Разделы:

Адрес редакции:
129110, Москва, Проспект Мира, дом52/1. 
Тел.: (495) 688-2401 
(495) 688-2842 
Факс.: (495) 284-3351

This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.


Балетные чтения: из новых диссертаций

 «Балет белых пачек»

Краткая аннотация

Спектакль "Вариации на тему"  увидел впервые свет рампы в Париже в 1962 году. Его музыкальной основой Владимир Бурмейстер взял по предложению директора Парижской Оперы Жоржа Орика произведение Жоржа Бизе "Хроматические вариации". В статье впервые освещается история создания спектакля  и дается аналитический разбор  его составляющих - лексического языка и драматургии.

Ключевые слова:   вариации, балет,  Бурмейстер, Париж

«Французское название балета можно перевести как «Вариации на одну тему». Сочинен он на музыку Бизе, в основном на музыку его «Хроматических вариаций». Это, как говорят французы, «балет белых пачек», характерный для их хореографии. Перед главным действующим лицом – Поэтом (единственная мужская роль в спектакле) проходят как бы рисуемые его воображением образы, среди них самый сокровенный образ любимой женщины. Балет решен в стилистике строгого классического академизма. Исполняют его солистки и кордебалет в белых пачках на фоне черного бархатного задника. Важное значение имеет здесь световая партитура. В первых спектаклях – их состоялось четыре – участвовали Жозетт Амиель и Флеминг Флиндт, а в настоящем сезоне будут выступать еще две пары – Клод Бесси с Аттилио Лабисом и Клер Мот с Андриани. 
Работа над спектаклем шла два месяца – срок совсем небольшой. Работали быстро – отношения с труппой сложились настолько дружеские, что я перестал себя чувствовать гостем. Талантливые солисты, мужчины и женщины, прекрасный кордебалет, отличная дисциплина – все это создает хорошее, творческое настроение. Было приятно сотрудничать с прекрасным музыкантом, дирижером Ришаром Бларо, а ведь от дирижера во многом зависит судьба спектакля».[1] 
За этими скупыми словами Владимира Павловича Бурмейстера скрывается крайне напряженный труд в Гранд Опера, куда его пригласили для постановки «Трех мушкетеров». К этой работе Бурмейстер готовился, как и ко всем своим спектаклям, серьезно и кропотливо. Им было написано либретто, сделан сценарный план, полный хронометраж всех сцен и танцев, при этом постоянно велись переговоры и переписка с дирекцией Гранд Опера. 
Однако, когда 14 марта 1962 года Владимир Павлович и Антонина Крупенина прилетели в Париж, они узнали о смене руководства театра: на пост директора вместо А.Жюльена, с которым велись переговоры, был назначен Ж.Орик, который в силу невыясненных обстоятельств посчитал постановку «Трёх мушкетеров» не актуальной. Для Бурмейстера его решение оказалось совершенно неожиданным. Проделанная им колоссальная подготовительная работа оказалась никому не нужной. Вместо «Трёх мушкетеров» ему предлагается постановка на музыку «Хроматических вариаций» Бизе. Как развивались в дальнейшем события, рассказывают записи в дневнике балетмейстера. 
8 мая. Вместо фигуры Жюльена вижу... Орика. Беседа, Бизе. Сам проигрывает. Мучительно решаю, соглашаться или отказаться. Беру несколько дней на обдумывание. 
4 июня. Утром работал над адажио Бизе. После обеда поехали в Оперу. Встреча с дирижером. Бизе ставить нельзя?! Ах, Париж! Сколько здесь затруднений меня всегда ждет! 
5 июня. ...Оказалось, что сюжета в новом балете не нужно, а просто только танцевать?!!! ...Ответа не даю. ...Меняется весь план спектакля. ...Возмущен страшно. 
13 июля. Приближается премьера. День рабочий. Опять в Опере. Первая оркестровая в куполе… Все поставил и чувствую себя хорошо. Что получилось – не знаю. Но доволен, потому, что сделал все, что мог. Уходим из Оперы совершенно обалделые. (Грубовато, но верно). 
18 июля. Сегодня премьера. Что нас ждет? Первым идет Дескомбе – «Симфония-концерт». 
Второй – Лифарь – «Послеполуденный отдых фавна». 
3-й – Бурмейстер – «Вариации на одну тему». 
4-й – Лифарь «Фантастическая свадьба». 
Результат. Прием. У-у-у!!!... 
19 июля. Ну, вот, вторая премьера в Париже. Утром сообщения по радио о сражении в Опере (!?) и что победа осталась за Москвой!?. Рецензия Марлен в Монд. Вспоминаю 1956 год. Сейчас Марлен пишет, что «нужно, во что бы то ни стало сохранить Бурмейстера в Опере» (!?) Все на свете изменяется. «Комба», «Париж-пресс», «Франс-Суар» – все пишут хорошо! Все кончилось благополучно...» [2] 
Художественная суть мастера взяла верх над обстоятельствами. Бурмейстер говорил, что не может и не хочет ставить бессюжетных балетов. У него нет бессодержательных движений – каждое движение говорит, наполнено смыслом. «Вариации», хоть французы и считали спектакль «белым», нес в себе ту же идею, что была заложена и в предыдущем балете хореографа – в его «Снегурочке», как бы это ни парадоксально звучало. Человек без мечты, без веры жить не может. Происходит трагедия внутреннего разрушения, когда становится очевидным бессмысленность существования, или более глобальная – гибель героя. 
Владимир Павлович говорил: «Вариации на одну тему» – это классический «балет в белом». Однако, работая над ним, я нарушил две традиции: жанра и традицию Гранд Опера. Во-первых, я не умею ставить бессюжетных спектаклей. Поэтому своему «Балету в белом», исходя из характера музыки, я стремился придать сюжетную основу. Она – в мечтаниях художника. Поэта, музыканта – все равно. Образы, возникающие в его воображении, как бы материализуются на миг и снова исчезают, оставляя в его душе тот импульс, который потом претворится в его стихи, мелодии или картину. ...В балете один реальный образ – Поэта... 
Все начинается с появления Поэта. Затем высвечиваемые одним лучом, словно рожденные из мрака, появляются балерина и кордебалет. Герой танцует со всеми. Далее – большое адажио. Его тема: любовь – вечная тема жизни и искусства, любовь – вдохновение, радость, надежда... Потом – вариации. Они идут одна за другой, без остановок (вариации на одну тему!): прихотливая смена ритмов, настроений, рисунка сольного и дуэтного танцев, рисунка групп... Завершение: мечты Поэта исчезают «истаивают», рассеиваются...»[3] 
В романтической традиции уход от реальной действительности уже несет в себе конфликт с окружающим миром, а «Вариации на одну тему» – неоромантический балет, впитавший условности, свойственные жанру романтики с проекцией на столетие вперед. Заслуга хореографа в том, что он пошел дальше своих предшественников в этом направлении. И если последним романтическим балетом подобного рода можно назвать «Шопениану» М.М.Фокина, созданную им в самом начале XX века, то «Вариации» – вершина и заключительный аккорд в этом направлении балетного искусства. «Шопениана» поставлена на собранную из различных произведений музыку Ф.Шопена. «Вариации» – на единое музыкальное произведение Бизе. В «Шопениане» – герой и три героини, в «Вариациях» – герой и героиня. Это – структурные различия, но существуют и философско-глубинные. Воздушность движений, созданных Бурмейстером с большой нежностью и хрупкостью, еще сильнее подчеркивают нереальность видений Поэта, мечты которого о красоте вечного хрупки. В любой момент они могут разбиться от соприкосновения с реалиями жизни. Балетмейстер методично работал над поисками пластики артистов – положений поз, ракурсов жестов, характера движений, полностью отвечающих развитию мелодических узоров Бизе. У него нет вставных вариаций. Все слито воедино. Его вариации – действенные, образные. А финальная поза Поэта несет в себе колоссальный эмоциональный импульс, рожденный глубоким страданием. Ведь тот обобщенный образ, который ему грезился, бесследно растворился в пространстве. Поэт остался один… Кстати, когда затем (в 1964 году) «Вариации» увидели свет рампы в Москве, в Театре имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, в спектакле танцевали эту партию многие замечательные артисты, каждый из которых вносил нечто свое в понимание образа Поэта. Но глубже всех проник в замысел хореографа Вадим Тедеев, придавший Поэту неземное величие одухотворенности. В начале балета артист весь светился от возникающих в его воображении тончайших поэтических видений. Этот свет был во всем его облике. В пластике рук, в мягком движении ног. И какая впечатляющая метаморфоза произошла с ним в конце. Будто в одночасье обрушилось все мироздание. Исчез свет, пропала Мечта... «...Главным пластическим выражением мысли «Вариаций» (у Мечты) остается... шаг, ...скольжение на па де бурре. 
Три дуэта в этом одноактном балете, и в каждом из них балетмейстер использует это движение. ...Оно звучит каждый раз по-разному, укрупняет смысл происходящего, уточняет его. В первом, бесшумно скользя, появляется она (Мечта) и так же осторожно покидает Поэта... Второй дуэт начинается большими па де ша – птицей выпархивает она (Мечта) навстречу Поэту, но кончается он снова па де бурре, мельчайшим перебором ног, создающим впечатление неуловимости, какого-то вечно струящегося потока. И, наконец, третий – Мечта улетает от Поэта..., ускользает навсегда, растворяясь во тьме...» [4] 
Что касается композиционного решения партии кордебалета, то его танцующие группы несли через свою образность, через переплетение рисунков, идею, заложенную хореографом. Каждое новое построение кордебалета словно отражало растущее напряжение во внутреннем состоянии героя. Иллюзия дымки, ореола недосказанности и тайны подчеркивалось характером созданной Бурмейстером хореографии. А каждая сольная вариация глубоко лексически и идейно связана общими танцевальными нитями с кордебалетом. Здесь Владимир Павлович, развивая найденное М.Фокиным, пошел дальше. То, что он сделал в отношении кордебалета, было по достоинству оценено французскими рецензентами: «В своих оригинальных композициях Бурмейстер проявляет, разумеется, те тенденции, которые он черпает в общей линии развития в своей стране. У него не только ясный взгляд на средства художественной выразительности, но он показал себя и прозорливым постановщиком как в расположении танцевальных групп на сцене, так и в их переходах».[5] 
Что касается адекватности передачи музыки иными художественными средствами, в данном случае лексикой классического танца, то так тонко прочувствовать фортепианную музыку Бизе мог только очень чуткий художник. «Хроматические вариации» были написаны в 1868 году, в самый расцвет романтизма, а зримым сценическим воплощением стали почти через сто лет. 
Вывод, который можно сделать приводит к следующим размышлениям: 
1. В.П.Бурмейстер еще раз доказал, что не балетной музыки не существует. Все зависит от таланта хореографа, от его дара понимания музыки и умения ее выразить языком танца. 
2. «Белые» балеты смогут затронуть сердца зрителя только тогда, когда в их хореографии содержится определённая мысль. 
3. Нельзя танцевать «белый» балет, ничего не выражая. 
Из всего выше сказанного следует, что для Бурмейстера, воспитанника московской школы классического танца, ставить на нетанцевальную музыку было вполне естественным, что он блестяще и сделал, доказав французским оппонентам, что танцевать можно любую музыку. Вспомним, что Ф.В.Лопухов считал, что танцевать можно под музыку, на музыку, в музыку и музыку. В «Вариациях на тему» Бурмейстера танцуется музыка – его хореография сделала её видимой. 
Для нас сегодня важно то, что Бурмейстер внес в свою хореографию более полувека назад. У него танец в «Вариациях» сплетался, словно тончайшее кружево, сотканное из дымки. Это даже был не танец, а аромат танца. Он выражал чувства до мельчайших нюансов. Танцевальный язык Бурмейстера ныне совершенствуется, что приводит к совершенствованию хореографических форм. В его танце родился неоромантизм середины XX века. 

Елена Преснякова 


  Примечания 
1. В.Владыкина, журнал «Культура и жизнь», №11, 1962. 
2. «Владимир Бурмейстер», М., редакция журнала «Балет», 2001, стр. 117-119. 
3. «Музыкальная жизнь», 1962, декабрь, № 23. 
4. Г.Грановская «Виолетта Бовт», М., «Искусство», 1972, стр. 94-95. 
5. «Леттр Франсэз», Виктория Ашер, 18 июля 1962.

Сведения об авторе.
Елена Олеговна Преснякова,  доцент кафедры хореографии Российской академии театрального искусства (РАТИ)
Тел. 8 926 065 51 16 

Article summary

For the first time "Variations on the Theme"  saw the light in Paris  in 1962.  At the suggestion of Georges Oric, Director of  the Opera de Paris, Vladimir Burmeister took Georges Bise "Chromatic  Variations" as its misical basis. The is the first to describe the history of the performance creation and   analyze its components - lexical language and drama.
 Key words: variations, ballet, Burmeister, Paris.
 About the author: Elena Olegovna Presnyakova, Associate Professor  of the Choreography Department  of the Russian Academy of Theatre Arts.
 Tel.   8 926 065 51 16


главная