Разделы:

Линия

Душа танца

Архивы

Реклама. Конкурсы

Ссылки

Пишите нам

Адрес редакции:
129110, Москва, Проспект Мира, дом52/1. 
Тел./факс: (095) 288-2401 
Тел.: (095) 284-3351
This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.

Линия - 2003 
ЛИНИЯ. Журнал «БАЛЕТ» в газетном формате.
№1/2003
Николай Гришко: "Наш"золотник" доступен всему Свету"
Витебские перекрестки
Петербургский «Визит»
Раз Пьеро, два Пьеро...
Парад-алле
Шопеновские огни над Биаррицем
Блистательная Марина
Алые паруса" Татьяны Градусовой
Балетный бал в Монте-Карло

Николай Гришко: "Наш"золотник" доступен всему Свету"Николай Гришко
Минувший год для фирмы "Гришко" ознаменован сразу несколькими новостями, среди которых – ни одной плохой. Рассказывая о них, Николай Гришко утверждает: "2002-й – это настоящий прорыв!" 
 "Active Life" – девиз нашей жизни.
"Active Life" – новая линия молодежной одежды от "Гришко". А я бы добавил: это девиз нашей жизни в ушедшем году. Для нас этот год поистине уникален. 
Мы сделали ставку на юных московских дизайнеров и не прогадали. Успех "Active Life" превзошел самые смелые ожидания. Положительную роль, безусловно, сыграло наше участие в проходящей дважды в год на Красной Пресне грандиозной выставке "Спорт и Отдых", где новая коллекция от "Гришко" стала сенсацией. Мы на деле убеждаемся в том, что, несмотря ни на что, количество молодых людей, ведущих здоровый и активный образ жизни, в России увеличивается изо дня в день. А вместе с ними растет спрос и на нашу продукцию. Вслед за летней коллекцией фирма "Гришко" подготовила зимнюю. Сейчас полным ходом идет разработка коллекции на следующий теплый сезон, куда в числе прочего войдут купальники и аксессуары для пляжа. Это новинка. Наше кредо – элегантность и высокое качество при умеренной цене. 
Мокрые лебеди
Не ошибусь, если скажу, что в России и уж, конечно, в Москве наши костюмы для музыкального и драматического театров, балета, эстрады и цирка, фигурного катания знают все. Проще назвать тех, кто еще не был нашим клиентом. "Гришко" продолжает успешно сотрудничать и с зарубежными партнерами. Например, с крупнейшей и самой именитой танцевальной компанией Японии – "Токио-Балет". После того, как мы сделали буквально все – от обуви до головных уборов – для новой постановки "Дон Кихота", глава компании Сасаки-сан решил обновить большую часть костюмов к "Лебединому озеру". Это не составило бы никакой проблемы, если бы у господина Сасаки не возникла прелюбопытная идея – сделать лебедей мокрыми. Сколько я ни рассказывал ему о биологических тонкостях, о жировой смазке оперения – все было напрасно. Что же: желание заказчика для "Гришко" закон. Мы очень долго ломали голову, как добиться необычного эффекта. Не подходила ни одна ткань. Тогда решили разбросать по поверхности пачки плоские перламутровые пластины диаметром примерно один сантиметр. И угадали: впечатление такое, будто на пачке застыли капельки воды. К своему 70-летию Сасаки хочет поставить новый большой балет, так что ждем очередного заказа. 
В нашей обуви – в ногу с модой
2002 год стал поворотным в нашей работе над новой коллекцией обуви для спортивного танца. На этот рынок мы пришли три года назад, и он оказался гораздо сложнее, чем можно было предположить. Красивая обувь высокого качества для "Гришко" не проблема. Думаю, в России больше не найдется компании, где собралось бы такое число обувщиков столь высокого уровня. Однако мы столкнулись с совершенно новым феноменом, которого не знали раньше, делая народно-характерную обувь и пуанты. Этот феномен – мода. Она меняется минимум раз в сезон. А в бальном танце в судейскую оценку обязательно входит и оценка качества костюма и обуви – гармоничность, эстетическое впечатление и тому подобное. Мы пригласили в качестве консультанта главу одной из ведущих московских школ спортивного танца "Людмила" – Людмилу Фраткину. Она судья международного класса, бывает на всех крупнейших соревнованиях. Теперь мы в курсе самых последних тенденций и сейчас, можно сказать, в нашей обуви идем в ногу с модой.
Награды и благотворительность
"Линия" уже рассказывала о том, как фирма "Гришко" обула "42-ю улицу". За десять дней выполнен эксклюзивный по качеству, сложности и объему заказ. 
Очень порадовал нас спрос на обувь для художественной гимнастики. Он устойчиво превышает две тысячи пар в месяц. Множество заказов пришло из зарубежья, например, из крупнейшего центра в Австралии. Все отмечают очень высокое качество наших изделий, а особенно великолепной новой модели "Алина", названной в честь Алины Кабаевой. С гордостью скажу, что все российские звездочки, включая, естественно, и Алину, побеждают в обуви от "Гришко". Мы постоянно помогаем и совсем юным. В ушедшем году президент Федерации художественной гимнастики России Сергей Ястржембский отметил фирму "Гришко" благодарностью "За большой вклад в развитие Российской художественной гимнастики". Не отстал от него и Министр культуры Михаил Швыдкой, который вручил нам грамоту "За многолетний плодотворный труд и большой личный вклад в развитие отечественной культуры и искусства".
Мы действительно стараемся помогать. По-прежнему поддерживаем интересные танцевальные и театральные начинания, выплачиваем стипендии. С огромной радостью узнали о том, что недавняя наша стипендиатка, выпускница Московской академии Полина Семионова приглашена в качестве солистки Владимиром Малаховым в возглавляемую им балетную труппу берлинской Штатс-Опера. Полина очень талантлива, и для нас большая честь, что отныне она станет лицом фирмы "Гришко".
В ушедшем году начали сотрудничать с петербургским благотворительным фондом "Реабилитация ребенка. Центр Г.Н. Романова", где лечатся в основном детишки с церебральным параличом. Фирма "Гришко" приготовила подарок и для них, и для медперсонала – очень удобные и (что немаловажно, ведь и те, и другие проводят в клинике много времени) красивые костюмы из высококачественного хлопка. Помогаем мы и юным учащимся Московского кадетского корпуса. Они занимаются танцем, а с обувью и костюмами у них туговато.
Любимое дитя
Речь, конечно же, о пуантах. На этом направлении осуществлен самый серьезный прорыв. 
Во-первых, директором фабрики назначена Хабира Темишева, долгие годы проработавшая у нас главным технологом. Она совершила настоящую революцию. Набрала новых работников. Освободила на фабрике каждый свободный уголок, уплотнив все, что можно было уплотнить. Когда я это увидел, то не поверил своим глазам. Да, российское разгильдяйство простора требует. А если бы вы посмотрели на операционный зал "Токио-банка", одного из крупнейших в мире, то увидели бы, что на каждого служащего там приходится один квадратный метр. Вот так и надо использовать площади. К тому же летом к нам пришло несколько опытнейших обувщиков с очень высокой культурой труда. Все это позволило к началу осени достичь рекордного уровня выпуска пуантов – 20 тысяч пар в месяц, а затем и значительно превысить его. Честно признаюсь – ничего подобного мы не ожидали. 
…Если бы не пожар
 Дело было в Новой Зеландии, в позапрошлом веке. На портовом складе случился большой пожар. Когда, залив огонь, пожарники вошли, наконец, на склад, то остановились, как вкопанные, попросту приклеились к земле. Там хранился крахмал. Высокая температура и пар сделали свое дело. Так был изобретен декстриновый клей, незаменимый при изготовлении жесткой части пуантов. Тут и сказочке конец. 
А вот теперь – быль. В основном декстрин применяется в пищевой промышленности, то есть наш клей в самом прямом смысле съедобный. Поэтому и обувь от "Гришко" экологически абсолютно чистая. Декстрин для пищевой промышленности Россия импортирует. Но если "Гришко" станет завозить его из заграницы, затраты лягут на плечи покупателя. Отечественный же декстрин производят обычно с похмелья, а потому качество у него зачастую самое отвратительное. Как быть? 
Хабира Темишева решила эту проблему. Добилась подписания контракта между фирмой "Гришко" и единственным в мире Всероссийским НИИ крахмалопродуктов, создала лабораторию. Теперь мы всякий раз берем образцы, тестируем по четырем показателям и только потом покупаем. Но и после этого, получив партию, каждое утро тщательно проверяем. Анализируем уже высохший клей на разрыв и на сухой остаток, для чего служит специально купленная печь. 
В фирме "Гришко" ведется кропотливая научная работа, и это дает ощутимый результат. Так, лабораторные исследования, проведенные авторитетным американским изданием Аmerican Journal of Sport Medicine, показали, что пуанты от "Гришко" превосходят пуанты знаменитых конкурентов по основным характеристикам, в том числе по износостойкости. Они в три раза долговечнее обуви фирмы Capezio и в восемь – фирмы Freed. Это позволяет нам надеяться, что двадцать с лишним тысяч пар в месяц -не предел. 
Интернет
Ну а на десерт – виртуальный деликатес. В 2002 году на обновленном сайте фирмы "Гришко" открылся интернет-магазин. И оказалось, что "Гришко" – это целая планета. Фантастическая география! Заказы на степовую обувь поступают, к примеру, даже из Сенегала. На джазовую – из Саудовской Аравии, где, по нашим представлениям, никакого современного танца и быть не может. Заявки на балетную обувь и костюмы приходят из Объединенных Арабских Эмиратов, Гватемалы, Пуэрто-Рико, Тайваня. Есть у нас постоянные покупатели в Венесуэле, на Филиппинах. Не говоря уже о Европе, Японии или Корее. Но самый большой интерес – в США. Покупают всё! Мы такого не ожидали, полагая, что все внимание сконцентрируется на балетной обуви. Ничего подобного. Очень много покупают трикотажа. Огромный спрос, скажем, на мужские комбинезоны. У нас есть удивительный заказчик из Англии. Сначала он заказал один комбинезон, а потом восемь таких же, но разных цветов. Пришлось побегать в поисках ткани восьми цветов. Совершенно невероятный спрос на так называемые "венгерские сапожки". К примеру, двести двадцать пар – Канада, сорок – Ирландия, словом, со всего мира. Секрет "Гришко" в качестве и мобильности: мы готовы быстро выполнить небольшой заказ, требующий ручной работы. 
"Золотник" 
Совсем недавно на Всероссийском конкурсе товарных знаков "Золотник" мы заняли первое место за "самый запоминающийся товарный знак".
Это только несколько хороших новостей от "Гришко". Надеюсь, в 2003 году их станет еще больше.

Витебские перекрестки 

Тюряга
В белорусском Витебске прошел XV Международный фестиваль современной хореографии (IFMC). В клане многих фестивальных программ, появившихся в последние годы, он занимает видное место: первый и долгое время единственный во всем постсоветском пространстве, совершивший стремительную эволюцию от молодежной тусовки в стиле брейк, хип-хоп и прочих эстрадных радостей (он назывался тогда "Белой собакой") до фестиваля, определяющего пути развития концептуальной хореографии. Город, гордящийся имиджем родины Марка Шагала, хранящий память об авангарде 20-х (здесь жили Кандинский, Бахтин, Соллертинский), ежегодно становился столицей современного танца. В течение 15-ти лет (собственно, именно столько лет и нашему, отечественному contemporary dance) Витебский фестиваль осуществлял все, что в других странах делают министерства культуры или другие институции, отвечающие за развитие современного искусства. Свойственная русским любовь к новому, иноземному обернулась желанием учиться и познавать: здесь многие, ныне именитые танцтруппы прошагали путь от самодеятельности к профессиональным высотам.
За эти годы фестиваль обрастал своими метками, фирменными знаками. Ну в каком еще городе найдутся директора музеев, превращающиеся на фестивальную неделю в обычных кураторов? И где вы встретите доктора, который исключительно из любви к искусству раз в год берет отпуск и с полными сумками лекарств и препаратов прибывает из Питера на Витебский фестиваль, чтобы пользовать здесь всех и каждого, и так уже двенадцать лет?! Уникальная атмосфера фестиваля сочетает славянское гостеприимство и европейскую четкость, здесь совмещаются праздник и будни, фестивальные гала-концерты, гостевые программы и конкурс, возможность любого неформального общения и строгий распорядок мастер-классов, просмотров, обсуждений. 
Конкурс IFMC с призовым фондом, обеспеченным спонсорами (постоянную преданность современному танцу демонстрирует СП "БЕЛВЕСТ"), с недавнего времени проводится по системе биеннале: международный чередуется с национальным, белорусским, как в прошедшем году. Интернациональное жюри под руководством главы балета Белорусского Большого театра Валентина Елизарьева, в целом оценив рост республиканского модерна, решило не присуждать Гран-При, но четыре остальных равных премии достались несомненным лидерам. Группа современной хореографии "Квадро" Инны Асламовой (Гомель) продемонстрировала приметы современного танцевального модерна, их интеллигентно-изысканный стиль удостоен приза "За лучшую хореографию". Уже "засветившийся" на некоторых европейских фестивалях Танц-театр "Галерея" из Гродно под руководством Александра Тебенькова, проявив несомненную интеллектуальность, отмечен призом "За идею". Еще один гродненский коллектив "Тад" Дмитрия Куракулова блеснул виртуозной танцевальной техникой и получил премию "За мастерство". Целевую премию конкурса "2003 год" увез Проект выпускников Белорусской академии искусств: минчане Ольга Скворцова и Роман Подоляко показали яркий дебют.
Один из парадоксов Витебска в том, что долгое время он служил для всех русскоязычных представителей танца, включая Прибалтику, отличной стартовой площадкой, при этом свой белорусский contemporary dance представлял довольно скромно. Но это уже в прошлом, – ситуация, к счастью, меняется: одиннадцать коллективов-участников, включая витебские, в этом году нарисовали достойную картину белорусского танцевального модерна.
В гостевой 2002-го года принимала участие американская труппа "High Frequency Wavelenths" под руководством Мэрилин Даниц. Ее спектакль "Струящийся свет" более привлек фотографиями знаменитого Джерри Уэлсмана, нежели собственно танцем, весьма усредненным и маловыразительным. Однако гостеприимная витебская публика много аплодировала артистам, перелетевшим океан. Но что это было в сравнении с приемом, оказанным другой танцевальной компании! Речь идет о "Балете Евгения Панфилова".
Весь фестиваль проходил в незримом присутствии человека, которому Витебск обязан многим. И прежде всего – сменой художественных ориентиров в начале 90-х (от попсовой развлекательности к серьезному искусству), колоссальной популярностью в городе, уровнем престижа и профессионализма. Евгений Панфилов, трагически ушедший этим летом, в течение десяти лет был едва ли не главной фигурой фестиваля, его легендой и любовью. Сначала как конкурсант (отнюдь, не всегда удачливый), затем как член жюри и постоянно желанный гость. Витебск был вторым после Перми городом, в котором видели большинство поставленных Панфиловым работ, и даже заслужил отдельное посвящение в виде спектакля "Барабаны для вселенной, а скрипка для печали". 
Его осиротевший, но по-прежнему востребованный театр привез в Витебск пять спектаклей. Основная труппа "Балет Евгения Панфилова" танцевала "Восемь русских песен" и "Реку" – балеты золотого фонда театра, не потерявшие своей глубины и художественной значительности. Dance-company "Бойцовский клуб" (последняя выдумка мастера: коллектив мальчишек, спортсменов и танцоров, набранных, как и "Балет толстых", практически с улицы) показывал суровый и трагичный спектакль "Тюряга", плюс замечательное зрелище – "Мужскую рапсодию" с солистами основного состава. Центральным же событием стало исполнение последней премьеры Панфилова – данс-спектакля "БлокАда" на музыку Ленинградской симфонии Шостаковича. Необычное действо, полное многозначных символов и аллюзий, зрители впитывали в себя, пытаясь почувствовать и понять его посыл, при этом привычно доверяя хореографу, какими бы сложными не были его мысли, чувства, язык. 
А на заключительном вечере памяти мастера зал стоя прощался с любимым хореографом и благодарил его Театр. Тогда же, помимо награждения лауреатов, состоялось и вручение специального приза имени Панфилова, который отныне на IFMC будет постоянным. Его первым обладателем стал Дмитрий Куракулов, своей самобытностью и истовой любовью к танцу заслуживший эту награду.

Лариса Барыкина
Петербургский «Визит»

Хорошо известное поклонникам танцевального искусства агентство "Визит" С 10 по 21 декабря 2002 года в Санкт-Петербурге провело очень конкретный по своим целям, чуждый пустых амбиций, стопроцентно отвечающий своему названию фестиваль – "Экзерсис-2002". Одна из характерных особенностей этого десятидневного марафона современного танца – он не приносит разочарований своим участникам, по полной программе получающим обещанное: мастер классы американских и европейских педагогов и роскошь профессионального общения, что не менее важно в стране, где в области contemporary dance практически отсутствует профессиональная среда. 
На этот раз занятия проводили тринадцать танцовщиков из США, Канады, Швеции и Германии, имеющие богатый педагогический опыт, в том числе и проведения максимально насыщенных и результативных мастер-классов. Их задача – за несколько занятий заложить в тела и сознание стажеров не только технические, но и концептуальные основы танца, будь то степ, джаз танец или модерн данс, от чего взаимоотношения "дающих" и "берущих" класс несколько напоминают взаимоотношения гуру со своими учениками. Особенно это касается усвоения принципов "модерна", для которого "философия" движения не менее важна, чем непосредственно танцевальная техника. При том, что большинство из приехавших в Петербург педагогов (преимущественно из США) за отправную точку берут элементы техники Марты Грехем и Хосе Лимона, стажерам предоставляется возможность ознакомиться с самыми различными проявлениями модерн танца. 
Например, мастер-классы преподающей "эклектический модерн" американки Конни Финк посвящены работе на полу и сосредоточены на проблеме освоения пространства и использования центра тяжести. На полу проводит свои занятия и канадка Лоранс Лемье, также как и ее американская коллега, концентрирующая внимание на углубленном познании тела и лучшем понимании его "центра". В свою очередь Робин Стим, художественный руководитель и хореограф компании Dancing People, строит мастер-классы на основе "согласованного последовательного перемещения", предлагая своим ученикам способы освоения легкого и стремительного движения, совершенное владение которыми продемонстрировали артисты ее труппы, выступавшие в рамках фестивальной программы. Навыки работы с партнером преподали своим ученикам Пол Амерсон и Карин Бернстайн (соответственно – художественный руководитель и исполнительный директор) еще одного американского танцевального коллектива City Dance Ensemble, также выступавшего в фестивальной программе.
 Собственно говоря, именно сочетание мастер-классов с выступлениями танцевальных групп, позволяющими выйти на одну сцену ученикам (по большей части профессиональным танцовщикам) и их учителям, как это было на предыдущем фестивале 2000 года, и составляет своеобразие "Экзерсиса". Здесь профессиональное общение просто и естественно размыкает стены репзала. Обсуждение проблем, связанных с принципами и идеями современного танца, заложенное в основу почти каждого мастер-класса, органично перетекает в диалог педагога со студентами со сцены, а затем в общий разговор в форме "круглого стола", ставшего неотъемлемой частью фестиваля. К слову, в программе "круглого стола" могут принять участие все желающие – критики, педагоги, стажеры, хореографы, танцовщики. 
 "Экзерсис" – молод. Но успел заложить традиции. Помимо "круглого стола", это еще и "Русские вечера", представляющие работы молодых хореографов. На этот раз сцена Александринского театра была предоставлена женщинам: Светлане Унеговой-Кулдышевой (Театр современного танца "Каданс", г. Киров) и Елене Прокопьевой (Театр танца "Крепостной балет", Москва), поставившим спектакли "Симфония одиночества" (парафраз на тему "Юноши и Смерти") и очаровательный "Пикник". 
 Но главным и самым ожидаемым событием фестиваля стали выступления "Балета Евгения Панфилова", показавшего четыре спектакля. Три хорошо знакомых – "Река", "Капитуляция", "Бабы. Год 1945", последний – выпущенный хореографом незадолго до гибели – "БлокАда" на музыку Шостаковича и советских песен 30-50-х годов. Спектакль странный, полный загадочных символов, неизбежно наводящий на мысли о творческом завещании. Впрочем, на подобные размышления наводили многие работы Панфилова последних лет, зачастую являвшиеся его прямыми высказываниями или посланиями. По большей части – печальными.
 Остается добавить, что этот очень важный и нужный для "танцующей России" фестиваль в 2002 году проходил в третий раз. Что число его участников, как стажеров (среди которых, кстати, танцовщики из стран СНГ), так и педагогов, неуклонно растет. Что он способствует формированию профессиональной среды, без которой развитие современного танца в России не имеет перспектив. Но главное – он дает своим участникам мощный импульс к дальнейшей работе и осмыслению полученных основ – этических и танцевальных.

Алла Михалева
Раз Пьеро, два Пьеро...
Сцена из балета Белый джаз для  двух  Пьеро
Ирина Лычагина, постоянно прописанная в Музыкальном театре им. К.С.Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко как балетмейстер и педагог-репетитор, дебютировала в качестве режиссера-постановщика и хореографа в театре, что напротив ее основного места работы – в Государственном Театре Наций.
Рождественскую премьеру, определенную по жанру как степ-фантазия на темы Дюка Эллингтона по мотивам Эдмона Ростана, Лычагина назвала "Белый джаз для двух Пьеро" и выдала полтора часа ослепительно белого действа, где со вкусом и подчеркнутой бесшабашностью увязала в предновогодний букет пение и танец, игру и пантомиму.
В то время как Лычагина репетировала своих "Пьеро", художе-ственный руководитель Театра Эстрады, представляющего нынче отдельно взятый иностранный город в отдельно взятой чужой стране (см.: мюзикл "Чикаго"), посетовал в одной из центральных газет на то, что курс гитисовской мастерской профессора Олега Кудряшова, взятый им пару лет назад под крышу театра на Набережной, его – в итоге – не устроил и, по всей видимости, с молодыми да ранними ему, Хазанову, придется расстаться.
Не поспешил ли?.. Тем паче, что вышеупомянутый курс практи-чески в полном составе весь в белом вышел на сцену Театра Наций под водительством менее притязательного, чем Геннадий Викторо-вич, режиссера и выдал "наш ответ Чемберлену".
Сделать из двадцатиминутного этюда Ростана под названием "Два Пьеро, или Белый ужин" феерическую историю обо все- и всех-побеждающей любви – молодой и искренней, лирической и страстной, при этом виртуозно играя мотивами уже никому неизвестного символистского театра прошлых веков, под силу исключительно профессионалам, у которых еще все впереди.
Очевидно, что Лычагина, которая, как, оказалось, владеет даром хореографически осмыслять драматургический текст и с консерваторской выучкой составлять композицию каждого кадра спектакля, а с ней заодно и брызжущие молодыми талантами артисты Владимир Панков, Мохамед Абдель-Фаттах, Ольга Бергер, Алиса Эстрина, Анна Ольшанская, Ольга Горчакова, Роман Калькаев, Анна Невская, Сергей Агафонов и их сотоварищи, знает хорошо забытый секрет отечественной сцены, который, увы, зачастую просто непознаваем зарубежными профи от мюзикла. Секрет прост, но подвластен исключительно отечественным артистам: играя подобного рода материал, смотреть на себя и своих персонажей со стороны. Проще – иронизировать в рамках поставленных драматургом и режиссером задач.
Кудряшовцы, потом – Хазановцы, а теперь вот – Лычагинцы эту секретную иронию отанцовывают с чисто французским шармом. Конечно же, прочтя накануне премьеры исповедь своего художественного руководителя, они могли выйти на сцену с кислыми минами и потупленными взорами. Они вышли, гордо подняв головы и весело задрав носы. Они вышли и наполнили сцену теплом, радостно звенящей молодостью и ироничной непритязательностью, сыграв свой джаз в скейтовых (то бишь – импровизационных тонах) и отбив положенную по ходу дела чечетку по Петровскому переулку, право, не хуже, чем это принято на 42-й street. Их "белый балет" явно украсил театральное Рождество в холодной Москве.
ПЬЕРО 3-й
Парад-алле
Балет нынче постепенно превращается в сплошной цирк. Смотришь иной раз и думаешь – не вышла ли ошибочка – все наперегонки упражняются в трюкачестве. Невольно начинаешь отыскивать, где тут обитают униформисты и шталмейстер…
В Музыкальном академическом театре имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко приключилось прямо нечто противоположное. Цирк превращается в балет. Балет так и назвали – "Цирк приехал". Нетрудно догадаться, кому вся эта потешная благодать предназначена – самым младшим зрителям. Неспроста Дмитрий Брянцев посвятил премьеру своему сыну Ване. История вышла очень смешная, внешне бесхитростная, демонстративно наивная. Мы уже успели изрядно отвыкнуть от Брянцева-юмориста, шутника и озорника. 
Теперь штуками, озорством, проказами изобилует новый балет. Гэги, сюрпризы, подвохи множатся и наслаиваются на преднамеренно доходчивую сюжетную канву. А между тем, сей комический опус – "продукт" достаточно длительной и очень продуманной работы. Результат серьезнейшего соавторства хореографа с прежними, всегда очень надежными партнерами. Каждый из них показался здесь в новом для себя жанре и в новом качестве. 
Валерия Беседина – композитор молодой – хорошо известна неповторимой библейской "Суламифью". Но здесь, естественно, неузнаваема. Заводные ритмы, насмешливые мелодии. Легкая и легкомысленная дансантность. Комедийность инструментальных характеристик. Юмористические "постмодернистские" отсылки к хрестоматийным классическим твореньям. Партитура многоцветна, жизнерадостна и неизменно эмоциональна. Пожалуй, именно эмоциональность и позволяет узнать почерк Бесединой. Ее совсем не смущает непосредственное соседство с "Карнавалом животных" Камила Сен-Санса, показанным во второй половине спектакля. 
Возможно, было бы не лишним и не бесполезным заказать инструментовку знаменитого сочинения, рассчитанную на полный состав оркестра. Камерное звучание пленяет своей рафинированностью, но в контексте целого представления заметен некий перепад звучания. Во всяком случае, Владимир Басиладзе и музыканты оркестра тщательно и весело, а иногда насмешливо и деятельно участвуют в общем празднике.
Валерий Левенталь – мэтр несомненный и международно известный. Тем удивительнее созданные им декорации и костюмы, наделенные искушенным, виртуозным мастерством, но и по-детски непосредственным восприятием "цирковых новелл". Первый акт, одетый в белизну кулис и падуг с едва намеченными "пуантилистическими" облаками, – словно лист бумаги с набросками. С подвижными стаффажами – яркими и забавными группами прохожих – будущей толпы зрителей, изображенной в интерьере цирка во второй части спектакля. Первое действие купается в сиянье ясного денька. Второе – погружено в таинственную полутьму, прочерченную пунктирами люминесцентных контуров. 
Таков сценографический и музыкальный наряд спектакля, сочиненного Брянцевым по собственному либретто. Последнее – предельно просто и понятно малолетней публике. Прибытие цирка. Неожиданная "эпидемия" среди дрессированных артистов. Исцеление, принесенное славным Айболитом-Алексеем Ястребовым. И, наконец, во второй части – парад-алле или, если угодно, настоящий балетный дивертисмент. Вообще для спектакля выбрано номерное построение, и каждое соло, дуэт, трио, квартет, будь то Рыбки или Кенгуру или прочие "фигуранты", являют собой завершенную миниатюру. Однако сила сцепления разнородных номеров очевидна. И пока все персонажи веселят публику своими обезьяньими ужимками, черепашьей неторопливостью, птичьей беззаботностью, медвежьей грацией, слоновым изяществом, вдруг сам собой возникает… второй план (!). Сцена из балета Цирк приехал
Конечно, малыши развлекутся, единодушно похлопают и довольные отправятся домой. Но взрослым нетрудно разглядеть в брянцевском цирке нечто поинтереснее. И вовсе не надобно особой проницательности, чтобы увидеть в "байке про зверей" пародийную модель "среднестатистической" балетной компании. Ведь в любой труппе есть своя лицемерная, капризная и обворожительная прима-Лиса (Ольга Кузьмина). Есть атлетический бахвал-премьер, похожий на могучего Льва Алексея Любимова. Есть своенравные лошадки-корифейки и неврастеничные, неугомонные зайчики. Ну, и, разумеется, какой же балетный театр без воспитанников школы (в данном случае училища Михаила Лавровского) – умилительных цыпляток под присмотром Наседки-Ольги Кряжевой (и школьного педагога-репетитора Ларисы Охотниковой)? 
Вся пестрая актерская братия наперебой демонстрирует невероятную цеховую сплоченность. На всех одно "агромадное" одеяло, на всех один "агромадный" градусник, на всех одна общая (запредельная) температура. А если серьезно, то все (даром, что состав преимущественно молодой) с похвальной точностью существуют в стихии гротеска, гиперболы, буффонады. Объединяются, шутя и играя, в настоящий актерский ансамбль, целеустремленно и мудро ведомый некогда звездами, а теперь репетиторами театра Людмилой Шипулиной и Вадимом Тедеевым. 
Было бы только справедливо перечислить всех участников премьеры, но, увы и ах, в распоряжении автора остается всего-ничего. А между тем, на сцене близится мгновение истины, привнесенной с ошеломительной неожиданностью. Хотя вроде бы что тут неожиданного? Сам Камиль Сен-Санс "предусмотрел" явленье Лебедя изумленной публике. Но внутри и на фоне балетно-циркового представления Лебедь становится пришельцем из иных миров. Парафраз гениальной фокинской хореографии, эхо былой и вечной красоты, миг тишины и сосредоточенности после шума, смеха, шалостей и других спутников беспечности. Зыбкая зеркальная гладь – ширмы множат и множат призрачные отражения. Леся Сулыма в элегантно трансформированных классических тюниках (длинных белых перчатках!) действительно выглядит волшебным видением. Еще минута и начнется финальное дефиле. И снова включится полный свет, и помчатся на поклоны "феллиниевские" клоуны – Александр Дашевский, Алексей Карасев, Леван Касрадзе. И выпорхнут за ними Арлекин с Коломбиной – Владимир Дмитриев и Екатерина Трунина. И все-все-все карнавальные "маски". И спектакль вернется "на круги своя" – к импровизаторски вольной танцевальной игре…
…После премьеры Дмитрий Александрович Брянцев рассказал мне о своих будущих балетах, намеченных года на три вперед, о пяти, более чем серьезных постановках. Идеи увлекательны. Планы грандиозны. А, значит, караван идет…
Елена Луцкая
Шопеновские огни над Биаррицем

12-й Международный фестиваль танца в Биарриц
"Время любить" – так называется фестиваль, который второй год возглавляет Тьери Маланден – руководитель Национального хореографического центра и труппы "Балет Биарриц". Во Франции она считается одной из лучших и в течение трех лет будет партнером Международного центра танца в Екатеринбурге, где под руководством Т.Маландена смогут заниматься 10-15 молодых русских танцовщиков.Тьери Маланден
В 2001 году талантливый хореограф создал великолепную программу "Почести Русским балетам". Ее составили новые версии знаменитых постановок: "Пульчинелла", "Послеполуденный отдых фавна", "Видение розы" и "Болеро". Программа оказалась настолько интересной и имела такой громкий успех, что ее показали 86 раз, – рекордно для Франции! Сейчас труппа получила редкую привилегию- повторить "Почести" еще 17 раз в России (Екатеринбург), США (Нью-Йорк, Даллас, Питсбург), Испании (Сантурзи, Пампелюн). До отъезда в зарубежное турне программа явилась центральным событием фестиваля танца в Биарриц. В этом году Т.Маланден посвятил его Русским балетам С.Дягилева: манифестация назвалась "Autour des Ballets russes", и ее символом был дуэт танцующих роз.
Фестиваль представил широкую панораму танца. Доминировали постановки современных хореографов на дягилевскую тематику. Легендарный балет Стравинского "Весна священная" предстал сразу в трех абсолютно разных версиях: труппа А.Прельжокажа показала постановку в защиту достоинства женщины; труппа Н.Пернет – эмоционально напряженную дуэль пары влюбленных; труппа К.Икеды – оригинальную фантазию в японском стиле буто. Знаменитая хореографическая миниатюра М.Фокина "Видение розы" оказалась в программе четырех французских трупп: А.Прельжокажа, П.Пауэлса, Т.Маландена и Оперы Бордо. Первая показала контрастную версию, в которой сталкиваются сексуальное насилие с идиллическим видением современной девушки. Вторая сопоставила "Видение розы" с "Умирающим лебедем". Два мифических произведения М.Фокина предстали в 13-ти версиях: первое – в постановке пяти хореографов-мужчин; второе – в постановке восьми хореографов-женщин. Чрезвычайно важным было то, что на фестивале наряду с новыми современными версиями можно было увидеть и оригиналы Русских балетов С.Дягилева. Труппа Оперы Бордо (ее возглавляет знаменитый классический танцовщик Шарль Жюд) показала в подлинной хореографии М.Фокина "Видение розы", "Шопениану" и шедевр В.Нижинского "Послеполуденный отдых фавна". Последний балет предстал также в хореографии Т.Маландена, а "Шопениана" – в постановке К.Гарсия, ставшей мировой премьерой. В новой версии романтический мир виллис, возникающий в музыке Шопена, теперь оттеняют страдания современной женщины, выраженные в экспрессивном танце.
В фестивале участвовали 12 трупп: шесть – крупных и широко известных; восемь – небольших. Программу открыла знаменитая труппа "Балет Рамбер", которую основала Мари Рамбер, работавшая с В.Нижинским при постановке "Весны священной" (1913). Английская труппа показала дивертисмент из произведений Й.Килиана, К. Брюса, М.Каннингема. Итальянская труппа "Balletto di Puglia" с участием Лючианы Савиньяно, звезды Ла Скала, представила программу "В честь Михаила Фокина". Хореографическая фантазия, составленная из наиболее впечатляющих фокинских вариаций, поражала великолепием костюмов, выполненных по эскизам Л.Бакста, и явлением знаменитых фокинских героев из "Клеопатры", "Шехеразады", "Жар-птицы", "Петрушки", "Карнавала" и оперы "Руслан и Людмила". 
Фестиваль завершала труппа "Цюрихский балет", которая тоже имеет историческую связь с Русскими балетами С.Дягилева. В 1964-71 гг. ее возглавлял Н.Березов – знаток фокинских балетов, формировавший из них репертуар наравне со своими постановками. С 1996 года труппу возглавляет Г.Шперли. Недавно в Париже он представил свои версии балетов "Пульчинелла" и "Весна священная". В Биарриц Швейцарская труппа показала "Концертный дуэт" Стравинского и "Вариации Гольдберга" Баха, соответственно, в хореографии Дж.Баланчина и Г.Шперли.
Главным событием фестиваля стала программа труппы "Балет Биарриц". Ее смогли увидеть все желающие: спектакль был бесплатным и шел под открытым небом на берегу живописной бухты, по рельефу напоминающей огромный амфитеатр. В эпоху С.Дягилева здесь, на пляже Старого Порта, уже давали хореографические представления. Теперь благодаря мощному освещению высокие береговые скалы превратились в живописные декорации. Большая, открытая сцена, оснащенная современной звуковой и световой аппаратурой, имела вместо задника бесконечную глубину вечернего неба, на котором постепенно загорались яркие звезды. Мягкие накаты океанских волн дополняли романтическую атмосферу спектакля, который был прекрасно виден со всех сторон. Публика расположилась по всему амфитеатру Старого Порта, а также на многочисленных террасах ближайших кафе и ресторанов. 
Программу открыл балет "Лани" (музыка Ф.Пуленка) в новой Сцена из балета Т.Маландена Лани
версии (2002). Впервые "Лани" предстали в постановке Б.Нижинской (1924). Т.Маланден вдохнул в этот балет современное дыхание и дал ему новую жизнь, полную радости, юмора и свободы. Очаровательные, игривые лани появились в купальниках телесного цвета. У каждого из 13 исполнителей в руках было большое розовое перо страуса. Благодаря утяжеленным наконечникам пушистые перья феерично летали, а, падая на сцену, сохраняли вертикальное положение и создавали иллюзию романтических пейзажей. Лани сплетали причудливые композиции, пленяя полетной и элегантной манерой танца. Графическая лексика и неоклассический стиль в сочетании с прекрасной музыкой рождали дивные картины, чарующие гармоний и красотой. Труппа демонстрировала высокое мастерство и музыкальность, редкую чистоту линий и синхронность. Среди танцовщиков наибольшее впечатление произвел Фредерик Деберд c отточенной техникой и врожденным артистизмом.
После "Ланей" предстал "Фавн" – одно из главных хореографических открытий Т.Маландена. В этой миниатюре он сумел выразить пластически ярко и деликатно интимный момент в жизни юноши. Подобно фавну В.Нижинского юноша просыпается и в нем пробуждается сексуальность. Выражая эротические порывы, юноша делает точно такие же жесты, как и фавн В.Нижинского. Осмысленная цитата из легендарного шедевра подчеркивает его взаимосвязь с современной версией. Роль юноши превосходно исполнил Кристоф Ромеро. Сцена из балета Т.Маландена Послеполуденный отдых фавна
"Видение розы" вновь показало богатство и красоту хореографической эстетики Т.Маландена, его бесконечную фантазию и почитание классики. Несмотря на обилие новаций в лексике танца, версия Т.Маландена хранит главное достоинство фокинской миниатюры – одухотворенную поэзию и романтизм, что в современных постановках давно исчезло. В новой версии к уснувшей девушке в видении является прекрасный юноша, который дарит ей не только пылкую нежность, но и любовное наслаждение. Беззаботный юноша исчезает, оставляя розовые надувные шары. Один из них девушка в отчаянии отбрасывает, как символ эфемерности мечты. Миниатюру проникновенно исполнили Магали Прод и Джузеппе Чьяваро.
В завершении программы предстало "Болеро" Т.Маландена, прославляющее победу свободы. На сумрачной сцене полуобнаженные люди заключены между высокими барьерами. С появлением музыки Равеля они пробуждаются и включаются в непрерывное движение. В синхронной пульсации тел периодически происходит перестройка ансамбля. Вдруг одного человека осенила идея. Он поднимает перст и, как на фреске Микеланджело, передает идею другому, тот следующему и т.д. Постепенно идея охватывает всех, и в последнем аккорде по незримому сигналу группа вырывается из своего заточения. В этом балете ансамбль артистов настолько органичен и одержим танцем, что его исполнению могли бы позавидовать прославленные труппы.
В финале представления над сценой вспыхнул красочный фейерверк. Под звуки вальса Шопена в звездное небо взлетали десятки разноцветных огней; в их трассах и ритмике блеска ощущалась пульсация фокинской "Шопенианы". Зачарованные танцем огней артисты тоже сплетали кружева вальса, доставляя публике неописуемое наслаждение. Впечатление дополняли и световые композиции на прибрежных скалах, а также живописный блеск волн, отражавших огни фейерверка. Вечер стал истинным праздником танца и триумфальным возрождением Русских балетов С.Дягилева.
В течение двух недель в Биарриц ежедневно шли представления, публичные репетиции и тематические конференции; для молодых артистов и любителей танца функционировали многочисленные стажировки. В просторных фойе были развернуты экспозиции живописи и скульптуры "Формы и ритмы", фотовыставка "Танец Р.Нуреева"; городские улицы украсили бронзовые композиции поляка К. Томека. На площади у Казино состоялся ряд массовых акций: "Танцевальный урок" Т.Карсавиной и В.Нижинского"; выступление 175-ти детей в "Болеро" Равеля; праздник танца с прямой трансляцией по национальному TV. В этой телепрограмме Ж.Абебери, президент ассоциации "Biarritz Culture", сказал, что город должен стать одной из танцевальных столиц мира, а Т.Маланден отметил, что фестиваль служит не только популяризации танца, но также является школой воспитания и формирования новой молодежной публики.

ВИКТОР ИГНАТОВ
Биарриц
Блистательная Марина
Марина Викторовна Кондратьева, завершив балеринскую карьеру на сцене Большого театра, ни минуты не жалела о том, что ей больше не придется выходить на сцену. На следующее утро после последнего спектакля пришла, как обычно, в свою гримуборную, достала репетиционные туфли, поменяла костюм и вошла в репетиционный класс. Никто не сомневался, что она станет блестящим педагогом-репетитором. Не сомневалась, похоже, и она сама, навсегда поменяв сценические подмостки только на балетные станки. Хотя, как вспоминает, волновалась страшно. Но все пошло так, как и должно было пойти у Кондратьевой – на едином дыхании, единой мелодией, без остановок и спотыканий. Балерина Кондратьева в новом для себя деле осталась балериной Кондратьевой – личностью необыкновенно гармоничной, последовательной, самодостаточной.
Как когда-то Марина Кондратьева пленяла в спектаклях Большого этими своими качествами (не смотря на внутреннюю конфликтность своих классических героинь, чаще преодолевавших обстоятельства, чем покорно им следующих), так и теперь, когда она занимается с ведущими балеринами Большого в классах или работает как хореограф по восстановлению балетов классического наследия за рубежом, привлекает к себе внимание тем, что Евгений Шварц называл «удивительными свойствами души».
Кондратьевой – балерине и педагогу, которая в минвшем декабре отмерила пятидесятилетний срок служения Большому балету, посвящена недавно снятая компанией «Классика-фильм» документальная лента «Это бесконечное фуэте» (режиссер Э.Гюрджанц). Имя Марины Кондратьевой – и в числе лауреатов приза «Душа танца» – 2002, учрежденного Министерством культуры РФ и редакцией журнала «Балет».
О.Фронский


"Алые паруса" Татьяны Градусовой
Ее путь в балет невольно заставляет вспомнить ставшую расхожей фразу Достоевского о "слезе ребенка". Не одна слеза была пролита, когда эта целеустремленная девочка из русской провинции встречала непреодолимые препятствия для того, чтобы по-настоящему учиться искусству хореографии. Но тут жизнь в нашей стране изменилась, и для нее эти изменения оказались судьбоносными.Татьяна Градусова
Татьяна Градусова получила студенческий билет № 1 Академии танца Нового Гуманитарного Университета Натальи Нестеровой; она же получила первый "красный диплом" выпускницы Академии; и она же, Таня Градусова, стала обладательницей серебряной премии (золотая не была присуждена никому) на Первом Международном конкурсе хореографов в Новосибирске в 2001 году.
Сегодня ее имя уже достаточно известно в кругах балетной общественности – она автор свыше двадцати оригинальных номеров, которые исполнялись в престижных концертах и на конкурсных показах. 
Наверное, даже одна такая судьба убеждает в необходимости так называемого альтернативного хореографического образования, о чем продолжают спорить строгие ревнители великих традиций. Впрочем, Татьяне повезло учиться у выдающихся педагогов, которые с великими традициями никак не порывали – это Светлана Адырхаева, Алла Богуславская, Ирина Ивлиева, Валентина Белых, Людмила Рыжова, Анатолий Борзов, Евгений Зернов. Это и Марк Ермолов – бывший солист Большого театра, красавец-мужчина, любимец всех студенток, ныне ушедший от нас. Это он встретил на лестнице Академии скромную девочку, спешившую в приемную комиссию. Девочка только что перенесла тяжелую болезнь, и постельный режим несколько повредил ее стройности. Она робко посетовала на это, а Марк Ермолов сказал: "Главное – стройность ума!". И невольно угадал самое важное в личности своей будущей студентки.
В Академии танца Наталии Нестеровой учатся люди разных судеб и творческих пристрастий, и, может быть, судьба Т. Градусовой типична для этого учебного заведения. Но только с условием "стройности ума". 
Она родилась в семье врачей в небольшом городке Павловске Горьковской области, уже в четыре года заявила о желании быть балериной – очевидно подействовали детские впечатления от увиденного на телеэкране... Девочка проявляла удивительную настойчивость, и родители отдали ее в местную студию народного танца. Потом, повзрослев, Татьяна перешла в Ансамбль народного танца. Но всегда мечтала о классике. Педагоги советовали отправить ее в настоящее хореографическое училище. Но ближайшее из них было далеко от дома, а не каждые родители отважатся пустить единственную дочь в чужой город. Итак, она продолжала танцевать с немалым успехом, а параллельно училась – девять лет – в музыкальной школе по классу фортепиано. И как это было правильно, как пригодились теперь ей музыкальные знания на поприще педагога-хореографа!
Жизнь семьи Градусовых разительно изменилась, когда отца -хирурга пригласили на работу в Москву. Первое, что сделала юная Татьяна, оказавшись в столице, попыталась поступить в ГИТИС, а потом в Институт культуры. Везде – резкий отказ. Нужно профессиональное предварительное образование, которого не было у девочки из города Павловска. Хотя знаний и танцевального опыта она накопила достаточно. Тогда на базе ДК "Серп и молот" был создан коллектив "Балет России" под руководством С.Власова и Л. Сабитовой. Татьяна Градусова некоторое время сотрудничала с этим коллективом, принимала участие в спектакле "Синяя Борода" (фокинская реконструкция).
И тут, на ее счастье, открылась Академия танца НГУ. В процессе учебы Татьяна вскоре поняла, что педагогика и сочинительство ей нравятся больше, чем танцевальное исполнительство. Ее учебные композиции выгодно отличались от других студенческих работ, и педагоги поняли: у этой студентки есть индивидуальное пластическое мышление и чувство стиля. Она отлично выполнила свое первое серьезное задание – сочинить вариацию на музыку Минкуса из балета "Пахита". Вариация оказалась замечательной, ее танцевали на концерте Академии танца в зале "Россия", а Таню в шутку (или всерьез) сравнивали с Ф. Лопуховым, сумевшим всех ввести в заблуждение своей новой Феей Сирени. 
Но юношеские интересы влекли в сторону современной хореографии – появился самобытный экзотичный номер "Гуляние", воплощавший образ языческой славянской пляски. Славянские мотивы особенно привлекают ее – недаром Татьяна Градусова была приглашена в Лондонский Huron University в качестве постановщика вечера русско-славянской культуры. Запомнились ее композиции "Ночь на Ивана Купалу", "Набат" на музыку ростовского колокольного звона. Появляются и другие по стилю сочинения, где используется острая модерн-лексика, джазовая музыка. Ее произведения рождаются по-разному, но чаще всего она идет от индивидуальности исполнителя: и чем ярче танцовщик-актер, тем успешнее результат постановщика. Такого уникального исполнителя Т.Градусова нашла в лице Алексея Борзова, для которого поставила номера "Муки творчества", "Дельфины", "Перекресток". Многие композиции складываются в ходе общения со своими учениками и студентами – ведь Т. Градусова теперь сама преподает народно-сценический танец в Академии танца НГУ Натальи Нестеровой и в хореографической школе Михаила Лавровского.
Ее мечта – создать студию при учебном заведении, накапливать репертуар, выступать с собственными спектаклями. Первые шаги в этом направлении уже осуществляются, репетиции идут полным ходом.
Хореографическое творчество во многом остается загадкой -как и из чего черпают авторы вдохновение, идею произведения? Татьяна Градусова сравнивает свои балетмейстерские опыты с зеркалом: "Я смотрю на мир со стороны, как на впечатление, как на то или иное событие. А зеркало может быть разным – и разбитым, и пыльным, и чистым. Таковы наши субъективные восприятия". А мы, ее друзья и коллеги, знаем: Татьяна остается в душе романтиком, о том же повествуют ее стихи, собранные в изящной книжечке, изданной в Нижнем Новгороде:
Мне неуютно в этом сроке рационального размаха
В суперкомпьютерной эпохе психопатического краха...
Дух романтизма так немоден, повяла алость парусов
А человек бежит в заботе по притяженыо адресов
И если вдруг кому-то нужен мой голос камерный и хрупкий
Мои дожди и снег жемчужный, мои штрихи, мои поступки
То значит век – он мой, конечно...

Галина Беляева-Челомбитько
Балетный бал в Монте-КарлоЖанна Моро и Карл Лагерфельд

В конце минувшего года в Королевстве Монако состоялась вторая церемония вручения Приза Нижинского тем деятелям хореографии, которые, по признанию экспертного совета, а затем международного  жюри, признаны лучшими в 2002 году. Церемония увенчала танцевальный фестиваль в Монако, программу которого составили и спектакли, и конкурс видеофильмов, и мастерклассы, и выставки, и всевозможные дискуссии относительно перспектив развития современного танца и классического балета. На шестнадцати спектаклях фестиваля побывало 10000 зрителей. Среди участников этого крупного форума-всего 1600 человек - 800 были почетными гостями. Но самым представительным оказался корпус аккредитованных журналистов- 2300 человек.
Лучшей балериной признана Лючия Лакарра, лучшим танцовщиком Владимир Малахов, лучшим хореографом Уильям Форсайт, лучшим балетным спектаклем "La Bella" Балета Монте-Карло.
Церемонию вручения наград открывал всемирно известный кутюрье Карл Лагерфельд, возглавляющий парижский Дом Шанель, который выступил генеральным спонсором последнего вечера фестиваля. А вела программу живая легенда французского кино и театра Жанна Моро.
Подробнее о том, как проходил фестиваль в Монако, "Линия" расскажет в февральском выпуске.

 

главная