Бога. И, как всегда у Касаткиной и Василёва, он
сам «кузнец своего счастья». Только преодолевая трудности,
делая выбор, через борьбу к собственной свободе – человек
становится самим собой. Получается, что балет «Сотворение
мира» не о том, как Бог создал мир, а том, как человек «со-
творил» самого себя. Спектакль «Сотворение мира» завер-
шил общий ряд постановок Касаткиной и Василёва 1960 –
начала 1970-х годов и стал кульминацией этого периода.
Спектакль доказал правомерность балетмейстерских принци-
пов, открытых в предыдущих постановках: опора на драма-
тургию и режиссуру, создание авторского либретто; тесный
союз с композитором и содружество всех авторов спектакля
– балетмейстеров, композитора, художника, артистов; рабо-
та с балетной молодёжью, отсюда – открытие новых имён. А
также кристаллизация авторского хореографического почёр-
ка, его узнаваемость и развитие принципа симфонического
танца. «Сотворение мира» – это убедительный пример рас-
крытия темы современности и героя-современника в балете.
Можно сказать, что с «Весны священной» Касаткина и Ва-
силёв стали самостоятельными художниками, «Сотворе-
ние» – конец творческой молодости и начало периода зрело-
го творчества. Это своего рода переломный спектакль – че-
рез несколько лет постановщики станут руководить собст-
венным театром балета.

Примечания
1. Цит. по буклету: Литвинская Е. «Наша цель – театр балета» // Московский классический балет. Л., 1985. С. 6.
2. Петров А. После премьеры // За советское искусство. 1971,
28 апреля.

Коротко об авторе
Меловатская Анна Евгеньевна – хореограф, преподаватель актёрского мастерства и искусства хореографа; аспирантка Государственного института искусствознания.
E-mail: annamelovatskaya@yandex.ru

Key words
Natalia Kasatkina and Vladimir Vasilyov, choreographer, Soviet ballet, author`s interpretation, modern character.

Summary of article
The article reviews the history of perfoming of the ballet «Creation of the
World», defines its place in the early creative period of choreographers Natalia Kasatkina and Vladimir Vasilyov. The author analyses choreographic metods and principles, which later became traditional in their perfomance, allowing to indicate the author`s credo of N.Kasatkina and V.Vasilyov.

About the author
Melovatskaya Anna Evgenyevna – choreographer, teacher of artistic mastery and art of choreographer, postgraduate student at the State Institute of Fine Arts.
E-mail: annamelovatskaya@yandex.ru

главная