Разделы:
Адрес редакции:
129041, Москва, Проспект Мира, дом52/1. 
Тел./факс: (495) 684-3351 
Тел.: (495) 684-3351
This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.

 Линия - 2010
 ЛИНИЯ. Журнал «БАЛЕТ» в газетном формате.
№ 04/2010

линия обзора
Открыли пространство

Фестиваль Dance Open прошел в Санкт-Петербурге в девятый раз. Автор идеи Василий Медведев (худомсественный руководитель) и Екатерина Галанова (руководитель фестиваля) подарили почитателям хореографического искусства и профессионалам настоящий праздник.
 Фест-неделя   оказалась насыщенной событиями: балетные вечера, мастер-классы, научная конференция  «Проблемы сохранения и развития академических традиций в современном балете».  Конференция, прошедшая под председательством главного редактора журнала «Балет» Валерии Уральской, собрала видных деятелей балетного театра - практиков и теоретиков Москвы и Петербурга  В заинтересованном разговоре приняли участие экс-худрук балета Мариинского театра, а ныне декан режиссерского факультета консерватории им Н.А Римского-Корсакова Олег Виноградов, его вузовские коллеги балетовед Аркадий Соколов-Каминский, историк балета Людмила Линькова, экс-солист Мариинки Борис Бланков, критик Светлана Сливинская и другие В рамках фестиваля развернули фотоэкспозицию «Страдивари танца», запечатлевшую Наталью Макарову в ее сценических образах и в жизни На фото из личного архива, многие из которых экспонировались впервые, балерина запечатлена с американскими президентами, принцессой Дианой, в кругу семьи Сама Наталья Романовна возглавила авторитетное жюри, которому предстояло вручить впервые учрежденные призы Dance Open по итогам звездного Gala в БКЗ «Октябрьский», где артисты разных стран танцевали в ее честь
Начались фестивальные акции в Михайловском театре величественным концертом-мемориалом      «Балетные     легенды      Санкт- Петербурга посвященным столетним юбилеям Татьяны Вечесловой, Константина Сергеева, Галины Улановой и Вахтанга Чабукиани Вкус и профессионализм царили во всем в изобретательном оформлении сцены Вячеславом Окуневым, разместившем на кулисах и падугах- принтах коллажи с изображением героев в их самых знаменитых ролях, в краткой, но емкой и поэтичной текстовой «подводке» к танцу (чтецы-ведущие Анна Геллер и Николай Буров), в подборе архивных видеоматериалов, зафиксировавших танец великой четверки, в продуманной режиссуре, органично соединившей с пленкой живое искусство молодых артистов, воспринявших творческую эстафету из рук великих предшественников Динамично сменяли друг друга видеопроекции пиратской каравеллы, выброшенной на прибрежные скалы, таинственно плывущих по лунному небу облаков, повторяющих изгиб шарфа Никии-тени, величественного средневекового замка...
Блеском подлинных драгоценностей заблистали безупречная в танце Виктория Терешкина - Китри, чей игривый веер выписывал виртуозные траектории и поражал в движении удивительной изысканностью и элегантностью (Терешкина также станцевала и Одиллию); обаятельный и артистичный Денис Матвиенко (Базиль, Раб, Ланкедем), танец которого не знает технических преград и стоит дороже иных отмеченных призами рекордов, Антон Корсаков - стильный Дезире, красноречиво сдержанный в образе влюбленного цирюльника, и залихватский в «Гопаке», исполненном на пару с солистом Большого театра - удальцом Денисом Медведевым. Партнершей танцовщика в Pas de six «Эсмеральды» стала о
его коллега по Большому театру миловидная Анастасия Сташкевич, рассыпавшая бисер pas de bourree, из лука поражающая Актеона Диана и легкокрылая исполнительница вариации в  Grand pas «Дон Кихота».
В репертуаре Вечесловой, Улановой, Сергеева и Чабукиани предстали Анастасия Коллегова, Екатерина Борченко, Олеся Новикова, Анастасия Матвиенко, Элиза Карилло Кабрера, Ирина Перрен, Михаил Канискин (Германия), Игорь Колб, Марат Шемиунов. В характерном амплуа выступили Кристина Карасева, Андрей Евдокимов, Александр Воробьев (Большой театр) и Полина Рассадина, темпераментно исполнившие «Танец басков» из «Пламени Парижа» в окружении революционных масс от Театра балета имени Леонида Якобсона. Вместе с именитыми мастерами Ульяной Лопаткиной, Ирмой Ниорадзе, Игорем Зеленским, Ильей Кузнецовым, Владимиром Малаховым, Николаем Цискаридзе на сцену выходили и совсем юные артисты. «Внучкой» Галины Сергеевны Улановой любовно называли хрупкую Дарью Хохлову, для которой ее педагог Людмила Семеняка, прославленная звезда-ученица Улановой, поставила трогательную хореографическую миниатюру «Из роли в роль» на музыку Моцарта.
В заключительном гала-концерте приняли участие танцовщики из России, Европы и Америки. Они стали номинантами приза Dance Open. Призов было восемь, и представляли собой они выполненную в хрустале копию знаменитого слепка ноги Анны Павловой (оригинал выполнен в бронзе скульптором Борисом Фредман-Клюзелем в 1913 году).
Жюри, в которое под председательством Натальи Макаровой вошли Джон Ноймаер (Гамбургский балет), Владимир Малахов (Берлинская опера), Йоргос Лукос (Лион), Алтынай Асылмуратова (худрук Академии Русского балета имени А.Вагановой), Юрий Бурлака (худрук балета Большого театра) Иван Лишка (Баварский балет), Юрий Фатеев (Мариинский театр), Иван Наги (экс-директор Английского Национального балета), Карла Фраччи (Римская опера), Борис Эйфман, Анхель Корейя (Испания), и большинство из них собрались в Петербурге, должно было наградить тех, кто соединил в своем искусстве «виртуозную технику и артистизм».
Grand Prix получила испанка Лусия Лакарра, протанцевавшая музыку кантиленного дуэта Ролана Пети «Таис» (из оперы Массне, партнер - Марлон Дино). Двумя «Мисс виртуозность» стали Виктория Терешкина и Наталья Осипова, танец которой и впрямь сражает наповал торжествующей техникой.
Исполнители-мужчины от дам не отставали. Сверкали заносками, взвивались ввысь в прыжках-полетах, били кабриоли. Этими достоинствами вкупе с актерским проживанием роли Актеона особенно блеснул Михаил Лобухин - интересный по чистоте танца и академической формой танцовщик.
Приза «Мистер виртуозность» в буквальном значении вполне заслужил партнер Н.Осиновой Иван Васильев за pas de deux из балета «Пламя Парижа». Уж в чем в чем, а в неуемном техницизме танцовщику-атлету не откажешь.
За «выразительность» награждены Эрман Корнехо (с призом примирил не образ романтического Джеймса, а персонаж «Fuga у Misterio» его собственного сочинения на музыку .Пьяццоллы) и Полина Симеонова, которая более убедительной оказалась в adagio из «Манон».
Юргита Дронина и Лука Ветере (Шведский королевский балет) получили приз как лучшая пара - они танцевали дуэт под скрежет бьющегося стекла вместо музыки «Moving Glass» Т.Дикмана-Н.Кристе.
Судьбу приза «Зрительские симпатии» решало не жюри, а пристрастия публики, отдавшей свои голоса Даниилу Симкину
Призы Dance Open вручали люди известные. Помимо Натальи Макаровой - Алина Кабаева, Николай Валуев, Алиса Фрейндлих, Эдуард Хиль, Михаил Боярский, Татьяна Буланова и футболист Владислав Радимов. По словам Макаровой, награда Dance Open - не конкурсная премия, а профессиональное отличие, учрежденное с представительской и просветительской целью. По замыcлу учредителей она привлечет внимание не только к фестивалю, но и к Петербургу, который неразрывно связан с искусством балета.
Без призов остались заявленные номинанты Карла Корбс и Стефан Хана из New York Citiy Ballet, Евгения Образцова и Владимир Шкляров (Мариинский театр), Игорь Зеленский (худрук новосибисркого балета) и Руперт Пенефазер (Английский королевский балет). Впрочем, праздника это не испортило, а в следующем театральном сезоне все повторится, ибо приз Dance Open будет вручаться ежегодно.

Александр Максов
Вечное - из мгновения

Внеконкурсная программа «Маска плюс» за несколько лет существования выкристаллизовала свои задачи в рамках национального фестиваля и премии «Золотая маска». Одной из этих задач стал показ лучшего современного танца постсоветского пространства и лучшего современного танца мира. Увидеть хореографию нью-йоркского коллектива «Азур Бартон и артисты» зрителям «Маски» довелось по счастливой случайности: узнав, что «Маска» заполучила ееДидону и Энея» Марка Морриса, Госдепартамент США предложилил привезти коллектив Азур Бартон и активно помог в организации гастролей. Даже для сотрудников «Маски» имя молодой Азур Бартон оказалось, что называется, «котом в мешке». Ее спектакли превзошли самые смелые ожсидания.

«Busk» - самая свежая работа Азур Бартон, премьера состоялась в 2009 году. В создании спектакля принимал участие Центр искусств Михаила Барышникова, с которым Азур Бартон много лет плодотворно сотрудничает, и департамент искусств канадского консульства: Бартон родом из Канады. «Busk» - это искрящийся микст мюзиклового джазового стиля, стрит-данса, элементов танца кабаре и уличной пантомимы  (Busker -уличный музыкант) на крепко свитом лирическом стержне.
Шестеро одетых в мешковатую черную одежду танцовщиков, освещенных достаточно хорошо, чтобы видеть все нюансы мелкой пластики (Азур Бартон активно использует игру кистей, дрожание пальцев, подробную мимику, выразительное изолированное движение части корпуса), демонстрируют актерские качества, столь презираемые российскими танцовщиками и уверенными, что их тело говорит без лица.
Спектакль создан в рамках номерной структуры, как это часто бывает в мюзиклах, номера вьютроены композиционно, не затянуты и эмоционально развивают друг друга. Авторский стиль в современной хореографии формируется буквально на процентном соотношении жанров, впитанных балетмейстером, на их сочетании и противопоставлении. 

Эмоциональная наполненность танцовщиков Азур Бартон подкреплена великолепной, почти спортивной подготовкой. Арабеск уживается с хип-хопом, в наивность пантомимы вплавлены рискованные хореографические элементы; танцовщики неожиданно дают себе пощечины, задавая тем самым новое направление движению головы и корпуса, много внимания в танце уделено коленям, причем все элементы на коленях эффектны, но не травматичны. В спектакле звучит музыка Льва Журбина, сына Александра Журбина. Бартон познакомилась с ним в Джульярдской консерватории.-
Отдельного упоминания заслуживает работа с темпоритмом Сценическое время здесь понимают нелинейно, замершие тела в точно найденный момент развивают хореографический рисунок
Вторая работа вечера - «Blue Soup» («Синий суп» ) - представляетсобой собрание фрагментов наиболее интересных работ последних лет Самые яркие из них - массовые ритуальные танцы, исполняемые танцовщиками в ярко-бирюзовых пиджачных парах Слияние балетной традиции и этнического своеобразия дало танцовщика - «кентавра», который в одном моменте спектакля торжествует в макабрическом па-де-де, в другом - ликует в дикарской молитве  Громко топая босыми ногами упираясь пятками в пол покрепче, жители Нью-Йорка воздевают руки в московское небо, раскручивая наши процессы познания и восприятия заразительный танцовщик творит зрителя, творит настоящее «здесь и сейчас»
Артисты Азур Бартон - мастера своего дела, в чем-то- волшебники, они явно имеют право танцем учить нас смелости самостоятельно, красиво, в согласии с близкими строить свою жизнь Так же они исполняют свой танец
Азур Бартон, сама представшая в несколько soli, эффектно использует выразительные возможности женских рук, ценит мужской танец Она выводит на первый план своих красивых танцовщиков Джонатана Эммануэля Элсберри и Колина Баджу В «Busk» им отданы первые партии, в которых они с невероятной самоотдачей воссоздают (танцуют) запутанный, свободный, страдающий, прекрасный, многогранный мир современного человека
Можно смело рекомендовать начинать знакомство с американской хореографией со спектаклей Азур Бартон - они помогают усвоению и восприятию самобытной танцевальной лексики и вводят в мир современной хореографии в целом
Азур Бартон с полным правом может танцевать соло с выпяченными пятками, как когда-то это делала в противовес оттянутому носку Марта Грэхем ее коллектив развивает лучшие идеи тан¬цевального модернизма начала XX века Импульс танцевального модернизма, рожденного как ответ на войну 1905 года, осмыслен верной модернистским традициям Бартон точно и профессионально
Итак, для любопытных http //www aszurebarton com/video_busk2009 html (фрагменты из спектакля «Busk»)
 

Екатерина Васенина
-Заветный вензель «О» «Е»

В рамках фестиваля «Золотая маска» Театр балета Бориса Эйфмана показал спектакль своего художественного руководителя Онегин», выдвинутый сразу в трех номинациях: «лучший балет», «лучшая работа балетмейстера» и «лучшая мухсская роль».
Обращаясь в своих спектаклях к великой литературе, я пытаюсь выразить искусством хореографии эмоциональное потрясение от соприкосновения с мудростью и творческой мощью наших гениальных предшественников», - написал балетмейстер в своем вступительном слове, адресуясь к зрителю со страницы программки. Переводя пушкинское слово на язык тела, Эйфман сочинил собственное либретто. Сюжетные ходы с первоисточником корреспондируются, но действие спектакля перенесено в девяностые годы XX века. Прием отнюдь не бесспорный. Вообще не очень понятно, что движет художниками, воля которых одевает Гамлета в джинсы, моцартовскую Царицу ночи сажает в лимузин, Одетту отсылает на Марс... Нередко подобный радикализм объясняется желанием предстать новатором, но естественно возникает подозрение в честолюбивом стремлении авторов поставить свое имя рядом с именем гениев.

Впрочем, Бориса Эйфмана в этом не упрекнешь. Может быть, его «Онегин on line» - просто дань моде, заставившая поэкспериментировать с произведением, которое еще со школьной скамьи заковано сентенциями «солнце русской поэзии», «энциклопедия русской жизни», «Татьяна -русская душа», и, опершись на него, исследовать «бездны» души «новорусов»?
Музыкальная ткань балета составлена из разножанровых произведений Чайковского, включая фрагменты фортепианного концерта, одноименной оперы и сочинений Александра Ситковецкого из группы «Автограф» Сценографию спектакля выполнил Зиновий Марголин, выстроивший жесткую декорационную конструкцию, которая зрительно меняет форму благодаря искусно разработанной световой партитуре Г.Фильштинского и Б.Эйфмана. В качестве художественно-публицистического приема используется видеоряд - хроника событий путча 1991 года (автор - В.Быстров)
Как и у Пушкина, эйфманский Онегин - «лишний человек», только уже - наших дней. Состоятельный, но не благополучный, разочаровавшийся, он не может найти себе применения, достичь душевной гармонии. Полный крах ждет его после убийства друга. Ленский в спектакле не поэт, а рок-певец, и гибель его происходит не на дуэли, а в полупьяной поножовщине. Призрак Ленского - уже не окровавленной тенью, а неким «зомби» является Онегину в сопровождении целой когорты сомнамбулических существ.
Гремин (в программе он обозначен безымянно - Генерал, что, вероятно, можно воспринимать и как уголовную кличку) из благородного вояки, воспетого Пушкиным, преобразился в «се-
рьезного» хозяина жизни - то ли криминального авторитета, то ли в разбогатевшего на политическом сломе олигарха. В сраженьях изувечен? Уж во всяком случае - зрения лишен и теперь носит черные очки. Таким образом, знакомство Гремина с Татьяной происходит на ощупь в ночном баре, где и оказались неприкаянная Татьяна и безутешная Ольга, лишившаяся жениха.
Подобно нуворишу с Рублевки, Гремин превращает провинциалочку в светскую львицу. Что, у литературного прототипа не так?
Для гламурности ее отмывают в ванне, «маникюрят», «педикюрят» и «макияжат» - процессы воспроизводятся на сцене со всей достоверностью И последовательностью. Теперь, некогда отвергнутая Онегиным Татьяна становится желанной и для него. Но страх перед мстительностью Генерала, явно живущего «по понятиям», останавливает Онегина. Ему, затравленному обществом, остается изливать свои чувства на бесчисленных листках бумаги, которые заполняют сцену подобно опадающим с деревьев листьям или снежинкам, покрывающим пустыню человеческого одиночества белоснежным саваном... Со времен Пушкина все обмельчали.
Что же получилось у Эйфмана как автора художественного произведения? Портрет эпохи «духовной деградации», где правят бандиты, способные проиграть в казино целое состояние, но не поддержать нищую старушку или сироту, где «золотая молодежь - «мажоры» - бездумно и бессмысленно прожигает жизнь в дымном угаре дискотек, а герои теряют волю. Эффектное театральное зрелище вполне вписывается в современный идеологический и эстетический контекст
Как всегда у Эйфмана - зритель оказывается в центре хореографического цунами. Разделенные световыми вырубками сцены динамично сменяют друг друга, сплетая предельно плотную танцевальную ткань из сольных монологов, дуэтов и многофигурных композиций. Стилистика разнообразна  артисты в мягкой балетной обуви, «джазовках», туфлях на шпильках. И как всегда у Эйфмана - высшая напряженность пластической речи изощренные сплетения тел, акробатические поддержки на грани трюков. С этими сложнейшими техническими и актерскими задачами отлично справился Олег Габышев, неистово проживающий роль Онегина и номинированный за нее на «Маску». Его Евгений вписался в ансамбль исполнителей других партий - Нины Змиевец (Татьяна), Дмитрия Фишера (Ленский), Натальи Поворознюк (Ольга), Сергея Волобуева (Генерал).
Неукротимый Эйфман предложил спектакль не для семейного просмотра. О нем можно много рассуждать и спорить. Главный вопрос - что есть русская душа сегодня?

Александр Максов
На Лазурном берегу

«Ballet Nice Mediterrannee» (новое название прежнего «Ballet de L Орега de Mice») представил новую программу, в которую вошли «Консерватория» А.Бурнонвиля и «Шопениана» М.Фокина (в редакции Эрика Ву-Ана), «Послеполуденный отдых фавна» В.Нижинского и «Аллегро Брийанте» Дж.Баланчина.

Эрик Ву-Ан, одна из самых ярких звезд «Парижской Оперы» при Рудольфе Нурееве, руководит компанией с сентября 2009 года. Я имел возможность хорошо познакомиться с работой театра два года назад и могу сказать, что тогда живущая без директора компания была далека от пика своих возможностей. Анархия служила тенденцией, разумеется, не сознательной, но балет без ежедневной работы и замечаний педагогов и впрямь разрушается. Как говорил Асаф Мессерер, «пропустите один день - ничего страшного, два дня - почувствуете только сами, три дня - каждый заметит». Поэтому, я был счастлив стать свидетелем удивительного прогресса, который компания сделала за такое короткое время. Для нее явно подул теплый ветер перемен. Я видел и чувствовал у танцовщиков большое желание и радость от танца, столь необходимые, чтобы сделать любое движение, прыжок или жест убедительными и неповторимыми.
Исполнение Фавна Эриком Ву-Аном было трогательным, чувственным, музыкальным и в то же время показало высший класс владения средствами сценического выражения.  Все его
движения были точно выверены, ни больше, ни меньше - это знак большого уважения и понимания творчества великого Нижинского. К тому же это большая удача - иметь такого выдающегося  артистического директора не только в кабинете и балетном зале, но еще и на сцене! Сегодня показать младшим поколениям личность на сцене более важно, чем когда-либо, так как эти качества, к сожалению, исчезают.. Другим большим успехом вечера стало «Аллегро Брийанте». В Ницце этот шедевр неоклассического балета был исполнен действительно хорошо. Постановка требует собранности, мелкой техники, и виртуозных заносок от всех исполнителей (1 солистка и 4 пары). Концерт для фортепиано Чайковского - одно из моих любимых произведений великого русского композитора, наполненное радостью, энергией и жизненной силой. Чинциа Лабарон, приглашенная солистка из «Балет де Марсель», аргентинка по происхождению, была великолепна, вела танец быстро и мягко, джазово и академично, отчетливо и музыкально, очаровательно и искрометно, женственно и утверждающе, с невероятным обаянием и естественностью.
Паула Ди Кастро обладает всеми качествами и опытом, необходимыми для такого тонкого балета, как «Шопениана», она была вдохновенна, одухотворена, что сделало ее танец необыкновенно легким, точным по технике и гармоничным по линиям Каждая деталь - результат серьезной и умной работы, за которой приятно наблюдать. Пианистка Элизабет Купер блестяще сыграла Шопена и «Консерваторию», прекрасно взаимодействуя с артистами.

Сауль Марциали
Ницца


Денис Климук: Время бежит быстро, хочется успевать больше!
В Белоруссии он, можно сказать, узаконенный канон мужской красоты. Еще бы! Ведь с него лепили статую Аполлона, которая сейчас украшает главный вход только-только отреставрированного Национального академического театра оперы и балета Республики Беларусь.
С Денисом Климуком мы встретились после спектакля  «Легенда об Уленшпигелет», который показал белорусский Большой театр на сцене Большого театра России в честь открытия года Беларуси.

—Такое знаете удовлетворение и опустошение: устал, — говорит Денис после спектакля. — Большой театр — один в мире такой. Естественно, как себя не настраивай, груз ответственности велик. Своеобразная проверка и экзамен для артистов. Хотя у меня уже не первый опыт выступлений на этой сцене: я танцевал здесь фрагмент из нТиля» и на фестивале «Benois де 1а danse». Каждый спектакль Валентина Николаевича Елизарьева — это определенная история, определенный стиль, эстетика и, несмотря на прошедшие более чем 30 лет со дня первой постановки, я не скажу что эта эстетика устарела. Мне кажется, и пластика, и сама тема актуальны по сегодняшний день.
Каков ваш  герой? Что для вас главное в Тиле, что вы хотели донести до зрителя?
— Наверное, это смелость говорить открыто то, что он ты видишь. Все, что происходит, весь мир, который он видит, — все это отражается в нем самом.
Смелости не хватает многим в жизни: мешают страх за место, за достаток, за... Впрочем, продолжать можно дальше и дальше.
А обилие у Елизарьева акробатических элементов вас не смущает? В Москве на конкурсе артистов балета приходилось видеть разную реакцию на па-де де из «Щелкунчике» в его постановке. Да и в «Уленшпигеле» таких трюков хватает
— Обилие акробатики? Но в «Щелкунчике» всего только две верхние поддержки. Каждый может судить, конечно, как хочет, но я считаю, что они интересны и оригинальны. Попробуйте в Москве их исполнить. Когда вы смотрите такую поддержку, у вас дух не захватывает? Тут еще многое зависит, конечно, от самих артистов — как они подают, исполняют такие элементы. И у Костера Тиль полуакробат, полужонглер и на все руки мастер! Мне кажется, это вполне оправданно.
Какая ситуация сложилась в театре после ухода Елизарьева со своего поста?
— Об этом уже очень много сказано. Я безгранично люблю и уважаю Валентина Николаевича. Очень бы хотелось, чтобы руководство нашло с ним общий язык, и он возобновил работу в театре, потому что его наследие — ценность для республики. Его нельзя так просто потерять. Буквально перед открытием театра после реставрации шел разговор о балете «Клеопатра». Из-за того, что Валентину Николаевичу пришлось уйти, этот балет пока не выпустили. Во всяком случае, надеюсь,   что это еще может произойти. Елизарьева, конечно, воспринимают по-разному. Да, Елизарьев жесткий, импульсивный. Но он профессионал, и этого у него никак не отнять.
Говорят, что с вас лепили Аполлона — скульптуру, которая сейчас стала своеобразным символам большого театра Белоруссии?
Очень спонтанно это получилось. Нашему белорусскому скульптору Геннадию Буралкину позировала моя жена Ольга Гайко. Мне, конечно, тоже довелось бывать у него в мастерской, завязалась дружба, и он мне однажды предложил позировать. В итоге это и вылилось в статую Аполлона. Мне, конечно, было очень интересно с таким скульптором поработать и я хотел бы еще что-нибудь аналогичное попробовать. Это же на века!
- Получается, вас признали идеалом красоты? Вы, как оказалось, точно соответствуете знаменитым древнегреческим пропорциям тела, когда голова составляет 1/8 роста.
- Над этим никогда не задумывался. Опять же, это случилось в мастерской. Геннадий Васильевич взял шпагат и в шутку сначала меня измерил. К сожалению, это мой первый и пока последний опыт. А когда есть результат, интересно вдвойне. Я позировал без туник, без накидок, почти обнаженным, потом, конечно, детали добавлялись: как Аполлон я еще держу два оливковых венка. Скульптура большая и сейчас помещена над главным входом в театр.
- Уменьшенную копию вам еще не подари  ли?
- Хочу попросить у Геннадия Васильевича.
- Вас новое здание после реконструкции устраивает? Слышал, что не очень удобный для артистов балета пол, например.
- Как всегда - после грандиозной стройки.
Большой театр приехал к нам в Минск с  «Лебединым озером», и мы узнали, что существует профессиональный пол, с которым коллеги ездят на гастроли. Он отлично пружинит и позволяет избегать травм. Мы, к сожалению, такого пола пока не имеем, но нам его пообещали, хотя и ждем долго.
- Расскажите о своем репертуаре. Вы премьер белорусской труппы?
- По окончании минского хореографического колледжа в 2003 году я пришел в театр и два года уже являюсь ведущим мастером сцены. Категории премьеров у нас нет. Репертуар накопился довольно большой: Спартак в одноименном балете; в «Ромео и Джульепе» исполняю партию Тибальда; в «Щелкунчике» -Дроссельмейера. Этот спектакль у нас идет в постановке Елизарьева, и партия Дроссельмейера намного сложнее, чем в других версиях. Однако так сложилась ситуация, что я все еще на пути к классике, вернее - к чистой классике: Альберт в «Жизели», Зигфрид в «Лебедином озере». Пока еще не довелось их исполнить.
- Это очень странно. А почему?
- Говорят, что молод. Знаете, в каждом оперном театре есть подводные течения от которых  зависят  артисты. Но я надеюсь, что все еще впереди. Мне, безусловно, есть к чему стремиться.
- Поступают ои вам предложения из других трупп?
- Было предложение от Бориса Эйфмана. Любой танцовщик мечтает танцевать у этого хореографа. Но у меня лично возникли противоречивые чувства после такого лестного предложения. Мне кажется, я еще в Беларуси не все сделал, что могу. Хотя понимаю, что мне 27 лет, время бежит быстро, а хочется успеть как можно больше.

Беседовал Павел Ященков..
главная