Разделы:
Адрес редакции:
129110, Москва, Проспект Мира, дом52/1. 
Тел./факс: (095) 688-2401 
Тел.: (095) 684-3351
This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.

 Линия - 2006
 ЛИНИЯ. Журнал «БАЛЕТ» в газетном формате.
№ 5 /2006
Benois de la Danse в 14 раз

 В радиусе трех дней от Международного дня танца на Новой сцене Большого театра прошли концерты приза Benois de La Danse. Юрий Григорович даже сказал, что это правильно - награждать лауреатов в области новейших достижений танца на молодой экспериментальной сцене. В нынешнем году статуэтки раздавали в четырнадцатый раз. Листая буклет, можно было сразу отметить, что танцевальный урожай прошедшего сезона не богат. То ли дело прошлый год, когда премию получали настоящие звезды - Светлана Захарова из Большого театра, этуали Парижской оперы Мари-Аньес Жилло и Матье Ганьо, а за хореографию - Алексей Ратманский. Теперь две премии уходят на Восток - в Китай и Южную Корею, и три - в Санкт-Петербург. Лауреатами стали китаец Ван Ди и кореянка Ким Джу Вон, солисты Мариинки Екатерина Кондаурова и Леонид Сарафанов. Приз за хореографию ушел Борису Эйфману за спектакль "Анна Каренина". Странно, что мариинские артисты были выдвинуты не за свои коронные партии. Сильную в contemporary Кондаурову не заметили в свое время в балетах Форсайта, а выдвинули сейчас за исполнение партии Заремы в "Бахчисарайском фонтане". Что она могла там показать, кроме  великолепной формы? А кто лучше Сарафанова танцует обе партии в "Этюдах" Ландера? Так нет, его выдвигает балет Венской оперы за "Жизель". Но как бы там ни было, наградили хороших артистов. Им еще придется приехать за премиями в Москву и станцевать в концерте. Китайский лауреат Ван Ди не упустил возможности выступить в Москве - он станцевал целых два номера в первый день. Продемонстрировал хорошую технику, мышечную вибрацию, координацию и эластичность. Но для меня увидеть танцовщика-виртуоза такого рода было не более чем пустым развлечением, наподобие цирка. Еще одна премия (за вклад в искусство) ушла Матсу Эку. Если бы этой номинации не было, ее стоило придумать, чтобы очаровательная Ана Лагуна приехала к нам получать премию за мужа. Балерина охотно общалась с журналистами и даже попросила провожавших ее поклонников по дороге домой подробно рассказать о жизни в Москве. Муза Эка делила внимание зрителей только с музой Ролана Пети - французской балериной Доминик Кальфуни. Как и Ану, Доминик пригласили поработать в жюри приза Benois. Догадываюсь, что именно она и отговорила жюри отдать премию в руки французского танцовщика Бенджамина Пеша, номинированного за роль Ромео (я имела несчастье видеть его выступление в этой роли в Париже - он замещал Манюэля Легри и делал это из рук вон плохо).
Из концерта первого дня запомнилась Светлана Захарова, которая получала свой "прошлогодний" приз. Она показала "Умирающего лебедя" Сен-Санса. Балерина играла формой, на помощь авангардному образу призвала таинственный желтый свет.
Были видны только всплески рук и изящный перебор ног. Тайна этого Лебедя осталась неразгаданной, сущность переживания скрыла тень - как в хорошем кино.
На второй день выступали суперзвезды, лауреаты приза Бенуа прошлых лет. Алина Кожохару и Йохан Кобборг станцевали дуэт из "Ромео и Джульетты". Неизбалованные в этом сезоне большими спектаклями (на сегодняшний день в Английском Королевском балете этуалей примерно столько же, сколько раз прокатывают то или иное название репертуара, так что никому много не покажется) артисты выстраивают короткие дуэты как мини-балеты и танцуют их словно бы в последний раз. Все эти фразы великие из пьесы Шекспира: "Что в имени?.. Нет, не клянись луной..." и т.д. - оживают и наполняются смыслом, когда на сцене эта удивительная пара.
Дамиан Ветцел из NYCB и Джули Кент из АВТ объединились в дуэт, чтобы станцевать нью-йоркскую классику - "Другие танцы" Роббинса. Ветцел - не просто знаменитый танцовщик, который грациозно танцует Баланчина и Роббинса, он тот, про кого Роббинс сочинял свои "Другие танцы", "В ночи" или "Танцы на вечеринке". Не важно пересекались ли артист и хореограф в жизни, но Роббинсу нравились такие независимые и очень гордые в своей самодостаточности американцы. Ветцел как раз такой. Джули Кент привезла в Москву весточку от Ирины Колпаковой, с которой работает в Нью-Йорке. Те же академизм, фарфоровые позы, прозрачность, изысканность, что и у Колпаковой, показала американская балерина. Во время их выступления можно было насладиться отличной игрой молодой пианистки, лауреата многих конкурсов Екатерины Мечетиной (опусы Шопена). И самым главным подарком лично для меня стал выход Роберта Тьюсли и Сю Джи Кан в финальном дуэте из "Дамы с камелиями" Ноймайера. Когда-то на выступления этой звездной пары можно было выбраться в Штуттгарт. Но беспокойный Роберт не смог усидеть на одном месте (до Штуттгарта была Канада, а после - Ковент-Гарден и NYCB). Сейчас артист работает по гостевым контрактам в Ла Скала, Токио Балете, Мюнхене, том же Штуттгарте. В результате своих переездов, он наработал такой репертуар, что если все перечислить, то не хватит страницы. Видимо, дух Фанни Эльслер вселился в него: выступать по всему миру, а не костенеть в одном стиле на одном месте - его призвание. Результат такого синтеза потрясает - чувство стиля у танцовщика болезненно обострено, нет страха привыкания, редкие выступления со старой партнершей выглядят как глава из "Дамы с камелиями" Дюма, а добрая классика, которой в жизни было не так много, излучает ностальгический аромат детства, и "Шелкунчик" или "Спящая" воспринимаются в 33 года не нудной работа, а рождественскими каникулами.

Екатерина Беляева
Журавлиный полет
В Якутске прошел традиционный Всероссийский фестиваль классического балета с поэтичным названием "Стерх". В столице Саха вы не найдете человека, незнакомого с легендой о стерхах, чего не скажешь о жителях иных городов и стран. Для них объясним: стерхи - это легкокрылые и прекрасные дикие журавли. Они - капризны и показываются людям нечасто. И уж совсем редко можно увидеть грациозный танец стерхов. Однако якуты верят, что те, кому довелось хоть раз увидеть журавлиные па, непременно будут счастливы. К этому обществу счастливчиков вполне можно причислить всех участников и зрителей фестиваля "Стерх", который проходит в столице Саха каждые два года. Нынешний состоялся благодаря помощи многих организаций, в числе которых "Алзмазэргиэнбанк" и "Туймаада-Даймонд".
В зрительном зале Государственного театра оперы и балета Республики Саха (Якутия) имени Д.К.Сивцева-Суоруна Омоллоона в дни фестиваля не наблюдалось ни одного свободного места, а у входа в театр с каждым вечером увеличивалась группа поклонников, спрашивающих лишние билеты. Порядковый номер нынешнего "Стерха" -четвертый, но фестивальные праздники случались здесь, на земле вечной мерзлоты, гораздо раньше, в начале 90-х годов. Тогда в Якутске появился на свет фестиваль классического балета "Северный дивертисмент", который позже получил ласковое журавлиное имя. Праздник балета подарили   Восточной   Сибири,  самому
далекому от центра театру страны, две прекрасные дамы: москвичка Наталья Садовская (худрук и режиссер "Стерха"), в недалеком прошлом балерина, а теперь театральный критик, педагог и бессменный организатор многих российских фестивалей, и истово работающая в родном Якутске и театре - Лира Габышева, которая берет на себя сложные обязанности исполнительного директора фестиваля. К ним, этим женщинам, отношение особое - среди гостей, местных артистов, работников театра и зрителей. Крепкой мужской поддержкой обеспечивает фестиваль влюбленный в свое дело директор театра Гаврил Местников. Жаль, что жанр статьи не позволяет назвать всех "людей театра", увлеченных серьезным классическим просветительством. Среди них и власти Республики и Города.
Первыми выпорхнули на сцену белокрылые птицы - юные якутские танцовщицы, которые точно и тонко слышат музыку. Программа фестиваля включала два грандиозных гала-концерта в трех отделениях и балеты с участием гостей. Во всех вечерах танцевали воспитанники Республиканского хореографического училища, чье здание соседствует с театром. Его руководитель и создатель Наталья Посельская, выпускница Новосибирского училища, танцовщица, чье мастерство отшлифовано вагановской школой, - дочь одной из первых якутских балерин. Преданная любовь к балету питомцев школы, обеспечивающая смену артистических поколений, - заслуга всего педагогического коллектива, преданности которого балету может позавидовать любая школа.
Балетная труппа якутского театра постигает классику, отдает предпочтение большому классическому стилю, и, как показалось не только по данному фестивалю, даже самую чистую бессюжетную танцевальную палитру наполняет психологическими подтекстами, легким дыханием жизни и вдохновением игры. Ей ведомы общий знаменатель вкуса и непреходящих ценностей. Вспоминается легкий танец Оксаны Абрамовой и Гульнары Дуловой, чье искусство любимо завсегдатаями-театралами. Обратили на себя внимание юные солистки Аюна Замьянова, Александра Санникова и Юлия Мярина - их танцы далеки от ремесленного подражания, природа не поскупилась, одарив их необычайным чувством стиля и музыкальностью. О последней, Юле Мяриной, - отдельно. Почти сразу после фестиваля она представляла Якутию на Всероссийском конкурсе артистов балета "Арабеск" в Перми, откуда привезла диплом жюри прессы за творческую перспективу. Дело не в награде - Юля и ее партнер Анатолий Попов подарили счастливые мгновения лучезарного танца, исполненного в стиле, с чувством поэтического вкуса.
Важным событием нынешнего "Стерха", от которого, кажется, захватило дух у всех, стал приезд Владимира Васильева. Он, легенда русского балета, лучший танцовщик двадцатого столетия, проявил недюжинную энергию и удивительную человеческую открытость. Его востребованность -невероятна, русского гения почти одновременно ждут Германия, Америка, Пермь, Йошкар-Ола... И он везде старается успеть - пересел из самолета, который привез его из знойной Бразилии, на лайнер, отправляющейся на землю Саха. Эту спрессованность времени и константную перегрузку только Владимир Викторович может переносить с обескураживающей улыбкой. За два дня, проведенных в Якутске, он подарил радость встречи и артистам, и журналистам, и ученикам балетной школы, и работникам художественного музея. Совсем напрасно думаете, что все хвалил -отнюдь. Он сумел все правильно понять, грамотно оценить и мудро посоветовать. Думаю, Владимиру Викторовичу полюбилось весеннее белоснежье Якутии и открытые улыбки горожан. Во всяком случае, поговаривают, и не без основания, что к следующему фестивалю в репертуаре появится его блистательная "Анюта".
На открытии все номера имели посвящение. Каждый - свое. В честь долгожданного гостя был показан фрагмент из Васильевской версии "Ромео и
Джульетты". Танцевали москвичи Наталья
Ледовская и Георги Смилевски из
Музыкального театра имени
К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Танцевали с вдохновенной отдачей, чем и заслужили долгие овации. Мастерство дуэта было умножено на преданную любовь зрителей, особо почитающих Наталью как землячку: под Якутском прошло ее детство. Программа концертов не обошла важный юбилей прошлого года - 100-летие со дня рождения великого хореографа Леонида Якобсона. Артисты Санкт-Петербургского театра, носящего его имя, Анастасия Шмакова и Юрий Андреев открыли мир замечательного поэта и философа танца. И, конечно же, зрительская аудитория возликовала, когда на сцене появился свой якутский герой -Геннадий Баишев (в сопровождении артистов руководимого им Национального ансамбля танца), буквально накануне получивший в Москве приз журнала "Балет" "Душа танца".
В восстановленном якутским театром балете-феерии "Свадьба Авроры" (парафраз "Спящей красавицы"), созданном в 1922 году в "Русском балете" Сергея Дягилева, солировала молодая звездная пара из Новосибирска Наталья Ершова и Виталий Половников, партии принцессы Флорины и Голубой птицы пришлись в пору гостям из "Кремлевского балета" - заразительной и открытой Кристине Кретовой и Михаилу Мартынюку, для которого такие понятия, как пластический диалог и проработка деталей - не пустой звук.
Романтическую "Жизель" вели Наталья Ледовская и Георгий Смилевски. Они вместе с Германом Те (Ганс), Евгенией Старостиной (Мирта) свежо передали знакомую трагедию обманутой любви. На сцене сошлись представители разных школ, и старая песня" наполнилась живым содержанием.
"Дон Кихот", расстроивший своим ветхим состоянием, "взбодрился" и "ожил" благодаря отдаче артистов - и тех, кто составлял картины испанского гуляния и романтический сон Дон Кихота с нежными и лукавыми дриадами, и отчаянных цыган, и приглашенных солистов. А главными действующими лицами стали молодые мастера Большого театра Екатерина Шипулина и Дмитрий Белоголовцев. С каким обожанием преподносил Даму своего сердца рыцарь Дон Кихот (отличная работа Игоря Мясоедова), как резвился оруженосец Санчо и милый простак Гамаш (занимательно, с открытой искренностью играли свои роли Григорий Савинов и Герман Те)!
Фестиваль познакомил с недавней "якутской" премьерой - балетом "Ромео и Джульетта" Сергея Прокофьева в постановке Юрия Григоровича, в роскошных декорациях Симона Вирсаладзе. (Заметим, что в репертуаре еще одна работа Юрия Николаевича - балет "Лебединое озеро"). Партии веронских влюбленных танцевали мастера "Кремлевского балета" Наталия Балахничева и Сергей Васюченко. Не скрою, Наталия Балахничева - изысканная балерина, напоминающая танцовщиц великой романтической эпохи, - одна из моих самых любимых балерин. Ее неизменно гармоничный танцевальный голос, которому подвластны полутона, мимолетности, импрессионизм, сплетался с юношеским обаянием Ромео, с суровым родовым гонором Тибальда (отличная работа солиста Московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Сергея Теплова), фальцетом шутника, дуэлянта, забияки Меркуцио (талантливо сыгранная танцевальная роль Дмитрия Дмитриева), благочинного Париса Рената Тона. Удача спектакля - неуправляемая логикой чета Капулетти (Гульнара Дулова и Игорь Мясоедов). То есть спектакль, ведомый уникальной Джульеттой (на сегодняшний день - лучшей), якутские артисты провели без всяких подобострастных поклонов в адрес заезжих мастеров.
Ведущим всех фестивальных вечеров был тоже гость - москвич Сергей Коробков. И такому фестивальному конферансу мог бы позавидовать театральный смотр самого высокого уровня. Якутское фестивальное время завершило свой очередной круг.
Поразили смелость якутских артистов, незаштампованность их восприятия известного репертуара, зрительская реакция, лишенная стереотипов, - одним словом, свобода! Ее и продемонстрировал якутский балет.
Елена Фокина
Якутск - Москва
В честь Богини
Фестивальные метаморфозы марийского театра оперы и балета
Сначала пошел слух, что Улановского вечера в этом году не будет. Потом он конкретизировался: не будет в столице. К счастью, на пространстве России есть города который ежегодно проводит по весне фестиваль в честь великой русской балерины. Этот форум в Йошкар-Оле особый. В нем нет ни судей, ни победителей, ни побежденных. Скорее - это праздник, когда зрителям предоставляется возможность на протяжении нескольких вечеров подряд наслаждаться классическим танцем, а артистам -испытать себя (совсем не просто ежедневно выходить на сцену и каждый вечер исполнять по нескольку партий!) и встретиться со столичными мастерами балета, которых радушно приглашают для участия в спектаклях и гостеприимно встречают.
Вообще, стоит честно признаться, что если бы не Константин Иванов -руководитель Государственного театра оперы и балета имени Эрика Сапаева республики Марий Эл, то такого фестиваля мы бы не знали. Он его придумал, воплотил в жизнь и посвятил Богине танца. Его стараниями и невероятным трудом, коими не перестаешь восхищаться, "закипела" балетная жизнь города. Он, приехавший в родную Йошкар-Олу после учебы в Московском хореографическом училище и работы в Большом театре, решил посвятить свои лучшие годы возрождению балета республики. И сразу использовать все шансы. Многим Иванов казался Дон Кихотом, а его мечты не только скептики, но и сочувствующие трактовали как невероятные амбиции или напрасные хлопоты. Однако пролетели годы, и гипотетическая вера в будущее обрела конкретные, причем - ошеломляющие результаты. Это - и первые выпуски созданной при Колледже искусств балетной школы (ее питомцы уверенно и благородно заявляют о себе на смотрах и конкурсах), и многочисленные премьеры, и новые приглашенные артисты, и бурное фестивальное движение (в Йошкар-Оле помимо Улановского проводится еще и ежегодный фестиваль "Зимние вечера").
Нынешний Марийский фестиваль памяти великой балерины, чей танец остается недосягаемым образцом, поддержал Фонд Улановой и его Президент Владимир Васильев, открытый многим смелым поступкам. Кажется, если бы Галина Сергеевна увидела стремительность развития марийского балета и его высокую степень доверия классическим традициям, а заодно смогла бы заглянуть в переполненный поклонниками балета зрительный зал, она бы причислила балет Йошкар-Олы к храму искусств, о котором так часто рассуждала в последних интервью.
Нынешний фестиваль включал в свою программу   три   самых   репертуарных классических балета: "Лебединое озеро", "Жизель" и "Дон Кихот". В "Лебедином" встретились воспитанники разных школ: Одетта-Одиллия - Оксана Кузьменко (выпускница вагановской школы, а ныне -ведущая солистка Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко), Принц -Константин Иванов, и местные солисты: Ротбарт - Александр Зверев, Шут -Константин Короткое, а также замечательные танцовщики Светлана Севрюгина, Ксения Царегородцева, Анастасия Семенова, Анна Малышева, Наталья Дудченко - все они надежда марийского балета. У Оксаны Кузьменко -свой неповторимый стиль, который близок европейскому: мягкую кантилену она умеет сочетать с резкой геометрией поз, свободно управляет сменой скоростей и столь же легко "берет" все технические вершины. Ее никогда не подводит стабильность -трудно представить, чтобы она сорвала фуэте или облегчила хореографический текст. Вместе с Принцем-Ивановым, которого марийский зритель обожает, они выстроили красивую легенду отношений, острый и трепетный диалог, исполненный то нервным драматизмом, то небесной, почти мистической гармонией.
Жизель танцевала бесплотная, с поразительно красивыми линиями Екатерина Березина, краса и гордость Театра балета Наталии Касаткиной и Владимира Василева. Ее героиня -непринужденная девочка, воспламеневшая от любви к Альберту - Айдару Ахметову, в танце которого техническое мастерство подкреплено психологической точностью, умением жить в любых предлагаемых обстоятельствах. Илларион Александра Зверева, нынешнего премьера марийского театра, отличается ясным умом и энергичным духом, близкими патетике, красками которой и создает артист образ героя. Хороша Мирта - Мария Максимова, которую многие помнят по девичьей фамилии - Выдрина. На одном из фестивалей, лет шесть назад, невозможно было отвести глаз от этой трогательной и выразительной девочки из Сыктывкара, серьезно исполнявшей знаменитый номер "Слепые". Внутренняя серьезность, изысканный стиль неподкупной классики остались в ней и сегодня. Успех выпал и на долю Светланы Севрюгиной и Динара Загидуллина,   радостно   исполнивших крестьянское па де де первого акта. Что касается кордебалета, то в его "прочтении" не было никакой аффектации, дурновкусия и актерской отсебятины. Константин Иванов "дописал" финал: Альберт, прозревший и отчаявшийся, сходит с ума и умирает, повторяя судьбу Жизели. И этим достаточно конкретно обосновал, что за все в жизни приходится платить. Даже за то, что совершаешь невольно.
Бравурный   "Дон   Кихот"   завершал  фестиваль. В партии Китри - юная быстроногая киевлянка Наталья Домрачева, Базилем стал "русский японец", виртуоз Морихиро Ивата. Открытый темперамент и солнечная энергия били через край. И все-таки манящий любой из  театров дух "русской Испании" создавали азартные солисты: Василий Ялпаев (Дон Кихот), Владимир Шабалин (Санчо Панса), Мария Максимова (Уличная танцовщица и Повелительница дриад). Этот спектакль в Йошкар-Оле вернули к форме grand ballet, в то время, как во других театрах его все более и более преображают в лихую стихию grand pas. Театр наполнил спектакль игровым ароматом и сегодняшними ритмами.
Константин Иванов остается верен своей программе: делом чести - грамотное, но не отстраненное освоение классики - нетолько дань уважения традиции; подготовка новых премьер (за последнее время в репертуаре появились оригинальные версии "Сна в летнюю ночь", "Ромео и Джульетты" и современный спектакль по мотивам марийской легенды) - развитие эстетических принципов; подготовка балетных кадров, по мнению Иванова, -новое поколение марийских артистов должно стать "полиглотами", танцевать современную хореографию и владеть любыми формами классики. А знаниям и вкусу йошкар-олинского лидера можно доверять безоговорочно. Театр, который находится под патронажем властей Республики и Города (на фестивале присутствовал Президент Республики Марий Эл Леонид Маркелов), ярко вписывается в культурное пространство, страны и всеми имеющимися силами бережет сокровища классики. В этом еще раз убедил фестиваль в честь Галины Улановой - легенды, танец которой стал символом классического балета, его художественным эталоном.
Елена Троицкая
Йошкар-Ола - Москва


Игорь ЗЕЛЕНСКИЙ: "Смотрю только вперед!"
На репетицию танцовщик пришел как человек в футляре: укутанный в обмотки, шерстянки, свитер затянут до носа, шарф свисает. Небрежность и рабочая неряшливость - ему к лицу. Но стоило его Аполлону напомнить Музам забытые нюансы - и сама собой задвигалась чудесная хореографическая конструкция. После репетиции мы договорились об интервью. Время для разговора по телефону выкроить все же удалось между репетициями, массажем и выступлениями. "Вам удалось поговорить с ним?" - удивилась Алла Сигалова, когда я подошла поздравить ее с премьерой. О том, как они работали вместе, и о многом другом Игорь поделился с Варварой Вязовкиной.
- Где на сегодняшний день ваш дом? Это важно, что бенефис
проходит в Мариинском?
- Мой дом в Петербурге. Здесь и самый любимый театр. Не
буду скрывать, бенефис для танцовщика важен, будь он в Мариинке, Ковент Гардене или где-то еще. Но в Мариинском своя публика, и я ее люблю. Когда у тебя собственный вечер - это особая ответственность: покупаешь билет, а на нем написано "Бенефис Игоря Зеленского". У меня много было гала-концертов и в Лондоне, и в Японии, где я выступал с друзьями, а сейчас захотелось сделать бенефис целиком своими силами. Меня даже спрашивали: "Почему не привез западных звезд?" Конечно, они бы украсили вечер.
(Партнершами Зеленского на бенефисе стали мариинские
балерины Дарья Павленко и Виктория Терешкина. - ред.)
- Вашу программу обрамляли балеты Джорджа Баланчина,
в которых вы показали безупречный стиль. А что вы ищете в
современной хореографии?
- Современная хореография - сложная вещь. В этот раз все
как-то соединилось: мы с Аллой почувствовали друг друга, и музыка нашлась. ("Concerto Grosso" Генделя. - ред.) Вначале она не очень хотела, и я не очень горел, потом все получилось. Так редко бывает, и слава Богу. До этого, сколько бы ни работал в Нью-Йорке с разными хореографами в зале, на сцену мало что выносил.
- Почему?
- Потому что - не то. Так же как состояние влюбленности
невозможно описать словами - сколько бы об этом чувстве не
говорилось в литературе или кино. По натуре я самоед - ужасная черта. Постоянно мне чего-то не хватает, чего-то ищу. Только что записывали "Бриллианты" на DVD с Ульяной Лопаткиной. В Тбилиси вот приглашают на баланчинские вечера, просят станцевать "Аполлон", "Симфонию Дальнего Запада", поскольку я и грузин, как Баланчин, и персонаж для премьеры в одном лице.
- В Тбилиси ваши корни. Ученик Вахтанга Чабукиани.
Ощущаете себя наследником великих традиций?
- Мне повезло. Чабукиани был народным достоянием Грузии.
Потом в Петербурге я увидел все поколение 1980-х. На видео
впервые - Нуреева, Барышникова. Естественно, имена Лиепы,
Васильева, Лавровского всегда присутствовали в моей голове. А в  Нью-Йорке Стэнли Вильяме совершил во мне революцию. Два педагога были в оей жизни - Чабукиани и Вильяме. Вильямса Баланчин привез из Дании и посадил в Школу, и тот стал одним из ведущих педагогов (он умер четыре года назад). Занятия непосредственно с ним несравнимы ни с чем! В Кировском театре я из первых уст получил "Лебединое", "Спящую", "Баядерку", "Жизель". Потом в Берлине я встретился с репертуаром Бежара, Пети, Баланчина. Потом меня пригласили в Нью-Йорк Сити Балле, а рядом был АВТ, где больше пафоса и быстрее становятся звездами. Но мне всегда была интересна пластика Баланчина, она казалась мне близкой и необычной, как и его музыкальность.
- Недаром вы "отвечаете" в Мариинке за баланчинский
репертуар. Вас тянуло к его хореографии?
- Мне легче было танцевать то, к чему я привык. "Баядерку",
например, где можно попрыгать, поносить балерину и т.д. Впервые увидев "Аполлона", я подумал: "Мама родная, что это такое?" В труппе Баланчина я был исключением из правил, в эту семью никого со стороны не берут: Питер Мартине пригласил меня партнером своей супруги Дарси Кистлер, потому что я высокий блондин в его вкусе. А мне хотелось самоутвердиться как артисту. "Аполлона" я получил только через три года. А "Аполлон" для NYCB - как для
нас "Лебединое озеро". Если посмотреть на фотографии 1928 года и сравнить с тем, как он модернизировался сегодня, впечатление как будто его сделали вчера - такой камерный и современный.
"Аполлон" ведь очень тонкая вещь.
- Жизнь в Нью-Йорке американизировала вас?
- Конечно. Каждый день в нашей стране нес перемены: 90-й,
93-й, 95-й - все разные годы, в которые надо было встраиваться. А там свой устоявшийся мир. В 20 лет оказаться на Манхеттене: толи побежать просмотреть все бродвейские шоу - а на следующий год 42-я улица забита другими шоу, то ли сбегать на Паваротти - Доминго - Каррераса в Метрополитен, то ли в Филармонию напротив, где дирижирует Джимми Ливайн, или сходить в NYCB на балеты Роббинса - Баланчина - Форсайта. Помимо того, что у тебя новый репертуар, надо учить английский язык и смотреть на жизнь совсем другими глазами! Помню, как сложно было в тот период жизни приезжать оттуда сюда, а я постоянно возвращался 
 в свой отпуск танцевать с Мариинским. В молодости у меня была задача объехать за год Нью-Йорк, Токио, Париж, Лондон, Петербург. Мы же не футболисты, которых вся страна видит по телевизору! Балет - искусство для эстетов, за вечер меня видит 1700 человек и все. Из-за этого приходилось много передвигаться, поэтому в начале 90-х я и уехал. Захотелось стать знаменитым, не буду скрывать. В Нью-Йорке спектакль станцевал, а на утро уже газета с фотографией. Но без труда не выловишь рыбку из пруда в нашей очень-очень сложной профессии. Когда у меня будут дети, ни в коем случае не отдам их в балет. Удивляюсь людям, которые успевают и в телевизоре на всех каналах появиться, во всех газетах. В свободные две минуты я занят либо примеркой костюма, либо бегу в бассейн. После 30-ти не могу позволить себе лечь и сказать: "С утра у меня все восстановится".
- Можете представить себя в другой профессии?
- Конечно. Но никто не повернет жизнь обратно, она дана нам
один раз, а фантазировать я не люблю. Не собираюсь смотреть
назад, только вперед.
- 0 том, какой вы партнер, вы слышали не раз. В чем ваш
секрет?
- На то он и секрет. В двух словах - это как полюбить с первого
взгляда. Я лепил дуэт Лопаткина - Зеленский, у меня был дуэт с Захаровой. Не хватает сегодня дуэтов в Мариинском театре, в
Большом, и не создаются они за один день. Мы знаем дуэты Васильев - Максимова, Нуреев -Фонтейн, Доуэлл -Сибли, Мартине-Фаррелл.
Вот это и есть искусство, когда на сцене видишь мужчину и женщину.
- Не думали о преподавании?
- Я чувствую в себе потенциал преподавать, но моя мечта -
руководить. Не хвалюсь, багаж накопил редкий и не по книжкам. Как минимум поменял три театра, окунулся в другие обстановки, чтобы проанализировать, что происходит у нас. Нам кажется, что мы самые лучшие, но все познается в сравнении. Сегодняшнему руководству Мариинского театра повезло, оно может привозить сливки со всего мира, и вот мы, как вся наша страна, навезли голландских яблок, курицу Буша... А сами что производим? Мне интересно, как оценят западные критики наш с Аллой номер.
Хорошо, что на Фестивале молодым ребятам дали ставить свою хореографию. Вот Павел Буре всю жизнь играл за NHL, а начал возрождать хоккей здесь. Вот Фетисов, с которым я общался в Нью-Йорке (кстати, он любит балет), приехал в Россию и стал Министром спорта. Мое поколение начинает делать то, что должно делать. За такими людьми будущее нашей страны в спорте, в искусстве.
- Вы продолжаете петербургскую традицию: Нуреев,
Барышников... Зеленский... Недаром Аполлон - линия вашего
искусства.
- Я чувствую это сердцем, но сам не делаю для этого ничего.
На Западе про меня говорили в тех же словах, но по-английски они звучат по-другому, а когда ты слышишь их на русском - вдвойне приятно. Сцену ни на что не поменяю, но как трезвый человек понимаю, сколько мне лет и что должен делать дальше. Не буду дожидаться, пока с меня песок посыплется. Когда смотришь на Барышникова в 57 лет, думаешь: двигайся, родной, и не уходи никуда! Но это единственный человек в нашем "бизнесе", за встречу с которым я плачу деньги и буду смотреть и смотреть, потому что в таком возрасте это - Мастер с большой буквы.
- Вы человек закрытый?
- Да. Раньше я старался вообще не разговаривать, теперь
понимаю, что серьезные интервью - это глобальные открытия души.

Беседовала Варвара Вязовкина


Чума на оба ваши дома!
"Ромео и Джульетта" Алексея Фадеечева в Ростовском музыкальном театре.
Танцовщик Большого Алексей Фадеечев был художественным руководителем балета главного театра страны всего два сезона. И именно тогда и только по инициативе А. Фадеечева в Большом была впервые (благодаря привлечению Фонда Баланчина) поставлена (причем в неправдоподобно короткий срок) программа "Балеты Баланчина", включавшая спектакли "Моцартиана", "Агон" и "Симфония до мажор". Затем в репертуаре театра появился знаменитый балет "Дочь фараона" Ц. Пуни, специально созданный для труппы Большого Пьером Лаккотом по мотивам хореографии Мариуса Петипа. Сам же Алексей Фадеечев возобновил в Большом "Дон Кихот" Л. Минкуса в собственной редакции, приблизив спектакль к хореографическому оригиналу Александра Горского и сохранив в нем танцы в постановке Касьяна Голейзовского, Ростислава Захарова и Анатолия Симачева. В те же сезоны 1998/99 и 1999/2000 гг. после длительного перерыва триумфально прошли гастроли балета Большого в Англии, Японии и Америке. В ближайших планах театра на сезон 2000/2001 Фадеечевым уже были объявлены постановки балетов "Корсар" А. Адана и Ц. Пуни, "Бугаку" на музыку Т. Маузуми в хореографии Дж. Баланчина, "Тайко" на музыку М. Мамия в постановке С. Уэлша и другие интересные работы. Но, увы, из-за смены руководства Большого театра этим планам не суждено было сбыться, а сам Алексей Фадеечев был освобожден от должности художественного руководителя балета до окончания срока подписанного с ним контракта...
Не по собственной воле покинув Большой, он вскоре создал новый коллектив - "Театр танца Алексея Фадеечева". В течение нескольких сезонов его театр регулярно показывал в Москве мировые премьеры одноактных балетов зарубежных хореографов: Стентона Уэлша - "Green" и "Opus X" и Трейя Макинтайра - "Между небом и землёй", причем в каждом из этих спектаклей обязательно участвовали ведущие танцовщики Большого. Однако самой громкой мировой премьерой "Театра танца Алексея Фадеечева" в 2001 году стал спектакль "Леа" на музыку Л. Бернстайна в постановке Алексея Ратманского с неповторимой Ниной Ананиашвили в главной роли, создавшей в этом балете одну из лучших своих работ.
...В конце 2004 года в Ростовском государственном музыкальном театре Фадеечев поставил "Дон Кихот" в собственной редакции (той самой, что уже восьмой сезон идет на сцене Большого), а вскоре после успешно прошедшей премьеры генеральный директор театра Вячеслав Кущев пригласил его занять место художественного руководителя балета.
Фадеечев согласился возглавить самую молодую в России балетную труппу, стаж существования которой насчитывает всего пять лет. Да и по возрасту артистов - недавних выпускников хореографических училищ Казани, Уфы, Воронежа, Новосибирска и Перми - эта труппа очень молодая: за редким исключением всем - от девятнадцати до двадцати трех лет. Еще за время репетиционного процесса "Дон Кихота" Фадеечев посмотрел все спектакли текущего репертуара и по достоинству оценил ту работу, которую провели директор балета Ростовского театра Александр Иванов и балетмейстер Елена Иванова, оба в прошлом - солисты Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. Буквально с нуля они создали и воспитали труппу, с которой теперь можно ставить крупные хореографические спектакли мирового классического наследия. А большая, удобная, современно оборудованная сцена нового здания Ростовского музыкального театра (открывшегося в 1999 году) дает возможность создавать масштабные работы. К моменту прихода Алексея Фадеечева на пост художественного руководителя репертуар Ростовского музыкального театра уже включал "Жизель" А. Адана (ставшую первым балетным спектаклем в театральной летописи Ростова-на-Дону), пять одноактных балетов - "Вальпургиеву ночь" на музыку Ш. Гуно, "Привал кавалерии" М. Армсгеймера, "Болеро" на музыку М. Равеля, "Шехеразаду" на музыку Н. Римского-Корсакова, "Шопениану", дивертисмент, состоящий из фрагментов классической хореографии, а также "Щелкунчика" и "Лебединое озеро" П. Чайковского. (В "Лебедином озере" Елена Иванова необыкновенно интересно сочинила оригинальную хореографию к 3-й и 4-й картинам.)
Для балетмейстерского дебюта в Ростовском музыкальном театре А. Фадеечев выбрал "Ромео и Джульетту" С. Прокофьева. Его ассистентом стала Елена Иванова, она же великолепно отрепетировала все массовые сцены, которые поражают динамикой, редкой слаженностью и четкостью. Работа над "Ромео и Джульеттой" явилась серьезным экзаменом для всех артистов театра.
В свои первые сезоны в Большом Алексей Фадеечев танцевал Париса в "Ромео и Джульетте" Юрия Григоровича, а в конце карьеры - Ромео во возобновленном балете Леонида Лавровского. (В том же самом легендарном спектакле Ромео много лет танцевал и его отец - прославленный Николай Фадеечев.) Воспоминания о "Ромео и Джульетте" Лавровского, неповторимый внешний облик балета, его масштабность, великолепие, гармоничность оказали на Алексея Фадеечева такое сильное впечатление, что его собственный спектакль стал данью уважения этому великому хореографическому творению XX века. В красивом, ярком, не по-современному праздничном оформлении художника Вячеслава Окунева (в некоторых картинах, правда, порой напоминающим фотографии из рекламного проспекта по Италии) тоже прослеживается влияние грандиозных декораций знаменитого Петра Вильямса. В сценографическом решении ростовской версии "Ромео и Джульетты" нет так надоевшего "минимализма", абстрактных конструкций, нарочитой условности. Есть декларируемый постановщиком и художником "возврат к прошлому" - к рисованным живописным декорациям, во всех подробностях воссоздающих место действия спектакля: залитую солнцем площадь в Вероне, комнату Джульетты (где на стене висит огромная фреска "Камера дельи Спози" Андреа Монтенья), бал в доме Капулетти, сад с низким балконом, келью Лоренцо, фамильный склеп и т.д. Так же красивы и нарядны костюмы персонажей, соответствующие стилю эпохи.
...На площади Вероны над домами Монтекки и Капулетти развеваются родовые знамена: лев на красном фоне - у Капулетти и распластанная двуглавая птица на голубом фоне - у Монтекки. Такие же знамена затем появляются в руках героев во время сцены уличного боя враждующих кланов. Эта сцена - одна из ключевых в спектакле - решена постановщиками совершенно по-новому. Тибальд (Андрей Рябов) со шпагой в руках наступает на Меркуцио (Константин Ушаков), который, стремясь обратить поединок в шутку, с легкостью отбивает удары древком родового знамени Капулетти. Во время этого мастерски поставленного и исполненного поединка напряжение нарастает и в зале, и на сцене. Виртуозно отбив очередную атаку Тибальда, Меркуцио, артистично отбросив знамя, встает в эффектную позу победителя. Но когда он, вскинув руки и повернувшись спиной к Тибальду, с подчеркнутой иронией раскланивается перед аплодирующими друзьями, разъяренный Тибальд наносит смертельный удар ему в спину. В спектакле Фадеечева Тибальд подло убивает безоружного противника тогда, когда поединок уже закончен. Умирающий Меркуцио, пытаясь подняться, опирается на знамена враждующих семейств, но, обессилев, с горечью отбрасывает их прочь ("Чума на оба ваши дома!"). Когда же в бой вступает Ромео (Олег Сальцев), Тибальд выбивает у него шпагу. Тогда Ромео, защищаясь, берет родовое знамя Монтекки и острым концом древка убивает Тибальда...
Среди исполнителей ростовского спектакля, прежде всего, следует назвать Константина Ушакова - Меркуцио. Его персонаж занимает одно из центральных мест в хореографической версии А. Фадеечева. Легкий, изящный, обаятельный, артистичный, обладающий высоким прыжком танцовщик буквально за последние два года стал одним из наиболее интересных солистов труппы.
Трогательная, трепетная, женственная, внешне привлекательная Елизаветы Мислер нашла для партии Джульетты возвышенную и несколько пафосную "интонацию". Хотя все сложнейшие хореографические монологи и адажио она проводит уверенно и вдохновенно, к финалу спектакля образ в ее трактовке все-таки обретает некую монотонность. И если эта молодая балерина уже исполняет многие ведущие партии в текущем репертуаре, то для Олега Сальцева роль Ромео - первая большая работа. Юность, подкупающая искренность, незащищенность, школьная старательность в исполнении хореографических пассажей счастливо скрашивают отсутствие опыта.
Наименее интересен в четверке главных героев Тибальд (Андрей Рябов) - совершенно лишенный темперамента и внутренней значительности. Он настолько невыразителен внешне, что его персонажа даже не сразу замечаешь в толпе.
Неожиданно яркой и запоминающейся становится небольшая роль Леди Капулетти у Марии Корзенковой. Несмотря на тот минимум "хореографического текста" партии, которым она располагает, балерина придает масштабность своей героине и даже в тех сценах, где Корзенкова находится на втором плане, ее Леди Капулетти властно притягивает к себе внимание зрителей благодаря эмоциональной насыщенности, выразительности жеста, продуманности каждой позы, наполненности пауз, эффектности появления в роскошных костюмах.
В массовых сценах на площади помимо артистов театра (а в спектакле занята вся труппа - 70 человек) участвуют и выпускники созданного Александром Ивановым Хореографического отделения при Ростовском государственном училище искусств.
За пультом оркестра на премьере стоял дирижер Большого театра, коренной ростовчанин Павел Клиничев.
Балет "Ромео и Джульетта" в постановке нового художественного руководителя А. Фадеечева дает превосходную возможность для профессионального роста не только ведущих солистов, но и всех танцовщиков Ростовского музыкального театра. Союз Фадеечева и руководителей балетной труппы, уже ставших "командой единомышленников", создал в театре ту необходимую творческую атмосферу, благодаря которой труппа уже за прошедший и нынешний сезон стала совершенствоваться, развиваться, с каждым спектаклем демонстрируя свои успехи.

Екатерина Петрова 
Ростов-на-Дону
Искатели созвучий 
В Москве сейчас действует множество альтернативных учебных заведений в области танцевального искусства, его разных видах и жанрах. Меня всегда по-хорошему удивляло, что из года в год их выпускники находят желаемую работу, руководят коллективами и студиями. В частности это касается выпускников Академии танца Университета Натальи Нестеровой, где я преподаю. Сколько же таких хореографических образований должно быть в нашем мегаполисе? Огромное количество! Так оно и есть.
Над "официальным" балетом профессионалов скрывается внушительная махина подводного айсберга любительской хореографии. Почти в каждой школе, каждом клубе, в каждом административном округе функционируют подобные коллективы, представляющие форму дополнительного образования.
Как много блистательных биографий будущих великих артистов начиналось в таких самодеятельных кружках. И не будь их, мир не узнал бы ни Владимира Васильева, ни Рудольфа Нуреева, ни многих других... Недавно в Западном округе Москвы в детской школе искусств "Вдохновение" (директор Надежда Музалевская) прошел окружной фестиваль хореографического творчества. Выступило пятнадцать коллективов, а всего участников участвовало 530 (!) детей - от
 семи до семнадцати лет (три возрастные категории). Фестиваль был прекрасно организован и вызвал большой резонанс. Регламент фестиваля, который одновременно представлялся и своеобразным конкурсом, был четко разработан. Определены номинации: дебют, детский танец, классический, народно-сценический, современный эстрадный. Количество участников - от одного (соло) до десяти человек (малая форма). Такой регламент обеспечивал щедрую возможность различных поощрений, что на подобных любительских состязаниях дает немалый воспитательный эффект.
Творческий подход к такого рода детским смотрам заведомо мягкий и снисходительный, но в определенных пределах. Жюри не приветствовались номера невысокого вкуса, что порой сказывался в манере исполнения, решении костюмов, подборе музыкального материала. Ведь именно вкус педагога определяет его успех работы с детьми, многие из которых не имеют достаточных данных для занятия танцем. Но если педагог-постановщик сумеет вложить в них понимание подлинно прекрасного в искусстве, то, можно считать, первая скромная задача выполнена. И кем бы потом ни стал этот ребенок, какую бы специальность он не избрал, его детский опыт навсегда останется с ним.
...При переполненном зрительном зале, где собрались самые неравнодушные зрители - родители и родственники юных артистов - шел большой концерт в двух отделениях, красочный дивертисмент из тридцати пяти номеров. Из массы танцевальных выступлений выделилась группа номеров в жанре русского народного танца (или - стилизации под него), которые особенно органично исполняли дети.
Тонкой и изысканной предстала композиция "Осенние листья" (постановка Елены Ланцовой, "Откровение"). Зато недоумение вызвала "Вариация Баядерки" (адаптация известного шедевра Петипа "Танец со змеей", "Лира"). Хотя тот же коллектив азартно и со вкусом исполнил "Ирландский танец" (педагог Раиса Тамразова).
Но,  думается,   главным   открытием фестиваля стало выступление Елизаветы Гена ("Романеска", педагоги Ирина Брусиловская и Анна Алешина). Эта десятилетняя одухотворенная, талантливая девочка обладает балеринскими задатками: корректной техникой классического танца, пониманием его образности, музыкальностью. Она выступила в двух номерах: "Зима. Град" и "Лето. Васильки". Оба номера -реконструкция известной постановки "Времена года" на музыку А.Глазунова незабвенного Константина Михайловича Сергеева, которую он в свое время он подготовил для вагановской школы.
Педагоги использовали танцевальный текст К.Сергеева, а юная артистка блеснула филигранной пальцевой техникой. У этой девочки может сложиться незаурядное балетное будущее, если судьба окажется к ней благосклонна, чего от всей души ей хочется пожелать.
В целом же очередной московский окружной фестиваль, названный его устроителями "Созвучие", убедил в том, что в недрах искусства хореографии непрерывно ведется невидимая широкому миру творческая работа, которая питает и будет питать своими импульсами отечественный балет.
Галина Беляева-Челомбитько
Венценосная Одетта

В Москву приезжала Полина Семионова - танцевать "Лебединое озеро". Приезжала на этот балет, значит не все в порядке в лебединой стае Большого. Ведь и еще один Лебедь с других берегов вскоре объявился в Большом театре в конце апреля Диана Вишнева дебютировала здесь в "Лебедином".
 Почему пригласили Полину, понятно. Наконец, поняли, что лучше, когда Одетта-Одиллия достается совсем молодой балерине, а не танцовщице в возрасте, и лучше, если без борьбы. Логично предположить, что борьба ей нужнее в зале, когда партию шлифуют, а не в кабинете директора, когда партию выпрашивают. Первым шагом в сторону Лебедя был шанс, данный 18-летней Ане Никулиной, и она шанса не упустила. Но милость не повторилась, и девочка продолжает тосковать в кордебалете. Я уж, было, подумала, что ошиблась или чего-то не поняла. Но на днях пересмотрела запись (о которой предусмотрительно побеспокоилась дебютантка), и ее Одетта и Одиллия мне понравились еще больше, чем в 2004-м. Не понимаю, что останавливает руководство в продвижении этой перспективной балерины. В Мариинском театре за два года в партии Одетты дебютировали Алина Сомова, Ольга Есина, Юлия Большакова и Елена Востротина. Все они ровесницы Анны Никулиной, то есть совсем молодые.
Полина Семионова - тоже очень молодая балерина, но уже знаменитость. Навыками большого спектакля она овладела на Западе, с чужими педагогами. В результате воспитала более спортивное тело, чем у ее сверстниц в России, стала более выносливой на сцене и более жесткой в личном общении. Ее героиня в "Лебедином" всеми этими новыми навыками отличается. Неловкий партнер попался - сама отвечай за себя, не падай, пусть ему будет стыдно. Ноги перетружены уроками Бежара, Крэнко, Шольца -зато сильные, и нет проблем с техникой. Владение собой в любой ситуации - тоже признак западной выучки. Без этого владения не будешь гастролировать по Европе, разменивая десяток редакций одного балета. Полина танцует разные "Лебединые" по миру, но собственного лица не теряет. Главная ее тема - в Одетте предвосхитить Одиллию. На спектакле Семионовой зритель не спросит соседа при появлении девушки в черном на балу: "А кто это?". Нотки оборотничества звучат уже в белой картине. Другая тема полининой Одетты - "отыграть" соблазнение. На спектакле в Большом обе темы ей удались. Поклонники Натальи Макаровой нашли молодую балерину ее достойной ученицей (заочно, конечно). Таких Одетт в активе Большого сейчас нет. И поскольку руководство предпочитает не своих звезд пестовать, а брать готовых, то Полина стоит мессы.

Екатерина Беляева
Коронованная Одиллия
Абсолютной сенсацией стало выступление Дианы Вишневой в Большом театре в роли Одетты-Од илл ии. Много шума было вокруг приезда знаменитой балерины в Москву. Поговаривали, что Диана намерена покинуть Мариинку и танцевать с Большим театром и даже подала заявление генеральному директору.
Брожение среди артистов в двух театрах наблюдается с начала сезона - это происходит в связи с реконструкцией Большого и скорым закрытием Маринки: у артистов усилился страх потери сцены.
Но у Большого какая-никакая сцена имеется, а у Мариинского -лишь убогие перспективы городских площадок. Вот все и задвигалось. В Москве Вишнева уникально знаменита, ее боготворят здесь, как Лопаткину в Петербурге. Доказательство любви Москвы - забитые проходы в партере и бельэтаже и свисающие с яруса гроздья студентов, что наблюдалось 29 апреля в Большом театре. Люди пришли не зря, такого в Москве они давно не видели, наверное, с тех времен, когда "Лебединое" танцевала легендарная Майя.
Можно вспомнить, что Вишнева провалилась в сентябре в сергеевском "Лебедином", когда состоялся дебют ее Лебедя на петербургской сцене. Ну и что? Тогда провалилась, а сейчас победила. Для такой балерины, как Вишнева, полгода работы в классе значит многое. Неряшливость в сентябре можно легко объяснить тем, что дебют Дианы в этом спектакле состоялся в Берлине, а еще быливыступления в Америке, где с конкуренцией туго, и любой мариинский артист выглядит в белой классике как Бог. Вот в Питере мы и видели среднестатистического Лебедя. В январе Вишневу позвали в Парижскую Оперу, и успех был ошеломительный. Значит, пересмотрела концепцию.
У Вишневой вообще есть завидное качество - от начала до конца понимать то, что она делает на сцене. Не сюжет понимать, а сущность того, что она танцует. Это у нее видно и в Форсайте, и в МакМиллане, и в Сергееве, и в Бежаре, и в Ролане Пети, и в ультрасовременных номерах. Трудно сказать, каким было ее "Лебединое озеро". Вроде новых историй она не придумала, а позы в отдельности описывать нет смысла. Но было какое-то внятное ощущение сильного танца, какое-то постоянное присутствие героини на сцене. И, конечно, музыкальные акценты потрясали. Было мало кантилены, но зато - какой порыв! Спектакль буквально задышал, приобрел жгучий амбровый аромат. Я с трудом вспоминала, когда еще в Большом театре, мы видели балерину, достойную явиться царицей балетной архитектуры Мариуса Петипа.
Екатерина Беляева
Школьные годы чудесные...
"Приобщать маленького человека к миру прекрасного, учить ребенка отличать подлинное искусство от подделки, прививать с самых ранних лет хороший вкус - задача чрезвычайно важна", -считал В.С.Константиновский.
В сентябре I960 года около 300 мальчишек и девчонок, дети работников авто-предприятий столицы, пришли в Дом культуры автомобилистов Москвы, где был объявлен набор в ансамбль танца. В основном это были школьники, поэтому и название пришло вместе с ними - "Школьные годы". Первым художественным руководителем и балетмейстером, а главное, педагогом и лучшим советчиком во всех ребячьих вопросах стал Владимир Семенович Константиновский. Вся работа в коллективе и репертуар строились в соответствии с возрастом и интересами воспитанников. Такие танцы, как "Детская полька", "Плясуньи", "На спортивной площадке", "Танец со скакалками", "Листок из альбома", поставленные В.С.Константиновским, по сегодняшний день живут и бережно сохраняются.
А начиналось все в 20-е годы прошлого века. Бесконечно веря в возвышающее и облагораживающее влияние музыки и танца,
В.С.Константиновский хотел, чтобы оба эти вида искусства вошли в жизнь как можно большего числа детей и обогатили ее. Хореография рассматривалась им как одно из действенных и увлекательных средств эстетического воспитания личности. Поэтому по его инициативе было организовано много хореографических коллективов, к руководству которыми были
привлечены лучшие балетмейстеры, педагоги и деятели хореографического искусства. А в 1935 году Владимир Семенович при помощи Московского государственного
хореографического училища при ГАБТ СССР организовал и возглавил в городском Доме пионеров балетную школу, которая стала филиалом училища.
С первых же дней войны В.С.Константиновский добровольцем ушел на фронт, а в 1943 году после ранения Владимир Семенович был приглашен И.А.Моисеевым организовать и возглавить школу по подготовке танцевальных кадров для Государственного Академического ансамбля народного танца СССР.
1949 год был ознаменован началом долгой творческой жизни в детской любительской хореографии. Константиновский стал руководителем детских танцевальных коллективов в центральном клубе шоферов. Дав жизнь таким коллективам, как ансамбль песни и пляски имени Локтева, ансамбльтанца "Школьные годы", "Ритмы детства", "Калинка" и многим другим, В.С.Константиновский выработал собственные педагогические взгляды и методику, свое понимание целей и задач детской танцевально-исполнительской культуры. В своих постановках он умел раскрыть обаяние возраста, детскую непосредственность и индивидуальность. Изобретательность балетмейстера была направлена на то, чтобы развить в детях способность мыслить хореографически, любить и понимать язык танца.
Главное его детище - ансамбль танца "Школьные годы", который недавно отметил свое 45-летие. Сегодня коллектив насчитывает более 350 юных танцовщиков школьного возраста, а также имеет свою вспомогательную студию, где занимаются дети с 4 лет. Выпускники ансамбля работают во многих прославленных коллективах страны. Некоторые из них - А. Филппов, Т. Шалобасова, В.Миллер, А.Рязанов, М.Горохова, И.Суркова - создали детские танцевальные коллективы, которые работают по принципам ансамбля "Школьные годы". Приятно, что традиции, заложенные более 40 лет назад В.С.Константиновским, сохраняются и развиваются благодаря его ученикам. Но и те, кто не связал свою судьбу с искусством хореографии, никогда не забудут чудесные школьные годы, проведенные в этом замечательном коллективе.
Соб. Корр.


"Арабеск-2006"
В пермском театре оперы и балета прошел IX открытый конкурс артистов балета России "Арабеск-2006". В нынешнем году он был посвящен 80-летию пермского балета, чьи славные традиции и мастерство артистов, педагогов и балетмейстеров известны во всем мире. "Арабеск" проходит один раз в два года, начиная с 1990 года. За это время в нем приняли участие около 500 молодых артистов балета и учащихся хореографических училищ России, а также ближнего и дальнего зарубежья. С 1994 года конкурс "Арабеск" был взят под патронаж ЮНЕСКО.
Художественным руководителем и вдохновителем конкурса по традиции был Владимир Васильев, председателем жюри "Арабеска" - Екатерина Максимова, почетный член жюри -Людмила Сахарова. В судейскую команду вошли выдающиеся деятели российской и мировой хореографии: Наталья Ахмарова и Владимир Толстухин (Пермь), Николай Боярчиков (Санкт-Петербург), Александр Мунтагиров (Ханты-Мансийск), Дитмар Зейферт (Германия), Георгий Зорич (США), Вера Кирова (Болгария), Айвар Лейманис (Латвия), Пак Дже Кын (Корея), Сайто Юкари (Токио). В этом году в конкурсе участвовали 87 человек из 13 стран мира.
В течение восьми конкурсных дней участники "Арабеска" прошли три тура и продемонстрировали владение классической и современной хореографией. "Арабеск" славится своей демократичностью, он известен и тем, что привлекает к работе балетных критиков и историков театра, которые составляют жюри прессы. В то время, когда большое жюри "распределяло" награды, а участники находились в состоянии нетерпеливого ожидания, мы попросили поделиться своими впечатлениями членов жюри прессы.
Сергей Коробков, председатель жюри прессы (Россия, Москва). Нынешний конкурс оказался много сильнее по составу участников, чем предыдущие. После двух конкурсных просмотров стало понято, что роль Королевы танцевального праздника безоговорочно "взяла" Виктория Терешкина - аристократических кровей петербургская прима, которая выбрала для третьего тура труднейшее Классическое па-де-де Обера в хореографии Виктора Гзовского. Она вместе со своим партнером Дмитрием Семионовым  - кавалером уникального такта и внимания - с шиком и победным блеском явила себя Балериной по праву и по званию, что в рамках конкурсных состязаний бывает совсем нечасто. У Терешкиной объявилось - что и не удивительно - блестящее окружение.
Перечислим: Михаил Мартынюк, который в подробностях, хотя и чересчур "жанрово" танцевал Баланчина; Вадим Мунтагиров, одолевший "кривые" пути конкурса собранностью и волей; Яссауи Мергалиев, менявший "маски" как мхатовского толка актер, к тому же игравший свои роли во всем техническом блеске; Иван Васильев, наконец, блеснувший в третьем туре и вдохновеньем, и мастерством; Руслан Савденов - молодой, но разумный и словно наперед знающий свой путь танцовщик; Ли Донг Фун, взявший все лучшее от мировой классической школы балета, но при этом наделивший своих героев тонкой восточной душою; Вадим Рзаев - стильный и "школьный" танцовщик с ликом Вольтера; Алексей
Любимов - печальный Актеон из мифа, переделанного в сказку.
Нельзя не сказать и о волшебных дивах, посылавших Протагонистке волшебные флюиды. Тут была с лицом из "прошлой" жизни, как сказал прибывший на конкурс Федор Чеханков, Елена Коцюбира из  Петербурга;  осенившая  строго припрятанным  южным темпераментом свой выход Франческа Дугарте из Венесуэлы, подготовленная замечательным педагогом Ниной Новак; томная и   меланхоличная   Мария   Богданович;  самодостаточная  и "закрытая" Наталья Ершова; красивая и стильная вариационная солистка Виктория Капитонова... Многие имели свое соло и свой
"голос", вопрос в том, кого заметят, кого наградят. То, что жюри
изберет Терешкину, - не вызывает сомнений.
Лариса Барыкина (Россия, Екатеринбург). Несмотря на шокирующее отсутствие современной хореографии, "Арабеск-2006" запомнится мне как один из самых захватывающих и интересных конкурсов с точки зрения разнообразия индивидуальностей. Явное лидерство, причем с самого первого выхода, мариинцев не исключило интриги: и в третьем туре оказалось несколько уже сложившихся балерин, немало очень сильных танцовщиков и целая поросль подающих надежды учеников. Разные школы, разные типажи и амплуа, неодинаковые подходы к исполнению одних и тех же хореографических фрагментов привнесли в конкурс главное - почти театральную драматургию контрастов.
Анна Галайда (Россия, Москва). До сих пор лично для меня самым захватывающим оставался "Арабеск" образца 1994 года, который стал мерилом уровня любого конкурса. Впервые за многие годы у него появился соперник. И как тот "Арабеск" для меня - конкурс Эгле Шпокайте, нынешний - конкурс Виктории Терешкиной и Дмитрия Семионова. В их случае говорить о технике не имеет смысла - они продемонстрировали, чем отличаются солисты великих театров от просто хороших компаний.
В этом году в Перми оказалось на редкость много не просто крепких профессионалов, но многообещающих индивидуальностей. Тем не менее, присутствие солистов Мариинки показало, что очень часто даже самые талантливые провинциальные артисты страдают от отсутствия квалифицированных педагогов и информации. Здесь собираются профессионалы того уровня, с которыми можно наладить систему мастер-классов, хотя бы однодневных семинаров по стилям различных хореографов и т.п. На мой взгляд, развитие "Арабеска" должно заключаться не только в поощрении артистов, но и в просвещении.
Владислав Иванов (Россия, Пермь). Конкурс становится стабильно сильным. Растет не только техника танца, но и его выразительность. Конкурсанты начинают понимать, что техника не заменяет содержательности танца. Особенно хочется отметить тех, кто "в танце": Яссауи Мергалиев, Ольга Непокрытых, Ли Донг Фун, Руслан Савденов, Александр Смольянинов, Елена Коцюбира, Вадим Мунтагиров, Сергей Кузьмин.
Мицуко Миядзаки (Япония). Рада, что увидела таких профессиональных артистов, как Виктория Терешкина, Елена Коцюбира и другие. Было интересно встретиться и общаться на конкурсе с их педагогами - Любовью Кунаковой и Региной Кузьмичевой. Знаю, что они были прекрасными блеринами, а теперь - великолепные педагоги.
Роберт Уразгильдеев (Кыргызстан). На "Арабеске" для меня открытием стала балерина из Венесуэлы Франческа Дугарте. Ее партнер, в конкурсе не участвовавший, очень деликатно делал все, чтобы балерина "прозвучала". Открытием (и для конкурса, и для меня) стали молодые танцовщики Иван Васильев, Яссауи Мергалиев и тонко чувствующая стиль Мария Богданович.
Елена Федоренко (Россия, Москва). Конкурс запомнился тремя моментами. Во-первых, появлением новых школ, молодых, не подкрепленных традициями, и, тем не менее, показавших культуру, стиль и грамотную основу. Имею в виду юных танцовщиков из Йошкар-Олы, Якутска, Сыктывкара. Их выступления позволяют надеяться на будущее. Во-вторых, средний уровень конкурса стал заметно выше, хотя звездный путь предвидится у немногих. Тем, кто подготовлен технически, явно не хватает понимания стиля, музыкальности, кантиленного дыхания танца, а зачастую и его культуры. В-третьих, конкурс оказался по преимуществу мужским -прекрасных дам вновь затмили кавалеры. И еще хотелось бы отметить принципиальность жюри: оно не выпустило на финишную прямую третьего тура сильных конкурсантов, чей танец грешил потерей благородства и вкуса. Это - поступок мужественный.
К окончанию нашей беседы стали известны результаты. Первую премию получили: женщины - Виктория Терешкина (Санкт-Петербург), мужское золото разделили Иван Васильев (Беларусь) и Дмитрий Семионов (Санкт-Петербург). Все остальные премии тоже были поделены. Вторая премия женская - Франческа Дугарте (Венесуэла) и Елена Коцюбира (Санкт-Петербург), мужская - Вадим Мунтагиров (Пермь) и Руслан Савденов (Казахстан). Третья премия женская: Наталья Ершова (Новосибирск) и Ольга Марченкова (Москва), мужская - Яссауи Мергалиев (Казахстан) и Ли Донг Фун (Корея). Приз Екатерины Максимовой и Владимира Васильева -лучшему дуэту конкурса был присужден золотой паре Терешкина-Семионов. Они же исполнили дуэт "Пойми меня", который принес хореографу Игорю Маркову Премию за лучший номер современной хореографии. Призы за партнерство получили Оксана Кузьменко и Николай Олюнин. Многие солисты были удостоены именных призов и специальных премий, на которые так щедр "Арабеск". Главный Приз жюри прессы увези в Петербург Виктория Терешкина и Дмитрий Семионов.

Евгения Потаповская

 
 
главная