Разделы:
Адрес редакции:
129110, Москва, Проспект Мира, дом52/1. 
Тел:( 495) 688-2401 
Тел:( 495) 688-2842
Факс.:(495) 684-3351
This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.

 Линия - 2008
 ЛИНИЯ. Журнал «БАЛЕТ» в газетном формате.
№ 6/2008
Марина Семенова
Марина Семенова родилась, когда были живы Петипа, Скрябин, Блок и Врубель. Набрала силу, когда творили Фокин, Рахманинов, Цветаева и Малевич. Она, безусловно, женщина столетия, как Грета Гарбо и Марлен Дитрих. С тем счастливым отличием, что по сей день здравствует. О ней написано множество восторженных слов, но, пожалуй, никто не знает Марину Тимофеевну лучше ее дочери - тоже балерины и педагога, заслуженной артистки Екатерины Аксеновой: «Для меня мама - абсолютный авторитет в педагогике и репетиторстве классического танца, - сказала «Линии» Екатерина Аксенова. - Я всю жизнь учусь у нее. Она абсолютно честна в жизни и творчестве. Если человек ей нравится или не нравится, она говорит об этом совершенно откровенно. И какие-то родственные и прочие отношения здесь роли не играют. Если бы она видела, что я плохо учу, в жизни не подпустила бы меня к своему залу. Однажды она уехала в длительную командировку с Большим театром и свой педагогический курс в ГИТИСе оставила на меня. Приезжает, дает урок и говорит: «Ну что, молодец, не испортила». Для меня это была высшая похвала. С днем рождения, мама!».
«Линия» присоединяется к поздравлениям в адрес великой балерины и желает Марине Тимофеевне счастья и благополучия.
Светлана Наборщикова
Якутская весна

В Якутск, куда Правительство обещает, наконец, провести железную дорогу и тем самым связать его с Большой землей, пока «только самолетом можно долететь». Что отнюдь не означает культурной оторванности столицы республики Саха, как не означает и того, что ее жители хоть сколько-нибудь ущемлены и в информации, и в возможности видеть и знать то, что происходит в мире искусства и культуры. Северный климат и географическая удаленность от городов-милионников (самый ближний - Новосибирск) никак не сказываются на культурной просвещенности здешнего населения.
Пример тому - фестивали классического балета «Стерх», которые проходят в Якутске раз в два года, и нынешний - пятый по счету - был посвящен 60-летию якутского балета и представил радушной и заинтересованной якутской публике новые имена.
Вместе с крепкой и стабильной местной труппой, в которой мастерством и профессионализмом выделяются Г.Дулова, Е.Тайшина, Н.Корякина, А.Санникова, Д.Дмитриев, Р.Хон, А.Попов и талантливая молодежь - выпускники местного хореографического училища под художественным руководством Н.Посельской, в течение шести       вечеров на сцену Республиканского театра оперы и балета имени Д.К.Сивцева - Суоруна Омоллона выходили артисты, которые ни разу не были на «Стерхе» и знакомство с которыми составило основную интригу юбилейного феста. Мария Аллаш и Владимир Непорожний из Большого театра привезли фрагменты из спектаклей Ю.Григоровича «Легенда о любви» и «Спартак», они же вели главные партии в «Шопениане» и «Лебедином озере», постановку которого Григорович осуществил в Якутске несколько лет назад. Елена Князькова и Даюн Инь, представлявший Краснодарский театр балета, помимо исполнения в гала-концертах дуэта из балета «Золотой век» выступили в «Ромео и Джульетте» (также в версии Ю.Григоровича), а на «Дон-Кихот» худрук фестиваля Наталья Садовская пригласила солистов Национальной оперы Украины Татьяну Голякову и Сергея Сидорского.
Без балетных «хитов», понятное дело, ни в одном из трех гала обойтись не удалось, и все-таки программы поражали не только соразмерностью частей и логикой контрастов, но и высоким уровнем вкусовых притязаний: Голякова и Сидорский специально для фестиваля выучили дуэт из «Манон» К.Макмиллана и па де де из «Сильвии» Ф.Аштона, станцевав и то и другое изысканно и безупречно,
вдохновенные М.Рудина и А.Насадович привезли из Екатеринбурга «Шехеразаду» М.Фокина и «Сотворение мира» Н.Касаткиной и В.Василева, А.Суродеева и Р.Савденов из Казани - «Барышню и хулигана» К.Боярского, Е.Кузьмина и Ю.Ананян - сцены из «Красной Жизели» и «Русского Гамлета» Б.Эйфмана.
На шесть дней Якутск превратился в настоящую балетную столицу, залы были переполнены, концерты длились почти заполночь, дожди из цветов, кажется, не останавливались ни на минуту. И казалось, что свой старт настоящая весна берет именно здесь, на далеком Севере, которому не страшны никакие расстояния.

К.С.
Две звезды
Для экономического форума в Петербурге подготовили два балетных гала со статусными звездами. В Мариинке - с Ульяной Лопаткиной, в Михайловском театре - с Денисом Матвиенко. В один день, но с разницей в два часа. По этой причине между театрами курсировали зрители и даже артисты.
Принцип построения концертов отличался мало. Классические шлягеры, современная хореография, соло и дуэты. На кордебалетные ансамбли не разменивались. Подход к исполнительскому составу разнился кардинально. В Мариинке заняли только свои силы (исключением стало выступление танцовщика из Ла Скала - он же хореограф нового номера Лопаткиной). В Михайловском из «своих» был только Денис Матвиенко с супругой (плюс случайно вышла с вариацией, прилагаемой к па де де из «Дон Кихота», местная Юлия Камилова, которую даже не сочли нужным обозначить в программке).
Свои выступления Ульяна Лопаткина разделила поровну: три соло (фокинский «Лебедь», монолог из «Кармен-сюиты» и «Танго» Андросова), три дуэта («Trois Gnossienes» Ван  Манена, «Гибель розы» Пети и сочиненный для нее Франческо Вентрильей номер «Противоречия» - ответ «Рукам моря» у
Вишневой). Балерина упорно стремится разнообразить артистический и танцевальный диапазон, уйти от собственного стереотипа и от назначенного ей величия - хотя бы в минимализм концертного репертуара. Остальные участники концерта почти не нарушили привычных рамок. Уже согласованный дуэт Екатерина Осмолкина и Михаил         Лобухин исполнял хорошо дающееся им адажио из «Легенды о любви» и новый для себя номер - тоже на сложных поддержках - «Вальс» Мошковского - Вайнонена. Евгения Образцова и Владимир Шкляров выбрали подходящее по характеру адажио из «Золушки» и па де де из «Дон Кихота», технические трудности которого им пока не даются. Зато очень согласованно танцевали Виктория Терешкина и Антон Корсаков. Терешкина - наглядная иллюстрация того, что труд создал довольно стабильную балерину, а Корсаков никогда не дает забыть о том, что балет - нелегкое ремесло. Осталось неясным, какое отношение это имеет к па де де Чайковского - Баланчина.
Гала в Михайловском получился более населенным и неровным. Сам Денис Матвиенко танцевал только одно соло - вариацию из «Спящей красавицы» Нуреева - довольно сложный перечень движений, рассчитанных на более мягкие, чем у него, мышцы. Но справился успешно. Остальная программа была дуэтной. С Анастасией Матвиенко премьер станцевал «Классическое па де де» Обера - Гзовского. Поддержки удавались блестяще, но остальное шло замедленным темпом. У Анастасии Матвиенко далеко не столь уверенная техника, чтобы справиться с этой хореографией, даже в измененном виде. Да и герой вечера испытывал немалые затруднения. Основной эффект произвели костюмы. Совсем иначе пара выглядела в своем неизменном «Radio and Juliet». В современной пластике артисты более раскрепощенные и выразительные. Этому номеру в концерте досталось примерно то же место, что у Лопаткиной - «Лебедю».
Еще три дуэта Денис Матвиенко танцевал с партнершами из разных театров. Легко и спокойно - «Диану и Актеона» с Екатериной Осмолкиной из Мариинки (она в этот вечер успела на оба концерта). Энергетику мужского танца подчеркнуло свойственное Осмолкиной изящество. В дуэте из «Кармен» Сергея Швыдкого героиня Елены Филипьевой (Киев) выглядела опасной инопланетянкой, которая словно вела загипнотизированного Хозе на поводке (такая Кармен, пожалуй, Лопаткиной подошла бы больше). А Светлана Захарова из Большого театра очень старалась сыграть испанку в па де де из «Дон Кихота». Но чувствовался нелегкий груз должности примадонны. Матвиенко - тоже не самый темпераментный Базиль, и дуэт не вышел за рамки чистого профессионализма.
Намного интереснее у Захаровой получился номер «Black», который для нее поставил тот же Вентрилья (результат приглашения ее в примы Ла Скала). Экспрессия современной пластики и графические линии удаются балерине феноменально, выразительность рождается из точного исполнения хореографии. Андрей Меркурьев в таком репертуаре - незаменимый партнер. Еще в программе были Олеся Новикова и Леонид Сарафанов из Мариинки
- в баланчинском па де де. Сарафанов станцевал в своей
фирменной легкой, безусильной манере. Новикова была
бы хороша, если бы не старательная напряженность танца
- может быть, из-за недостаточно пластичной спины. Игорь
Колб в «черном» па де де «Лебединого озера» поддерживал украинскую балерину Наталью Мацак. Уверенность
манеры у нее, к сожалению, не дополнена стабильностью
техники и чистотой школы. Дуэт из Большого театра в
па де де из «Пламени Парижа» - Нина Капцова и Иван Васильев - выступил неровно. Капцова, похоже, старалась уйти в тень, а партнер ничего нового, кроме эффектных трюков, не показал. Выучка по-прежнему хромает, мешают неряшливые стопы и проблемная фактура.
Из зарубежных гостей уже привычно наиболее яркое впечатление согласованностью артистизма и танца произвели Сильвия Аццони и Александр Рябко в дуэте из «Дамы с камелиями». Ноймайера. Изабель Сьяравола и Бенжамин Пеш из Гранд Опера очень средне станцевали дуэт из «Арлезианки» Пети. Па де де из «Корсара» показала весьма посредственная пара Мари Кармен Катоя и Жерлин Ндуди из «Майами Сити Балет». Еще был Раста Томас, выпускник американской академии Олега Виноградова, опять со «Шмелем», которым повеселил несколько лет назад, напросившись в гала Мариинского фестиваля. Пластичности с тех пор заметно поубавилось, выразительности - тоже. Не спас положение «Человек в зеркале». С Майклом Джексоном, под музыку которого поставлен номер, не сравнить ни собственно постановку, ни уровень танцовщика. В итоге количество приглашенных не вполне перешло в качество. Что, собственно, и продемонстрировали в финальной коде с парадом-алле участников.
Ирина Губская
Не слабое звено
Второй год подряд на свой выпускной концерт приглашает публику, кажется, самое молодое Московское хореографическое училище при Московском государственном академическом театре танца «Гжель». Да не куда-нибудь, а в Концертный зал имени П.И.Чайковского
 Театр «Гжель»,.созданный и руководимый народным артистом России, лауреатом Государственных премий РФ и обладателем множества громких ученых степеней и званий Владимиром Захаровым, обрел популярность не только у нас в стране. Гастрольные маршруты коллектива пролегли от Америки до Южной Кореи, и везде ему сопутствовал шумный успех.
Однако на этом Владимир Михайлович не успокоился. У него большие творческие планы, для осуществления которых необходимы профессиональные кадры, собственноручно взращенные. Так, из детской муниципальной хореографической школы Северо-западного автономного округа Москвы возникло Хореографическое училище, осуществившее уже второй выпуск профессиональных артистов. Идея хороша. Дети постигают азы хореографии, затем могут продолжить учебу здесь же, в высшем звене - Академии славянской культуры, и, наконец, предъявить свои знания навыки на сцене.
Сегодня Училище насчитывает сто учащихся. Для работы сюда привлечены опытные педагоги. Заведующая отделением классического танца - лауреат Премии Правительства РФ Ольга Шаройко, заведующая отделением народного танца - заслуженный работник культуры РФ лауреат Премии Правительства РФ Валентина Слыханова. Воспитанников обучают танцевальным премудростям народный артист России В.Тедеев, заслуженные артисты России Л.Гусева, О.Гришина, А.Ковтун и многие, за чьими плечами Московская академия хореографии и Академия Русского балета имени А.Я.Вагановой, работа в Большом театре, иных известных балетных труппах.
Для выпускного концерта 2008 года (класс девочек вела Н.Кузьмина) подготовили программу в двух отделениях. В ней заняли не только шесть нынешних выпускниц, но и учеников всех возрастов. Третьеклассницы Варвара Прокопенко и Александра Грабовская танцевали «Пиццикато» из балета Л.Делиба «Сильвия», а сцену из «Коппелии» исполнили студентки второго курса. Удовлетворили и разнообразные вкусы зрителей, показав страстную хореографическую миниатюру «Порыв» на музыку И.Альбениса (Ульяна Большакова) и «Трепак» из «Щелкунчика» (Дарья Братищева, Александра Лябаш, Максим Попов), эстрадную «Шкатулку», в которой солировали Ольга Демина и Диана Косырева. К сожалению, балетмейстеры были указаны в великолепно изданной программке общим списком, так что авторство многих произведений осталось безвестным.
Кстати, вновь приходится упомянуть о бережности сохранения классической хореографии и искажениях канонического текста, которых избежать не удалось.
По традиции Училище привлекает к партнерству со своими ученицами опытных мастеров. На сей раз молодой артист Московского музыкального театра им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко Илия Урусов выступил в дуэте с Анастасией Тетериной, лауреат международных конкурсов Алексей Борзов помог Дарье Михайловой в pas de deux Лизы и Колена, а солист Большого театра Андрей Евдокимов украсил Grand pas «Дон Кихота», представив публике выпускницу Диану Косыреву-Китри. Танцовщик выступил также в Pas de six из балета «Маркитантка», где женское solo вполне стильно и технически грамотно исполнила студентка первого курса Нина Колоскова. Редкий гость на сцене, тем более школьной - фрагмент балета А.Сен-Леона - результат успешной работы педагога Натальи Пермяковой. Она же подарила Училищу другой шедевр - «Кумушек» Л.Якобсона на музыку А.Аронова. Студентки первого курса замечательно справились с образностью, танцевали с видимым удовольствием.
Конечно, воспитанники не избежали и строгих оценок профессиональных зрителей, которые были приглашены в зал руководством Училища. Извечной показалась проблема формы рук, выворотности. Взявшись за исполнение сложнейших дуэтов, некоторым исполнительницам придется поработать над физической выносливостью. Ведь можно и не обладая блестящими данными танцевать грамотно и красиво.
Все эти замечания показались бы лишними родным и близким участников концерта. Следя за выступлением будущих артистов, одетых в роскошные костюмы, родственники от мала до велика спешили одарить их букетами еще до окончательного завершения выступления.
Александр Максов
Entree на большую сцену

Традиционный выпускной (он же - отчетно-годовой) концерт Московской государственной академии хореографии, как всегда, прошел на сцене Большого театра, и на сей раз был посвящен «Году семьи». Собственно, семейная атмосфера неизменно сопровождает это событие: в зале множество родных и близких юных артистов, одно появление которых на сцене взрывает тишину аплодисментами.

Усилиями ректора Марины Леоновой последние несколько лет Московская академия хореографии впечатляет программой главного концерта года. Ныне разнообразие представленных жанров танцевального искусства и художественный уровень воплощения просто восхитили. Это отметили даже явленные скептики В первой части балетного гала представили дивертисмент из балета «Пахита», которую открывали детский полонез и мазурка. Прекрасные, выдержанные в стиле костюмы заставили забиться сердце не меньше, чем стройность линий и умелые перестроения маленьких воспитанников. То, что мы увидели дальше, - достойно самых высоких оценок. Отлично выученные, одетые в прекрасные (торжество колористики и портняжного мастерства тюники от «ГРИШКО») костюмы, танцовщицы одна лучше другой вплетали свои вариации в роскошное ожерелье Петипа. Сложнейшее pas de trios вполне профессионально исполнили выпускники Егор Евланов (танцовщик невысокий, но пропорционально сложенный, с красивой линией ног и хорошей формой вращений), Юлия Невдошенко и Анна Филатова. Слаженность продемонстрировали корифейки и ансамбли. Однако, как и положено Балерине, внимание на себе по праву сосредоточила Янина Париенко (партнер - совершающий стремительный карьерный взлет артист Большого театра Артем Овчаренко). У Янины благоприятные физические данные, рост, красивая стопа, большой шаг, но, пожалуй, главное - мера вкуса, когда танец не становится бессмысленной демонстрацией возможностей тела, а темперамент не выливается в аффектированное самолюбование и всеподавляющее ощущением собственной исключительности.
Дирижировал Михаил Грановский, палочка которого была дружественной по отношению к артистам, но все же некоторые темпы, паузы и люфты продолжают нуждаться в определенной коррекции.
Из тех, кого стоит отметить в классическом репертуаре, - Мария Ларикова, Мария Усачева, Ангелина Влашинец, Дарья Хохлова.
Обаятельная и свободная в преодолении технических каверз партии Елизавета Крутелева танцевала pas de deux из «Корсара» с Игорем Цвирко, который уже служит в Большом театре, но, как и Овчаренко, не теряет связи с alma mater - уже в качестве студента исполнительского факультета.
Счастьем светилось лицо грациозной Нины Гольской, которая в паре с Владиславом Лантратовым в pas de deux из вайноненского «Щелкуничка» воплотила свои представления о кантиленности дуэта и эмоциональной окраске собственных soli, исполненных легко и непринужденно.
Старательно и радостно сплясали «Маленьких испанцев» Татьяна Василишена, Платон Ясев и Артур Мкртычян. Еще ярче сверкнули артистическим дарованием комичные Виктория Зиновьева и Алексей Корягин в другой миниатюре Л.Якобсона «Деревенский Дон Жуан» (на музыку Ю.Зарицкого).
Несколько бледнее выглядела сцена из «Ивана Сусанина». Если полонез в постановке Ростислав Захарова еще хранил горделивость польского панства, то его же краковяк скорее напоминал старательный ученический эскиз на тему характерного танца, в котором грим и костюм не помогли созданию убедительного образа.
За современную хореографию отвечал итальянец Давид Бомбан. Его «Кармен» (на музыку Ж.Бизе) со всей страстью, выраженной в движении, танцевали Антонина Чайкина и Олег Рогачев из Московского музыкального театра им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, а «Дуэт» (на музыку И.-С.Баха) наполнили экспрессией Янина Париенко и Алексей Костин.
Детки выросли, и театральные труппы пополнятся грамотными танцовщиками, а на балетном небосклоне замерцают новые звездочки. Цветы, в которых «утопили» в финале участников концерта и их наставников, стали явным выражением успеха и зрительской признательности.

Александр Максов
Мария Кочеткова: На моем пути оказались люди.которые не дали бросить балет!
 Став в этом сезоне прима-балериной Балета Сан-Франциско, 24-летняя Мария Кочеткова участвовала в трех из десяти мировых премьер «Фестиваля новых постановок», исполнила главную партию в «Щелкунчике», который был записан на DVD, станцевала в балетах Баланчина и Марка Морриса. И дебютировала в роли новой любимицы Сан-Франциско: на здании театра - баннер с ее фотографией, на обложках журналов - ее портреты, в общенациональной трансляции юбилейного спектакля она - в главной партии.
- Едва прибыв в Сан-Франциско, Вы еще до начала
сезона столкнулись с десятком хореографов, которые
приехали готовить «Фестиваль новых постановок».
Чем для Вас запомнилась эта работа?
- Это большое счастье, большая честь, когда хореографию ставят лично на тебя. Искать что-то новое, много раз пробовать разные варианты тяжело. Но роль чувствуешь совершенно по-другому, когда знаешь, чего хотел постановщик, что хореограф имел в виду в том или ином случае. Балет Сан-Франциско отличается тем, что здесь даже старые спектакли возобновляют люди, которые имеют к ним непосредственное отношение, поэтому есть ощущение, что получаешь их «из первых рук». Приходится учить тело чему-то совершенно новому. Это, мне кажется, практически все равно что быть хирургом - и вдруг заняться балетом. Похожий опыт до Сан-Франциско у меня был лишь однажды, когда работала с Дэвидом Доусоном (в России его знают по спектаклю для Мариинского театра) над «Миллионом поцелуев на моей коже». Для меня то было прорывом, так же, как и работа над «Тремя Гноссиеннами» Ханса ван Манена. Я поняла, что есть столько хореографии, современных постановок, в которых хоте
лось бы себя попробовать, что это стало одной из главных
причин покинуть Английский национальный балет, где я
танцевала четыре года: в Лондоне сидела на диете из «Лебединых озер», «Спящих красавиц», «Щелкунчиков».
- Хореографы обычно требуют, чтобы Вы максимально точно выполняли их указания, или ждут сотрудничества и Ваших собственных идей?
- Все по-разному. Работая с Уилдоном, мы с партнером
Жоаном Боадой все время что-то пробовали, предлагали.
Бывало даже, что он просил закрепить тот вариант, когда мы что-то неправильно сделали: «А мне нравится, так и оставьте». Крис создает хореографию с танцовщиками вместе, но при этом видит гораздо дальше нас и умеет множество идей складывать в единое целое. И у него настолько все органично, одно из другого вытекает, что я просто наслаждаюсь, когда танцую. С Хелги Томассоном сначала было очень тяжело - он руководитель труппы, я не чувствовала себя свободно, когда первый раз пришла на репетицию. Минут пять он ходил по студии, потом попросил: «Здесь аттитюд, потом пойди туда, здесь так», а сам на меня даже не посмотрел. Потом я привыкла: он просто точно знает, что хочет, работает сам с собой, а не с танцовщиками. И никогда не шлифует - дает хореографию, а уже с ассистентами мы сверяем руки, положения, направление движения. Юрий Посохов много экспериментирует,  поэтому работать с ним тяжело. Но результат потрясающий - такое изобилие идей!
Марка Морриса понять сложно. Выглядит его работа совершенно спонтанно: «Почему бы тебе не пойти сюда? А теперь поцелуйтесь и давайте сделаем вот это каратэ». Хореография у него неразрывна с музыкой, при этом очень сложный ритм - наши танцовщики все время считают, независимо от того, сколько они это танцуют.
А вот Куделка точно знает, что он скажет, когда войдет в студию. Я все время вижу его в наушниках - он часами слушает музыку, упершись взглядом в никуда. А потом комбинации складываются в такой спектакль, который я способна смотреть, открыв рот и забыв, что это балет.
- Американская пресса пришла в восторг от Вашей «Жизели». Спектакль у Вас был подготовлен еще в России. Пришлось в нем что-то менять?
- Жизель я станцевала в 18 лет. С тех пор возможность
повторить была всего несколько раз. Зато столько смотрела спектакль, столько о нем думала! Сейчас, когда начала
репетировать, меня все время будто бросало назад. Я
вспоминала, как со мной готовил эту партию Вячеслав
Михайлович Гордеев, вспоминала замечания Ирины Александровны Чистяковой, с которой работала в Петербурге
- она во мне обнаружила то, чего я сама про себя не знала. В то время я, наверное, была слишком молода, только из школы, волновалась в основном из-за техники. Зато сейчас оказалось, что я все помню и уже могу воспользоваться теми уроками.
- А в Сан-Франциско есть такая разбирающаяся в
балете публика, как в Москве и Лондоне?
- Не могу говорить про Москву - не так хорошо знаю,
что там сейчас происходит. Но в Лондоне столько всего
интересного одновременно - мюзиклов, выставок, спектаклей, гастролей, что люди распыляются между ними. В Сан-
Франциско культурная жизнь не такая интенсивная, поэтому большинство людей интеллектуальных идет в балет или оперу. К тому же наша компания показывает и балет, и современную хореографию, поэтому публика моложе. И она более преданная: люди приходят в театр несколько раз в неделю, общаются с артистами, пишут имейлы.
- Внутри компании Вы ощущаете конкуренцию? Или
контракт ведущей солистки делает неприкосновенной?
- Я думаю, нет труппы, где легко относятся к тому,
что приходят новые балерины и получают роли. Нужно
все время доказывать, что я их получаю заслуженно, Это
нормально, ведь разница с некоторыми примами у меня 20
лет, так что какое между нами может быть соревнование!
На банкете по случаю открытия сезона я оказалась за одним столиком с девушкой, которая сказала мне: «Я приглашения на эту вечеринку ждала десять лет».
- То есть ждать помощи неоткуда?
- Я помощи не жду, а если нужно, могу обратиться к Юрию Посохову - он всегда готов помочь, первым рискнул со мной экспериментировать, когда другие еще опасались брать в свои постановки. Поддерживать хорошие отношения стараюсь со всеми. Мы иногда проводим время вместе, куда-нибудь вместе выходим. Хотя все настолько завалены работой, что она забирает все силы. Но когда просят совета молодые девочки, выпускницы школы, я с удовольствием делаю то, что могу, рада быть им полезной. Не знаю, стану ли я в будущем учить балету, но профессиональная аналитическая работа идет в моей голове постоянно, поэтому я могу дать хороший совет, помочь. Мне самой ведь всегда встречались на пути люди, которые помогали, не дали бросить балет, когда я об этом подумывала. Наверное, эти встречи - самое большое мое счастье.
- Что это были за встречи?
- Их было не так много, но они оказались очень важными в жизни. На своем первом конкурсе, в Казани, я встретила Вячеслава Михайловича Гордеева, Махара Хасановича
Вазиева и Валентина Николаевича Елизарьева. Гордеев
после этого отправил меня на конкурс в Лозанну и там я получила стажировку в Лондонский Королевский балет. У него же станцевала мои первые «Жизель» и «Спящую». Он сам
со мной репетировал: «ломал» руки, прививал стиль. Благодаря ему «Спящая красавица» - балет для меня особый. Елизарьев дал шанс, когда у меня было тяжелое время: в Минске я станцевала - «Жизель», «Дон Кихот», только что
- «Спящую красавицу». Вазиев пригласил в Мариинский театр. Ответила - «Я только на втором курсе, не могу». Дурочка была. Наверное, Махар Хасанович этого разговора и не помнит, но мне он дал невероятное вдохновение.
Сергей Филин, когда меня в балетном мире еще никто не знал, помогал попасть на классы в Большой театр, советы давал, просто считал, что я талантливый человек, и это было важно, ведь у меня никакой поддержки, никаких связей не было.
В Королевском балете я встретила педагогов Александра Агаджанова и Михаила Мессерера. Мессерер взялся готовить меня к конкурсу, когда в театре я не танцевала ничего. Он меня буквально вытащил обратно на сцену, когда я уже совсем решила, кончать с балетом, работал абсолютно бескорыстно, огромные силы вложил.
Если бы не встреча с Крисом Уилдоном, сейчас я бы вряд ли танцевала в Сан-Франциско. И, конечно, Хелги Томассон. Он, наверное, даже не понимает, сколько для меня сделал - я ему обязана всем.
Анна Галайда
Новосибирский первый 

С тех пор, как знаменитый танцовщик Игорь Зеленский возглавил балетную труппу Новосибирского театра, он не устает повторять: «Мы работаем для нашей отечественной публики, которая вправе видеть все лучшее, что есть в современном балете». В частности - молодых, но уже признанных во всем мире звезд столичных театров. Парад знаменитых гостей, выступивших в спектаклях и гала - концертах    вместе с местными артистами, и составил программу Первого сибирского фестиваля балета.
прыжки, вихревые
На открытии в «Жизели» вдохновенно солировали прима-балерина Большого Светлана Лунькина и Йохан Кобборг. «Дон Кихот» стал триумфом Натальи Осиповой и Ивана Васильева, щедро и с удовольствием показавших новосибирской публике свои фирменные вращения и захватывающий дух темпераментный танец. А выступление Ивана Васильева в роли Спартака в сцене из знаменитого балета Юрия Григоровича наэлектризовало огромный зал, как стадион на футбольном матче.
Мария Александрова с мастерством и достоинством исполнила свою коронную роль Гамзатти в «Баядерке», дебютировала в партии Авроры в «Спящей красавице», выступила в па де де из «Корсара» вместе с Игорем Зеленским, придала праздничный блеск классическому дуэту на музыку Обера, который, начиная с ее вариации, шел под аплодисменты в такт. А сверх того украсила гала-концерт сценами из «Кармен-сюиты», броско исполненными в дуэте с Андреем  Уваровым.
Мариинский театр представили Евгения Образцова и Владимир Шкляров. Они экспрессивно и музыкально выступили в сцене у балкона из «Ромео и Джульетты» Л.Лавровского, а затем продемонстрировали элегантный петербургский академизм в па де де Авроры и Дезире из «Спящей красавицы».
В чистоте танца с ними соперничал один из главных героев фестиваля - новосибирец Семен Чудин. Стройный легкий танцовщик, обладатель красивых линий, он успешно работает в Цюрихе и впервые за много лет вернулся в родной город продемонстрировать свой европейский лоск в партии Дезире в «Спящей красавице» и па де де Обера вместе с Марией Александровой.
В роли Никии в «Баядерке» зрители смогли сравнить петербурженку Елену Востротину и новосибирскую приму Анну Жарову - опытную балерину и вдумчивую актрису, которая наполнила драматизмом каждое движение знаменитой роли.  Солора в обоих представлениях «Баядерки» танцевал сам Игорь Зеленский, восхищая публику великолепным прыжком, виртуозным мастерством партнера, благородными рыцарскими манерами и продуманной трактовкой образа героя, которому сочувствуешь, а не осуждаешь за предательство.
Новосибирским артистам с трудом дались ежедневные выступления в самых изнурительных классических спектаклях. Тем больше уважения вызывала тщательность исполнения массовых сцен и энтузиазм солистов, самоотверженно проявлявших максимум своих способностей. В новосибирской труппе много ярких индивидуальностей - лучезарная Елена Лыткина, атлетичный Роман Полковников, виртуоз Максим Гришенков, играючи предъявляющий прыжки с заносками в партии Голубой птицы, делающий акробатические сальто в «Баядерке» и феерические воздушные трюки в «Пламени Парижа», артистичная и разноплановая Наталия Ершова, академичный в классике и свободно владеющий современной пластикой Илья Головченко и многие другие.
«Над концепцией фестиваля нам предстоит еще поработать, - заметил директор театра Борис Мездрич. - Но чтобы балет затмил такие солнечные выходные дни и в тридцатиградусную жару публика ломилась в театр, а не на дачи, - такого у нас давно не было».

Ярослав Седов
Марийские встречи

То, что происходит в Йошкар-Оле, впору называть чудом. Напомним: Константин Иванов, солист Большого театра, несколько лет назад решил оставить Москву и посвятить свои годы возрождению музыкального искусства родного марийского края. Возглавив Марийский государственный театр оперы и балета имени Эрика Сапаева, он заявил, что город будет иметь хореографическое училище (и имеет - первых первоклашек разыскивали по деревням края, объясняя родителям, что такое балет), что балетная труппа пополнится своими выпускниками (и все они пришли в родной театр!), что город будет иметь свои международные фестивали (и на них с радостью приезжают звезды!), репертуар будет пополняться новыми премьерами (в сезон их выпускается несколько!), и зрительный зал будет полон (лишние билеты спрашивают у входа!). То есть, многое из намеченного уже состоялось - театр оперы и балета стал национальной гоодостью Марий Эл. Корреспондент «Линии» побывал в Йошкар-Оле, и мы предлагаем читателям три рассказа о марийском балете. В июньском номере - первый
Прима
Самая молодая труппа страны зажгла свои звезды. Одна из них - прима театра Мария Максимова. Когда-то, когда Маша еще носила фамилию Выдрина, довелось увидеть ее по-ученически робкий танец на якутском фестивале. Но было в нем то, что воспитать невозможно, - очарование индивидуальности, точное перевоплощение и удивительная трогательность. Сегодня она известная танцовщица, отмечена званиями, ведет репертуар, но, что самое невероятное, сумела сохранить трепетное отношение к искусству, его поэтическую суть.
- Мария, как Вы попали в Йошкар-Олу?
- Работала в Сыктывкарском театре, в труппе все повторялась ситуация с уходом художественных руководителей. Я начала думать о том, чтобы куда-нибудь уехать, но все не могла решиться. Очень тяжела на подъем: сделать какой-нибудь серьезный шаг непросто, слишком долго думаю, примеряю, решаю.
В Якутске, на балетном фестивале, я встретилась с Константином Ивановым. Это была не первая наша встреча - он приезжал в Сыктывкар, и на тот момент мой партнер Максим Фомин тоже надумал уехать и искал место. Он созвонился с Константином Анатольевичем и сразу передал мне приглашение в Йошкар-Олу. Честно говоря, тогда я вообще не представляла, где этот город находится. Так мы и приехали. Решиться на отъезд было очень тяжело, потому что я родом из Сыктывкара, там все мои родные. Уезжать от мамы, папы, одной, непонятно куда- было страшно.
- Вы тогда работали в театре первый год?
- После окончания училища - первый. На самом деле
- дольше. Мы работали в театре со второго курса.
- Сколько Вам было лет, когда вы покинули родительский дом?
- Девятнадцать.
 - В Йошкар-Оле Вы сразу попали на положение
солистки?
- Да, мы ехали сюда как солисты и сразу начали много
танцевать. Марийский театр быстро стал мне родным, и
для меня было неожиданно, что я как-то сразу влилась в
коллектив, возникло теплое общение, быстро сработались
с педагогами.
- Максим уже несколько лет танцует в Москве?
- Да, он уехал через сезон.
- Какие партии сейчас в Вашем репертуаре?
- Одной из памятных премьер на марийской сцене была Китри в «Дон Кихоте». Танцую Машу в «Щелкунчике», Одетту - Одиллию, Жизель, Джульетту. Танцевала в «Серенаде» Георгия Алексидзе, который приезжал специально для этой постановки. Есть и другие партии. Танцую много.
- Нас поражает молодая энергия и стремительное
развитие балета в Йошкар-Оле. Вы ощущаете необычность своего театра или Вам кажется, что все так и должно быть?
- Нет-нет, все это чувствуем и мы - ведь встречи с коллегами из других театров происходят нередко, мы разговариваем и знаем, как работают в разных коллективах. У нас много премьер, разнообразный репертуар, немало интересных гастролей.
Наш коллектив очень дружный, молодой, активный. У Константина Иванова много идей, большинство из которых он реализует. В театре жизнь идет полным ходом, и это очень радует.
- Гастрольные маршруты театра проходят по России?
- Не только. Мы часто ездим за границу. Гастролировали в Китае, Мексике, Ливане, на Тайване, даже в Перу
побывали. Самым большим спросом пользуется «Лебединое озеро», недавно возили «Щелкунчик» в Германию.
- Какие партии Вам ближе - лирические или, например, такие огневые, как Китри?
- Все-таки лирические. Одетта, конечно, ближе Китри.
И очень люблю Мирту.
- Мирту, а не Жизель?
- Да, именно Мирту. Она мне очень понятна, хотя не
могу сказать, что в жизни я такая строгая, коварная, холодная. Абсолютно нет. Но подобные партии мне нравятся.
- Волнуетесь, когда выходите на сцену?
- Конечно, это же естественно. Правда, волнение уже не такое безудержное, как было раньше. Годы и опыт научили держать себя в руках на спектаклях текущего репертуара. Ну а премьера - это, естественно, отдельное переживание, какое-то особое, возвышенное.
- Есть ли у вас постоянный партнер?
- Сейчас постоянного партнера нет. Танцую со многими
солистами. В театре подрастают новички, их вводят в спек
такли. Конечно, им надо помогать. В нашей труппе вообще
развит дух взаимовыручки.
- Вы очень молоды, но Вас сегодня уже можно назвать помощницей или наставницей тех юных танцовщиков, которые сегодня пришли в театр.
- Нынешних своих кавалеров я помню еще мальчиками, когда они танцевали суворовцев. Они выросли на моих глазах. Мальчишки - молодцы, они быстро входят в профессию. Константин Анатольевич очень много с ними
работал, и результат, конечно, впечатляет.
- Танцевали ли в дуэте с Константином Ивановым?
- Да. И сейчас танцую. Особенно много на гастролях.
- Солистки Большого театра говорили, что он очень
надежный партнер и любили с ним танцевать.
- Костя - отличный танцовщик. Как партнер он очень
профессионален и тактичен, в его руках я чувствую себя
абсолютно комфортно и спокойно. Тем более что с ним мы
уже проработали достаточно долгое время, уже притерлись, если можно так сказать, друг к другу и понимаем друг
друга без слов.
- А почему Вы не участвовали в конкурсах?
- Один раз, когда еще работала в Сыктывкаре, участво вала. Но не очень удачно. Может, я виновата, может быть, неправильно меня настроили педагоги, которые готовили к конкурсу. Скорее всего, я совсем не конкурсная танцовщица. Долго у меня не было желания участвовать в состязаниях, чуть позже, когда можно было бы попробовать, ушла в декретный отпуск. А сейчас уже поздно.
- Трудно было входить в форму после родов?
-Да, очень. Думала, что будет намного проще.
- Как Вы решились на рождение ребенка в начале столь успешного творческого пути?
- Так получилось, что я встретила своего человека, влюбилась и когда поняла, что будет ребенок, смело пошла в декрет, не думая о том, повлияет это на мою карьеру или нет. Если честно, то я больше семейный человек и совсем не карьеристка. Родила замечательную девочку, и когда ей исполнилось два месяца, решила попробовать позаниматься. Пришла в театр и после урока поняла, что еще не готова, мне было слишком тяжело. Серьезно начала входить в форму, когда Ульянке исполнилось четыре месяца.
- Почему назвали дочь Ульяной? Сегодня это редкое имя ассоциируется с балетом.
- Мы с мужем долго думали, как назовем дочь, примеряли к отчеству и фамилии многие имена. Почему-то имя Ульяна в нашей памяти не всплывало. Вы знаете, у меня было какое-то странное чувство: мне казалось, что имя у дочери уже есть, и я должна просто его вспомнить. Должна, но никак не могла - забыла. И уже буквально перед родами я сидела в поликлинике и вновь перебирала имена. Женщина где-то далеко, в конце коридора, громко разговаривала по телефону и вдруг спросила своего собеседника: «А Ульяна-то как?». Я поняла, что вспомнила то имя, которое сидело в моем подсознании. На гастролях в Кирове у меня брал интервью один журналист и задал такой же вопрос. И, я рассказала ему эту историю, а в
газете было написано, что я назвала дочь в честь Ульяны
Лопаткиной.

Елена Троицкая
главная