Ключевые слова: Миф. Танец. Культурный герой. Карго-культ
Разделы:
Адрес редакции:
129110, Москва, Проспект Мира, дом52/1. 
Тел.: (495) 688-2401 
(495) 688-2842 
Факс.: (495) 284-3351
This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.

Балетные чтения: из новых диссертаций

Миф
и изменение балетной
моды

Е.В. Маликов
Краткая аннотация
Статья рассматривает традиционные механизмы передачи и приобретения «священных» знаний применительно к преемственности танцевальных форм, а также выявляет причины расцвета отечественной хореографии в рам-
ках «консервативной» модели и деградации в рамках «авангардной».

Ключевые слова: Миф. Танец. Культурный герой. Карго-культ

О том, что все в мире подчиняется универсальным законам, говорят физики, социологи, этнологи, но опасаются искусствоведы, хотя одним из этих общих положений является
утверждение о том, что все в культуре мифологично [1, 2, 3] и ее развитие следует образцам, универсальным в своих проявлениях.
.Мифы, в свою очередь, бывают космогоническими, повествующими о возникновении мира; космологическими, объясняющими устройство мира; героическими, повествующими о действиях культурного героя, основывающего новый мир и конституирующего его законы. Все три разновидности объединяются в универсальную мифологему вечного возвращения [4, 5, 6]. Сезонные праздники реноваций мира являются не простыми повторениями акта творения, но ступенями восходящего - нисходящего итерационного процесса. Мифологизированное сознание отбрасывает то, что противоречит картине мира как «не-бывшее», оставляя лишь соответствующее культурной парадигме. И лишь на следующем этапе циклической истории новация может быть легитимирована через фигуру культурного героя [4, 5]. Так культурный герой становится absolute beginner (название мюзикла Джулиена Темпла о смене танцевально-музыкальных мод Британии в 50-е гг. ХХ века) нового мира, возвращая мифу о вечном возвращении его космогоническую итерационную функцию. 
Культурное развитие идет легкой поступью, поскольку механизм преемственности является функцией культуры, а не ее сбоем. Любая высокоразвитая культура изменяется согласно законам передачи (священных) навыков и знаний.
Если мы обратимся к «Аспектам мифа» Мирчи Элиаде [7], то увидим, что отношение к мифу как к чтению сформировалось далеко не сразу. Миф эволюционировал в литературу из состояния, когда он проживался тотально, что хорошо известно русской литературоведческой школе [8, 9]. То, что миф проживается каждым культурным индивидом и сейчас, показывают как классики гуманитарной мысли [1], так и современные исследователи [2]. Кроме прямого наследования в культуре существует механизм символического захвата и символического присвоения святыни [6, 10]: поскольку изобретена святыня быть не может – она всегда обретается в результате передачи. Механизм захвата, связанный с насилием, тоже является священным для высокой культуры и принадлежит развитому социуму.
Посмотрим на русский классический балет с точки зрения мифологии. Пришедший к нам из Франции, он, вне всякого сомнения, был той святыней, которую нам передавала самая
культурная страна Европы, как подчеркивал это Ницше [11]. Скрупулезное воспроизведение каждой фигуры танца, каждого построения хореографа не говорит об отсутствии творческого начала в народном гении. Нет, в рамках мифопоэтического переживания социумом своего бытия каждое движение, доставшееся от культурного героя, каждый привитый им навык становятся  священными. Иными словами, повторить «точь-в-точь» редакцию любого балета Петипа – акт литургический. Как из века в век не меняются формы богослужений, также неизменны должны быть священные формы изначального танца (классического балета).
Культурным героем русского балета стал Мариус Петипа. Но и «второстепенные герои» типа Сен-Леона не забыты – их танцы тоже хранит русская балетная школа и воспроизводит как
обязательные.
Антикультурный бунт вызревал в среде сначала адептов, а после отступников классического балета. Сначала Михаил Фокин поплыл против течения. Затем разрушительная струя стала главенствующей для последователей Дягилева, и их число увеличивалось год от года. И вот уже Фокин, Нижинский, Мясин, Лифарь, Баланчин занимают место культурных героев нового мира. Отныне последователи «дягилев-культа» будут воспроизводить эстетику данных художников в качестве «священного наследия предков». Это была точка перегиба, но не разрыва функции. Разрывом казался момент, когда место балета заняли революционные «танцы машин» [12], а буржуазные «индивидуалисты» (Дягилев и Ко) были вышвырнуты из РСФСР. Однако скоро стало ясно, что в основе «большевицкого проекта» лежит идея Империи, а это предполагало наличие имперской эстетики. Советская власть осуществила символический захват классического
балета и стала на страже святыни. Для культуры это стало матрицей, на основе которой не только воспроизводилась она сама, но и строилась вся жизнь, ибо геометрия мира такова, что мельчайший фрагмент мироздания повторяет его общую конструкцию. Математики называют это каскадной структурой мира [13].
Сочинители новых танцев, советские хореографы, были разными. Голейзовский и Захаров, Лопухов и Григорович – все придерживались каких-то эстетических особенностей, но каждый из них продолжал линию классического танца. Одному была ближе народная стихия «земли» (Касьян Голейзовский), другому – внятный рассказ почти литературного уровня передачи (Ростислав Захаров). Третий стремился материализовать эмоцию, совершенно оторвав ее от носителя, возвращая танцу свойства, превышающие даже куртуазность позднего Средневековья [14] (Федор Лопухов). А четвертый просто взял и создал Советский балет в стиле ампир (Юрий Григорович).
Каждый из этих хореографов занял уникальное место в пантеоне культурных героев нового мира Страны Советов, став одним из соучредителей нового мира Советской Земли.
Что произошло с теми, кто уехал? Их работа не пропала даром, их наследие тоже оказалось востребованным. И что самое важное, оно тоже осваивается в мифологических терминах культа.
Поскольку речь идет о вечно-актуальном переживании мифа, то при описании ифологизированной картины мира «здесь и сейчас» следует обращаться к устной традиции, а миф реконструировать из «слухов и сплетен», ибо его «дух» живет в том, что «и так всем известно».
Что известно «всем» сегодня в балете? 
Первое. Есть классический балет, который устарел. Мы отстали от Запада в этой области навсегда (предрассудок «прогресса»).
Второе. Держась за формы, объявляемые священными, мы на деле воспроизводим не «истинное древнее благочестие», а его «справу», к примеру, Григоровичем [15]. Что снижает градус святости (предрассудок традиционализма).
Третье. Поскольку весь западный балет родился из «Русских сезонов», то он по праву и в полном объеме является нашим культурным наследием и нашей собственностью (карго-предрассудок).
С этим согласиться нельзя по всем пунктам.
Во-первых, нельзя отстать от курса, который перпендикулярен твоему. Таким является современная хореография по отношению к классическому балету.
В-вторых, уже было отмечено, что заложенный в культуре механизм развития составляет неотъемлемую часть самой этой культуры, если она высокоорганизована, а советский балет возник в результате этого священного процесса модификации.
В-третьих, западный балет – не наш, его плоды – не результат нашей культурной деятельности.
Однако утверждение о «нашем западном танце» стало едва ли не общим местом массового сознания. Что не безобидно, ибо полностью лежит в русле процессов, описанных «карго-культом» [16].
Карго-культ – верования островных племен Океании, существующих науровне грубых представлений о мире и в рамках грубой культуры. Возник этот культ от кораблей с «белыми богами» (колонизаторами, посетившими некогда остров), которые привозили на острова груз (карго) всяких полезных вещей. Потом боги удалились (оставили остров ввиду полной непригодности к эксплуатации его населения), но богами-то быть не перестали! И вот ждет туземец, когда вернется его белый бог, привезет новый груз. Это ожидание вполне религиозно – ожидается племенной бог, его, ожидающего, собственный бог. Прибывший багаж будет невыразимо прекрасен, дары богов будут намного превосходить то, что может родиться на отчем
месте. Поэтому нет необходимости возделывать пашни и чинить жилища – они прокляты, они лишены святости. Они богооставлены. Свят лишь ожидаемый изза моря груз – карго.
Данные идеи существуют в отечественном балете, к сожалению, не только на уровне бессознательного: они проговариваются общим местом рассуждений о том, что «Большой устарел, да и Мариинка тоже».
Бороться с этим немыслимо: карговоззрение иррационально, но лежит в священной области. Обратим внимание на правдоподобную, хотя и вульгарную, логику рассуждений. У истоков хореографии ХХ века стояли русские. Хореография была новой. У нас пророков не приняли. Они основали «прекрасный новый мир» балета за границей. Все современные хореографы суть последователи изгнанников. Разработчики наших, русских, традиций. И теперь мы ждем, когда нам вернут то, что принадлежит нам по праву. Кое-кто из хореографов живет в мире карго-эстетики и более или менее успешно имитирует западные образцы танца (Кирилл Симонов, Алла Сигалова, Алексей Ратманский). Балетная лачуга осыпается в совершеннейшем единодушии «современных хореографов». Кое-кто воспроизводит древние образцы в меру своего разумения (Сергей Вихарев, Юрий Бурлака). Споры между «реставраторами» идут жесточайшие, но здание балета ими только укрепляется. Кто-то пытается делать свое, опираясь на наследие русского и советского балета, но их опыты не присутствуют в пространстве «актуального устного предания». Между тем, совершенно ясно, какое из течений в насквозь мифологизированной балетной жизни отвечает запросам высокой культуры, а какое прямо ведет к культурной деградации.
Механизм балетной изменчивости следует понимать. Хотя бы для того, чтобы зряче выбрать тот или иной путь в культуре.

ЛИТЕРАТУРА
1. Барт Р. Мифологии – М.: Академический Проект, 2008.
2. Козолупенко Д.П. Мифопоэтическое мировосприятие – М.: «Канон+», 2009.
3. Кухта М.С. Специфика символического выражения онтологических оснований мифосознания. – Томск: Изд-во ТГУ, 1997.
4. Элиаде М. Миф о вечном возвращении. Архетипы и повторяемость – СПб.: Алетейя, 1998.
5. Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии – М.: REFL-book, К.: Ваклер, 1996.
6. Кайуа Р. Миф и человек. Человек и сакральное – М.: ОГИ, 2003.
7. Элиаде М. Аспекты мифа – М.: Академический проект, 2010.
8. Мелетинский Е.М. Избранные статьи и воспоминания – М.: РГГУ, 2008.
9. Фрейденберг О.М. Миф и литература древности – Екатеринбург: У- Фактория, 2006.
10. Жирар Р. Насилие и священное – М.: Новое литературное обозрение, 2010.
11. Ницше Ф. По ту сторону добра и зла: Прелюдия к философии будущего; К генеалогии морали: Полемическое сочинение – М.: Академический Проект, 2007.
12. Мислер Н. Вначале было тело. Ритмопластические эксперименты начала ХХ века – М.: ООО «Издательство «Искусство – XXI век», 2011.
13. Мандельброт Б. Фрактальная геометрия природы – М.: Институт компьютерных исследований, 2002.
14. Хейзинга Й. Осень Средневековья – М.: Наука, 1988.
15. Яковлева Ю.Ю. Мариинский театр. Балет. ХХ век – М.: Новое литературное обозрение, 2005.
16. Элиаде М. Мефистофель и андрогин – СПб.: Алетейя, 1998.
 

Ключевые слова
Миф. Танец. Культурный герой. Карго-культ.

Key words
Myth. Dance. Culture hero. Cargo cult.
 

Summary of article
The present paper “Myth and the change of ballet fashion” deals with the study of traditional mechanisms of transfer and acquisition of ‘sacred’ knowledge with regard to the continuity of dance forms. The reasons of the flourishing of Russian choreography in “conservative” model and its decline in the “avant-garde” model are revealed.

Коротко об авторе
Е.В. Маликов – балетный и арткритик (http://malikow.ru), обозреватель «Литературной газеты» (отдел «Искусство»),
работает над диссертацией «Танцевальная символика в мифологическом восприятии действительности» (МГАХ, Кафедра хореографии и балетоведения).
E-mail: eugene@malikow.ru

About the author
Eugene V. Malikow – ballet and art critic, observer of Literaturnaja Gazeta (Literature Newspaper, Department of Fine Arts). He works upon thesis “Dance symbols in mythological perception of reality”.
E-mail: eugene@malikow.ru
 

.

главная