Разделы:
Адрес редакции:
129041, Москва, Проспект Мира, дом52/1. 
Тел./факс: (495) 684-3351 
Тел.: (495) 684-3351
This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.

 Линия - 2011
 ЛИНИЯ. Журнал «БАЛЕТ» в газетном формате.
№ 1/2011
Bravo, Майя!
Гала-концерт «Ave Майя» в Театре Елисейских полей
Как истинная дочь Терпсихоры Майя Плисецкая величественно взошла на театральный Олимп Парижа и разом
заворожила всех под гипнотические звуки «Болеро». Горделивая осанка, волшебные руки, глаза, горящие светом счастья, одухотворенное лицо, пылающее торжеством победы. Это был волнующий, подлинный момент истины, подтверждающий когда-то сказанные слова М. Бежара: «Майя – гений метаморфоз... Она – как пламя в мире танца, она
страстна, совершенна, опьянена движением, характер ее танца одновременно классичен и современен»!
В Парижском Театре Елисейских Полей состоялся гала - концерт «Аve Майя» в честь 85-летия легендарной балерины Майи Плисецкой, вошедшей в историю искусства танца своим экспрессивным стилем и кантиленой, творческим
долголетием, а главное – феноменальной способностью выражать движением душу музыки, пульсацию ее ритмов. Грандиозный вечер, ставший ярким событием Года Франции – России, организовали Фондом имени Мариса Лиепы (ФМЛ)
и Ассоциация друзей «Русских сезонов ХХI века» (AMSAR). Гала проходил под патронажем министра культуры и коммуникаций Франции Фредерика Миттерана при поддержке Газпромбанка, кафе «Пушкин» и других спонсоров.
В переполненном зале знаменитого театра, который помнит и «Русские сезоны» Дягилева, и «Гигантов танца» с участием самой Плисецкой, собрались преданные друзья и почитатели
Майи из России, Европы, США. С приветственным словом к публике обратились председатель ФМЛ Андрис Лиепа и президент AMSAR София Дауранова-Лозе, затем был показан кино-коллаж «Ave Майя», запечатлевший танцующую Плисец-
кую в незабываемых партиях.

Под бурные аплодисменты в центральной ложе театра виновница торжества появилась неожиданно, словно по волшебству: она как бы сошла с киноэкрана, но уже не в балетном костюме, а в изумительно красивом одеянии от Пьера Кардена, ее большого друга и почитателя на протяжении сорока лет. Подарив Кардену, ожидавшему ее в ложе, первый поцелуй, а второй – хореографу Пьеру Лакотту, Майя щедро одарила приветствиями рукоплескавший зал.
В программе концерта, состоящего из 11-ти номеров, гармонично сочетались элегантность, страсть и юмор; балетная классика чередовалась с современным танцем. Гала украсили фрагменты из балетов «Лебединое озеро», «Дон-Кихот»,
Гала-концерт «Ave Майя» в Театре Елисейских полей
«Спящая красавица» и «Кармен-сюита», в которых некогда блистала сама Плисецкая. Вечер все-таки получился интересным по разнообразию танцевальных школ и хореографических стилей: 11 солистов из Большого и Мариинского театров, Парижской и Берлинской оперы, Кремлевского балета, Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича- Данченко танцевали в честь Майи с наслаждением и предельной самоотдачей.
В па-де-де из «Талисмана» Дриго – Петипа Мария Александрова и Михаил Лобухин восхищали красотой и виртуозностью танца. Прекрасно сложенный Андрей  Меркурьев явил чувственную интерпретацию поэтического «Адажио» в хореографии А.Мирошниченко на музыку
И.С.Баха. В лирическом Адажио из «Лебединого озера» вдохновенно парили, демонстрируя французский стиль и элегантность, Людмила Паглиеро и Кристоф Дюкен, получившие от дирекции Парижской оперы эксклюзивное право танцевать на вечере в честь Плисецкой. Как бы соревнуясь с французами, экспрессивная Людмила Коновало-
ва (Одилия) и техничный Семен Чудин (Зигфрид)
демонстрировали достоинства русской школы. Изящная и артистичная Илзе Лиепа показала оригинальный номер «The Meeting» Ю.Сморигинаса на музыку М.Леграна и И.Крутого, в котором она многократно преображалась из светской дамы
в домогавшегося ее господина. Концерт завершило торжественное па-де-де из «Дон-Кихота»: отточенным мастерством сверкали азартная Александра Тимофеева и обладающий большим прыжком Андрей Баталов, которые и открывали вечер эффектным дуэтом из «Корсара».
Наконец, на сцене, украшенной огромным портретом Плисецкой (фотошедевр Р.Аведона), появилась Майя: мощью экспрессии и зарядом энергии она разом воспламенила зал. Овации возгласы «bravo» к ногам Богини танца возлагали
цветы. И вдруг её волшебные поклоны под музыку Равеля превратились в горделивые па из «Болеро» Бежара....
К юбилею балерины в Париже вышел посвященный ей номер журнала «Danser», в Берлине – DVD «A Tribute to Maya Plissetskaia». Изданный Arthaus Musik и доступный по Интернету диск содержит балеты «Кармен-сюита», «Фантазия», «Гибель Розы», «Аve Майя», фрагменты из «Спящей красавицы» и интервью с балериной. В Москве содружество издательств «АСТ», «Астрель», «Новости» выпустило 5-тысячным
тиражом автобиографическую книгу Плисецкой «Читая жизнь свою...», объединившую два ее предыдущих бестселлера – «Я, Майя Плисецкая...» и «Тринадцать лет спустя», куда включе-
ны дополнительный авторский текст, редкие документы из личного архива, около 500 цветных и черно-белых фотографий, треть из которых опубликованы впервые.
Виктор Игнатов,
Grishko  в Париже
В Париже состоялось торжественное открытие салона компании Grishko. Этот российский производитель высококачественной одежды и обуви для всех видов танца уже давно известен и почитаем во всем мире, и теперь бренд Grishko стал еще ближе к своим французским потребителям. На открытии присутствовали Президент компании Н.Ю.Гришко с супругой Т.Н. Гришко, всемирно известный французский хореограф Пьер Лакотт, Советник по культуре Посольства России во Франции А.И.Голуб, главный редактор французского балетного издания «Danse» Мишель Одэн, звезды Опера де Пари и др.
Крупнейший магазин танцевальной одежды и обуви Grishko в Париже расположился в центре французской столицы, вблизи от основных городских достопримечательностей. Перед при-
сутствовавшими на открытии гостями предстало просторное помещение, изящно декорированное и щедро украшенное разнообразной продукцией компании. Все выступавшие на церемонии отмечали, что открытие салона является символич-
ным с учетом проходившего в 2010-м – Года России –  Франции. Не имеющая аналогов продукция компании Grishko будет, безусловно, востребована французскими покупателями, так как в ней заключен не только труд первоклассных мастеров
компании, но и частичка богатой культуры России и ее традиций.

Вера Боккадоро написала книгу «О русском балете» с французским акцентом

Не перечесть книг о русском балете, изданных в России и в десятках других стран мира. Но такого поворота, кажется, еще не было: французская танцовщица, хореограф и педагог Вера Боккадоро написала книгу «О русском балете» на русском языке и выпустила ее в старейшем российском издательстве «Просвещение».
Вера Боккадоро хорошо знакома российским ценителям балета, она ставила спектакли на сценах Большого театра, Московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича -Данченко, на телевидении, сотрудничала с крупнейшими деятелями драматической сцены – режиссерами Юрием
Любимовым и Андреем Гончаровым, артистом Виктором Станицыным. Балет «Любовью за любовь» на музыку Тихона Хренникова в ее постановке оставался в репертуаре Большого театра около 20 лет, через него прошло не одно поколение наших артистов, ныне – ведущих мастеров. Возвратившись
на Родину, во Францию, Вера Боккадоро защитила
диссертацию, за что в 2000 году была награждена Орденом Почетного легиона. Этот научный и труд послужил основой только что изданной книги.

«Могу ли я не радоваться этому событию в моей жизни? – говорит Вера Боккадоро. – Тридцать пять лет я провела в России, из них двадцать три года в стенах Большого театра
как хореограф и педагог. Впервые попав в вашу страну еще в 1957 году как французская танцовщица, я впоследствии стажировалась в Московском хореографическом училище, была
ассистентом у знаменитого хореографа Владимира Павловича Бурмейстера и, наконец, пришла в Большой театр».
Рассказывая о своей родословной, Вера Боккадоро замечает, что ее «мама – русская эмигрантка, папа – француз итальянского происхождения». «И я чувствую себя русской, – признается она. – Отсюда – и название моей книги, и ее язык. Она впервые выходит именно на русском, и для французского издания специально будет переводиться. Я отдаю себе отчет в том, что русский балет – очень емкое понятие, его не
исчерпать никакой книгой. Поэтому я излагаю лишь свой взгляд на его историю и сегодняшний день, как я его понимаю и чувствую».
Действительно, авторская установка прекрасно воплотилась в книге-альбоме, содержащем помимо текста массу интереснейших фотографий. Представляя книгу Веры Боккадоро, Юрий Григорович в предисловии к ней пишет: «Как важно, чтобы историю искусства, как и историю наших отношений в этой области, писали профессионалы, прожившие в этом искусстве какой-то его период. Люди, причастные к творческому процессу, рано или поздно приходят к необходимости обобщения, к необходимости выводов о прожитом. С дистанции многое становится виднее в общей панораме русско-французских отношений в области балета. А панорама эта прекрасна,  в ней деяния великих классиков прошлого, в ней сильные характеры и самоотверженные поступки людей нашего времени. И все это достойно быть запечатленным не только в памяти зрителя
и профессионалов, но и в литературе». Можно добавить, что книга француженки вышла в свет «под занавес» «перекрестного» Года России- Франции 2010. Что тоже весьма символично.

Ольга Свистунова
"Cезоны» – России"
К пятилетию проекта «Русские сезоны ХХI века»
В 2005 году было положено начало «Русским сезонам XXI века». Идейным вдохновителем этого оригинального, продолжающего лучшие традиции знаменитых дягилевских
сезонов проекта выступил известный танцовщик и режиссер Андрис Лиепа. Первый спектакль новых «Русских сезонов» балет «Синий бог» поставил руководитель Английского
Национального балета Уэйно Иглинг на труппу театра «Кремлевский балет» и приглашенных артистов Большого театра. Со дня премьеры прошло пять лет – срок не большой, но и не малый для всего проекта, в рамках которого после «Си-
него бога» воссоздано еще девять спектаклей из репертуара труппы Дягилева.
«Русские сезоны XXI века» стали широко известны в России и за рубежом. Тесно взаимодействуя с театром «Кремлевский балет» (художественный руководитель Андрей Петров), авторы проекта пропагандируют русское театральное искусство. Но если в начале прошлого столетия Сергей Дягилев вывозил спектакли своей труппы только за рубеж и тем самым открывал Западу русское искусство (живопись, оперу, балет), то сегодня Андрис Лиепа показывает дягилевские балеты прежде всего в России, а потом уже за границей.
Именно Россия благодаря «Сезонам» в масштабе от столицы до крупных уральских и сибирских центров становится свидетельницей успеха отечественных артистов, именно Россия в наши дни первой узнает и оценивает балеты, казавшиеся далекой европейской легендой, запечатленной в воспоминаниях современников.
В самом начале ноября 2010 года состоялся очередной ежегодный тур «Русских сезонов ХХI века» по городам России. Программу дягилевских балетов смогли увидеть Казань, Саратов, Ярославль, Москва, Нижний Новгород, Челябинск, Липецк, Ростов-на-Дону, Пенза. Реакция зрителей на спектакли, представленные артистами балетной труппы Кремля и солистами Большого и Мариинского театров, в разных городах была различной. Но эти различия неизменно оставались в поле положительных градусов: от восторгов и громких оваций – до единодушных и продолжительных аплодисментов.
Первая программа – балеты «Тамар» на музыку М. Балакирева (хореограф Юриюс Смориги-нас) и «Шехеразада» Михаила Фокина на музыку Н. Римского-Корсакова, вторая – «Павильон Армиды» Н. Черепнина с хореографией Ю. Сморигинаса, 
«Послеполуденный отдых фавна» К. Дебюсси – В. Нижинского и «Болеро» М. Равеля – Б. Нижинской, как и некогда спектакли дягилевских сезонов, отличаются не только яркостью декора-
ций и талантливой запоминающейся хореографией, но и мастерством солистов.
К числу которых, безусловно, относится Илзе Лиепа, чей танец в «Шехеразаде» выделяется четким, графически выверенным рисунком, красотой поз и особым магнетизмом. От Илзе не-
возможно оторвать глаз, ее Зобеида предстает раскрепощенной, притягательной и волнующей; в балете она, конечно же, не только танцовщица но и актриса, у которой продуман каждый жест, каждая поза, каждый взгляд. Думается, что ее образ в «Шехеразаде» настолько привлекателен
и безупречен по форме, что настоящий художник мог бы легко и достаточно четко воспроизвести его на бумаге по памяти.
Постоянный участник проекта – любимец публики Николай Цискаридзе. Он танцевал на гастролях Золотого раба в «Шехеразаде» и Фавна в десятиминутном балете Вацлава Нижинского. Одного выхода Николая на сцену достаточно для
того, чтобы вызвать восторг публики. Его танец красив, виртуозен, премьер органично выглядит в репертуаре «Сезонов» и является своеобразным символом, знаковой фигурой всего проекта.
Для петербургской примы Ирмы Ниорадзе Юриюс Сморигинас поставил балет «Тамар». Этот спектакль, а также «Шехеразаду» Ирма и танцевала на гастролях по России. Ниорадзе – балерина «мирская», красивая, темпераментная и чувственная. Ей свойственно собственное видение той или иной партии. Жизнь и любовь – две основных темы Ниорадзе. Они
постоянно волнуют балерину и находят отражение в ее сценической судьбе.
Еще одной исполнительницей партии Тамар стала прима «Кремлевского балета» Александра Тимофеева. Премьера для артистки в Пензе, Саратове и Казани оказалась не просто
удачной, – в партии Тамар Александра почувствовала иную свободу танца, не ограниченного канонами академизма. Артистка выразительно и точно восприняла язык танца-
модерн и свободной пластики.
В Ярославле в партии солистки балета «Болеро» Б. Нижинской (первая исполнительница в России – Илзе Лиепа) состоялся дебют примы Большого театра Марии Александровой. Особой
технической сложности в партии нет, да даже если бы и была, Александрова легко бы ее преодолела. Трудность в том, чтобы на протяжении шестнадцати минут нарастающего темпо-ритма
«Болеро» сохранить баланс между движением и музыкой, между собственным ритмом сердца и «ответной» пульсацией зрительного зала. Александрова определила этот настрой 
интуицией высокого профессионала, достигнув в танце эффекта эмоционального нарастания. Чутким и внимательным партнером артистки в «Болеро» стал солист «Кремлевского балета» Александр Чернов.
Во многом благодаря творческому азарту и самоотдаче солистов и кордебалета труппы «Кремлевского балета» российские гастроли «Сезонов» снискали заслуженный зрительский успех.
Роман Володченков
Не античные и не греки

«Дафнис и Хлоя» в Перми

В балетном театре последних десятилетий постановка нового многоактного спектакля – редкость. Большинство современных хореографов предпочитают экспериментировать в малых формах. Однако кассовые показатели демонстрируют, что у пу-
блики большим успехом пользуются полномасштабные повествования. Постановки многоактных спектаклей – испытание для хореографов, требующее решения иных задач в сравнении с работой над одноактовками и миниатюрами. В
Перми на подобное испытание решился главный балетмейстер Театра имени П.И.Чайковского Алексей Мирошниченко. В начале своего второго сезона работы в театре он выпустил двухактный спектакль на музыку М.Равеля «Дафнис и Хлоя».
За плечами Мирошниченко постановки как бессюжетных («Венгерские танцы»), так и сюжетных («Дама с собачкой») спектаклей, сотрудничество с разными труппами (Мариинского, Большого, Новосибирского театров, New York City Вallet). Однако ставить двухактный спектакль хореографу пришлось впервые. Отказавшись от пасторальной темы и от истории М.Фокина о первых чувствах юных пастушков (на это либретто и была написана Равелем музыка), Мирошниченко перенес действие в 1912 год (время создания партитуры) в Северную Африку, где французский легион завоевывал новые колониальные территории, причем сам написал либретто. Если у Фокина в сюжете по роману древнегреческого поэта Лонга логика взаимоотношений персонажей прозрачна – во встречах с соперниками юные невинные влюбленные Дафнис и Хлоя познают любовь, и их соединению помогает бог Пан, то у
Мирошниченко фабульные коллизии куда как более замысловаты. 
Бежавшие от любви в далекую страну французский легионер Дафнис и русская балерина Хлоя влюбляются друг в друга с первого взгляда. По вине ревнивого супруга одной из любовниц Дафниса герой попадает в тюрьму, а вызволяет его по просьбе Хлои великодушный богач, имеющий виды на красавицу-героиню. Не надеясь на ответную любовь Хлои, Дафнис развлекается с маркитантками, Хлоя же терзается меж чувством к простому солдату и благодарностью богачу, который рисует перед ней перспективу обеспеченного будущего. Всех этих перипетий, приправленных грезами и заботами бога Эрота, хватило бы на сериал, но они уложены в
два 35-минутных отделения. Философской глубины мелькание персонажей не добавляет, а характеристики по ходу дела
мельчают. Герои выполняют сюжетные функции – то указывают на неугодного, то отсчитывают денежные знаки, то передают дорогие дары, причем тут же исчезают, не получив внятных пластических характеристик. События,  характеризующие реальную жизнь героев, прокомментированы щедрой пантомимой и жестикуляцией, в помощь им
– и бутафория. Сцены снов, толкующие чувственный мир героев, получаются выразительнее, свободнее и танцевальнее. Замысловатая графика тел в дуэтах, оригинальные  переплетения танцовщиков, изобретательные поддержки и рисунки массовых танцев составили основу четырех
абсолютно разных снов.
Смена обстановки от картины к картине осуществляется в спектакле при помощи воздушного полотнища ткани, движение которого меняет освещение и очертания декора (сценография Э.Гейдебрехта).
В заданной оформлением системе координат бутафорские приветы из монументальных сюжетных балетов прошлого выглядят гостями на чужом празднике. Обозначая пьяное веселье, легионеры во II акте выходят с бутылками, и очень скоро эти символы праздной жизни за ненадобностью незаметно исчезают со сцены. Эпизоды реальной жизни, где хореограф дает «поиграть» артистам и ищет дополнительных средств, чтобы заставить зрителя поверить в происходящее, выглядят контрастом к бессюжетным сценам сна. По насыщенности пластической лексики, эстетической целостности, эмоциональности передачи музыкальных нюансов первые не выдерживают сравнения с последними. В
этом конфликте хочется надеяться на победу танца, однако в финале, когда Хлоя делает решающий выбор в пользу Дафниса, напрасно ждать танцевальной развязки – героиня прозаически снимает туфли, чтобы отправиться в поход по пустыне за любимым.
Другой запланированный контраст – противопоставление миров, мусульманского и европейского. Традиционный балетный ход у Мирошниченко получает обоснование: наличие в партитуре Равеля ориентальных мотивов автор связал со временем написания музыки и модой тех лет на восток. А мусульманская, восточная музыка ведет свое начало из музыкальной культуры Византии, поглощенной Османской империей. Этим фактом Мирошниченко словно оправдывает своеволие в выборе времени и места действия:  представлениям Равеля об античной музыке, изложенным во французской партитуре на античный сюжет, не противоречит и такая интерпретация. Хореографически противопоставление представлено в сценах на городской площади, где поочередно танцуют мусульмане и европейцы. Автор стилизует молитвенные положения мусульман, европейцы танцуют на пальцах, но резкого контраста языков нет – полутона не нарушают единого пластического стиля картины. На фоне танцев разворачиваются статичные пантомимные эпизоды, в которых вершатся судьбы героев. Создавая стремительное действие без швов и пауз, где картины сменяют друг друга, не замедляя темп происходящего на сцене, Мирошниченко идет по стопам Фокина, который просил у Равеля партитуру без деления на вариации, па-де-де и т.п. – ему было важно сквозное действие.
По полю сюжетного многоактного спектакля хореограф пошел, не изменяя себе – поступью разнообразной изобретательной пластики, а органичные этой пластике решения повествова-
тельных и драматургических задач отложил, видимо, для другого раза.

Ольга Макарова
«Мне минуло шестнадцать лет»…

«Первая любовь» в театре «Русский балет»

 Ряд балетов, поставленных по произведениям И.С.Тургенева, театр «Русский балет» пополнил хореографическим прочтением повести «Первая любовь», которое по новомодному определению может быть названо «мировой премьерой».
Автор спектакля Ирина Лазарева выступила в трех ипостасях – как автор либретто, как автор музыкальной структуры и как хореограф.
Ирина Лазарева связана с «Русским балетом» на протяжении многих лет. Одноклассница художественного руководителя Вячеслава Гордеева, она сотрудничала с основанным им театром как исполнительница, осуществляла перенос хорео-
графии советского периода для тематических балетных дивертисментов.
Создавая либретто, Ирина Анатольевна, конечно же, не следовала всем коллизиям повести, вычленив из нее основную сюжетную линию. За пределами ее внимания остались психологические аспекты характера Зинаиды – себялюбивой
кокетки, играющей чувствами мужчин. На первый план вышло пробуждение сильного, всеохватывающего чувства первой юношеской любви и связанных с ней страданий Владимира. Именно поэтому можно сказать, что создательница спектакля не осталась чуждой некоему «тургеневскому психологизму», проявившемуся не столько во внутренних противоречиях Зинаиды, сколько в интриге треугольника Владимир – Зинаида – Петр Васильевич.
В качестве музыкальной основы одноактного балета, уложенного в семь картин-эпизодов, использована музыка Глинки, Чайковского, Аренского и Лядова. Она-то и создала прежде всего особую атмосферу «русскости», присущую спек-
таклю. Показалось вполне оправданным, что по мере зарождения и «мужания» чувства Владимира менялась музыкальная фактура. В начале звучала скрипка, затем виолончель и только потом бурю эмоций передавали оркестровые tutti. Тактично использованы и звуковые эффекты. В качестве звукового эпиграфа – шум ливневого дождя. Вместе с тем фрагменты инструментальных произведений, вычлененные из контекста, не всегда плавно и органично сопрягаются друг с другом, порождая ощущение обрывочности и люфтов.
Спектакль получился малозатратным – декорации и костюмы составили из подбора. Комнату  флигелька Засекиных «сыграла» обстановка более богатой гостиной семейства Штальбаумов из «Щелкуника», а образ дачного парка «сыграли» версальские ансамбли из «Спящей красавицы». Удачными и стилистически достоверными вышли костюмы героев, если не придираться к неизменному фраку Петра Васильевича и одолженному у Маши из «Щелкунчика» пеньюару Зинаиды в сцене прощальной встречи.
Как хореограф И.Лазарева не пошла на эксперименты с лексикой, которую грамотно вывела из классических «урочных» элементов. Спектакль получился вполне традиционным по форме. По признанию балетмейстера, работа с артистами «Русского балета» доставила ей подлинное удовольствие. Они проявили чуткость к ее замыслу и активно откликались на каждое творческое предложение, трудились с тщанием и
самоотдачей. Не было и особых технических проблем, хотя в арсенале хореографа преобладают многочисленные sаut de basque, различные виды вращений, непростые поддеркжи в дуэтах.

Образ порывистого Владимира – то застенчивого, то эмоционально напряженного – пришелся впору Антону Косинову. Зинаида Анастасии Губановой балансирует на грани романтического томления и горечи сомнительной связи.
Образ Матери Зинаиды – скорее функциональный, не столь тщательно прорисованный, как хотелось бы, тактично вылепила Ксения Аверина. Мать Владимира балетмейстер - постановщик, по ее словам, хотела бы видеть более экзальти-
рованной особой, но несколько иная по краскам
– тяжеловесная дама, давящая на супруга своим видом и характером – в интерпретации Евгении Гончаровой тоже оказалась достаточно убедительной.
Виктор Васильев, кажется, передавший брату Ивану (Большой театр) весь эмоциональный ресурс и телесную гибкость, своей статуарностью в роли Отца Владимира также «пришелся ко двору». Проявляя осторожность в оценках, можно с
уверенностью утверждать, что работа артистов с балетмейстером над тургеневскими образами пошла на пользу, личностные качества многих из них послужили основой для воплощения авторского замысла.

А.М.
«Москва слезам не верила, а верила любви»...

В предновогоднее время подведения итогов и надежд на будущее в Московском Доме Музыки прошел концерт интересного коллектива. Теперь уже коллектива, хотя так и
хочется сказать «пары» – все вертится именно вокруг них. Они – это, в первую очередь, невероятно красивый дуэт – Ирина Мачавариани и Евгений Малышко.
Красота – первое и очень яркое впечатление, которое оставляют эффектная грациозная блондинка и высокий аристократичный брюнет. Они могут быть изысканно-благородными в танце и не на шутку темпераментны уже через несколько мгновений – в следующем номере. При этом оставляют ощущение очень «своих», танцующих где-то совсем рядом с тобой, «настоящих». Еще одно впечатление  –  это их увлеченность и вера, честная, без компромиссов работа. И, наконец, искреннее уважение вызывает их постоянство и верность профессии и друг другу.
Приехать в Москву из Донецка почти двадцатьлет назад и при этом не потеряться, не разбежаться, не поддаться ни на какие соблазны автономного плаванья – дорогого стоит! Наверное,
поэтому и получилось собрать свой коллектив, обрасти поистине звездными друзьями, создать репертуар.
Ирина и Евгений занимались бальными танцами на Украине, затем решили делать карьеру в Москве. Сотрудничали с разными артистами – певцами, композиторами. Принимали
участие в шоу «Лучшие пары мира». При этом ребята постоянно продолжали учиться: брали мастер-классы по джаз и модерн-танцу, до сих пор занимаются классическим уроком, окончили факультет эстрады РАТИ (ГИТИС) по специальности «режиссура».
Свою нынешнюю программу Мачавариани и Малышко назвали «Танцы без границ» и представили обновленный состав компании, которая носит то же имя, что и дуэт, – шоу -балет «Рандеву», только теперь вместе с ними танцуют
замечательные артисты международного класса с целым арсеналом наград, такие как, например, Ольга Мехлинг, Николай Пантюхин и Марина Копылова. Многие были участниками и финалистами телешоу «Танцы со звездами» на
телеканале «Россия-1», где выступали в качестве партнеров известных певцов и артистов. Евгений Малышко «ассистировал» там же яркой актрисе Анастасиии Стоцкой, и естественно, она не могла не ответить ему за соучастие соучастием в новом проекте: в «Танцах без границ» исполнила арию из мюзикла «Чикаго». Но все же главными оказались танцовщики. А главным танцем – танго, целое отделение многогранных танго – от медленных и сдержанных до виртуозных, сольные, парные и массовые, неизменно страстные и неизменно профессиоинально исполненные мини -спектакли. Они чередовались с выступлениями замечательной исполнительницы аргентинского танго певицы Анны         Авериной.
Второе отделение – более разнообразное, и во многом его определили гости, они же – друзья. Все те же «Танцы со звездами» подарили зрителям встречу с актрисой Юлией Зиминой, и если бы не специальные комментарии, родившиеся вопреки жанру академичного концерта и послужившие теплой атмосфере вечера, никто бы не догадался, что эта хрупкая серьезная девушка – непрофессиональная танцовщица. Самой
неожиданной звездной парой концерта стал еще один знаменитый дуэт – композитор Александра Пахмутова и поэт Николай Добронравов. Они уже давно сотрудничают с Евгением и Ириной: на музыку Александры Николаевны, в том числе, специально написанную, поставлены номера, которых в репертуаре Малышко и Мачавариани наберется на целую программу. Визитная карточка дуэта – знаменитый «Русский вальс» Александры Пахмутовой, очень чистый и трогательный
лирический танец.
Контрастом к нему прозвучала большая сюита испанских танцев, начавшаяся с соло Евгения Малышко и подхваченная несколькими парами танцовщиков. Сдержанный мужской темперамент танцовщиков и виртуозная работа артистов, рассекавших воздух красными шелковыми плащами, закручивавшими водовороты страстей партнерш, выглядели весьма эффектно. После такого напора привести концерт к
кульминации казалось непросто. Тем более после камерного, практически интимного сольного номера в исполнении Евгения Малышко «May way», музыку к которому специально наисала Александра Пахмутова, которая к тому же и вела партию фортепиано. Ее поддержал замечательный скрипач
Юрий Медяник, прямо на глазах публики родилась мелодия- исповедь, которую вели композитор, скрипач и танцовщик – живым звуком, живым танцем и живыми эмоциями.
Балет «Рандеву» – компания молодая, созданная на крепком фундаменте творческого опыта лидеров и их дружбы с талантливыми людьми. Согласно названию все в их жизни решают встречи: друг с другом, с коллегами и друзьями, а
в итоге – со зрителями.

Ольга Гончарова
Радиация Танкограда
Современный танец в Челябинске как документ истории

Добыть себе новое тело и придумать с его помощью новый мир – не в этом ли одна из задач современного танца? Любопытно, в каком ракурсе увидел эту задачу датский кинорежиссер Борис Бертрам, снявший полнометражный документальный фильм о театре современного танца Ольги и
Владимира Пона в «Танкограде» (так неофициально называют Челябинск из-за того, что в годы войны здесь на тракторном заводе производились танки). Объективным документом «Танкоград» не назовешь, это скорее мокьюментари – кино, имитирующее реальность в рамках заданной режиссером идеи.
А идея любопытная – по мысли режиссера, в Челябинске современный танец появился и развивается как последствие радиации и подземных атомных взрывов на полигонах Челябинской области в 1940-1960 годах. Танцовщики Ольги Пона рассказывают об ужасах атомной промышленности и немножечко подкашливают. Их ощущения комментируют врачи и бывшие сотрудники челябинского предприятия «Маяк», которые теперь  добиваются от государства компенсаций по здоровью.
Какое отношение ко всему этому имеет современный танец? По мнению Бертрама, он, как причудливый цветок, растет в Челябинске, вопреки радиации и одновременно – благодаря ей. Утром танцовщики преподают ритмику детям – дети всетаки рождаются. Днем занимаются творчеством в репетиционном зале. Вечером – заработки в ночных варьете, в перьях и боа.
Какое отношение ко всему этому имеет современный танец? . Театр танца Ольги Пона осмысляет человека ядерной эпохи, который, уже родившись с подсознательным опытом пережитых взрывов, упрямо продолжает творить с помощью своего тела новые смыслы, даже хорошо зная, что слож-
но настроенный мир так легко разрушить. Это не сибирское буто послеатомной Японии. Это тихий шелест берез, проглоченный и переработанный в свет ужас.Радует обнаруженная, пусть даже выдуманная в таком контексте, связь современного танца с общественной жизнью – обычно этот вид искусства, называя себя актуальным, парит в облаках. Радует интерес датского режиссера к современному танцу Урала. Радует победа фильма на «Артдокфесте». Огорчает, что творчество челябинского театра танца в радиационном контексте приобретает устойчиво трагическую окраску. И удивляешься сам себе, начиная вычитывать в спектаклях Ольги
Пона покорность судьбе, выраженную в пластике. Ужас перед великим, неизвестным и непонятным, всегда разлитым в русском воздухе. Жажду творить и жить, зная и чувствуя свою родную и больную почву. Танцовщики Ольги Пона рассказы-
вают в пластике истории России, которыю можно ассоциировать с чередой атомных взрывов уже около двадцати лет. Главная заслуга режиссера «Танкограда» – его интерес к этим историям и фильм, благодаря которому челябинский современный танец задокументирован для потомков.

Екатерина Васенина
 
главная