Разделы:

Все о журнале

Новости

Свежий номер

Подписка

Линия

Душа танца

Архивы

Реклама. Конкурсы

Ссылки

Пишите нам

Адрес редакции:

129110, Москва, Проспект Мира, дом52/1.

Тел./факс: (095) 288-2401

Тел.: (095) 284-3351

This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.

(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000.

Design by L.i.D.

В номере | Аннотации статей


Балет N 1 [121] Январь-Февраль 2003.



Nota bene

Игра цифр не всегда показательна, но когда всюду светятся новогодние ёлки, таинственно мерцая огоньками свечей, веришь охотно, что и цифры говорят о многом. Только мы их не всегда слышим, не всё понимаем. А за цифрами стоит многое: годы труда, преданности, подчас борьбы, веры и служения. Служения в нашем случае Балету - Танцу, её величеству Красоте этого многообразного и богатейшего вида искусства.

В руках у читателя 121 номер журнала "Балет-Ballet". Мы открываем им 22-ой сезон выхода журнала в свет. Три года, как появились у журнала спутники: его голос в газете "Линия журнала "Балет" в газетном формате" - слышен и читаем 32-й раз. И дети могут входить в мир танца уже в пятый раз - в пятом номере детской версии журнал "Студия Антре".

За 2002 год мы вручаем приз "Душа танца". Это 9-й раз. А юбилейный 10-й будет по результатам 2003 года. Но все эти цифры, служащие вехами нашей жизни, звучат очень-очень скромно рядом с таким событием в жизни России, как 300-летие града на Неве.

И одно из чудес истории - это то, что балету Санкт-Петербурга 265 лет. Иными словами, феномен, достойный книги рекордов Гиннеса - театр почти ровесник городу. А балетной школе города, называемой ныне Академией русского балета имени А.Я.Вагановой - гордости отечественной культуры, - 220 лет.

Такова игра цифр.

Редакция журнала "Балет" счастлива, что именно в этот год мы будем вручать свои премии "Душа танца" руководителю Санкт-Петербургской балетной труппы Мариинского театра Махару Хасановичу Вазиеву и руководителю балета Театра балета Бориса Эйфмана Геннадию Григорьевичу Альберту.

Редакция журнала "Балет" приняла решение поздравить Санкт-Балет-Петербурга, помещая весь год на обложку сцены из балетных спектаклей этого великого города. А также готовим подарок - Альбом авторских фоторабот Нины Аловерт "Петербургские зеркала".

Поздравляя всех деятелей хореографии Санкт-Петербурга и России с юбилеем города - северной столицы России и колыбели Русского балета, мы открываем первый номер журнала сценой из балета "Па де катр" в исполнении звёзд Мариинского театра Софьи Гумеровой, Ульяны Лопаткиной, Майи Думченко и Дианы Вишневой.

С новым годом, дорогие читатели!



ИНФОРМ-БАЛЕТ

- Главный балетмейстер Московского Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко Дмитрий Брянцев рассказывает о творческих планах театра. "Надеюсь, что к выходу этого номера журнала мы уже покажем премьеру балета "Цирк приехал!". Это последняя премьера в театре до окончания его реконструкции". В перспективных планах - осуществление балетов "Кармен-сюита", "Чудесный мандарин", "Блудный сын", детских спектаклей "Бэмби" и "Снежная королева". Сейчас планируем гастрольные афиши, в 2003 году для гастролей в Англии будет восстановлена "Золушка" в постановке А.Чичинадзе. В Москве же будем работать на разных площадках, так что какие-то спектакли придётся временно "отвести в ангар".

"Сегодня все чаще думается о том, что по большому счету театр и его деятели нуждаются в правильном функционировании критики и в её профессиональных оценках. Очень важно, что к этой проблеме обратился и журнал. Другая волнующая проблема - воспитание новых поколений хореографов. Я готов участвовать как в обсуждении этого вопроса, так и в реальном, практическом его решении".

- Роберт Уразгильдеев подробно анализирует итоги Пятого Международного фестиваля "Шабыт" - "Вдохновение", проходившего в начале ноября 2002 года в столице Казахстана. Участники состязались по номинациям: классическая музыка, журналистика, литература, классический танец, разговорный жанр, изобразительное искусство, эстрада, народная музыка.

- Тамара Пуртова знакомит читателей с замечательным праздником танца, проходящим на древней земле Вятки, на приз народного артиста России, художественного руководителя Московского академического театра танца "Гжель" Владимира Захарова.

- Евгения Коптелова - член жюри Пятого открытого конкурса-фестиваля хореографических училищ делится своими впечатлениями об этом интересном конкурсе, который имеет уже свои традиции.

- О Всероссийском фестивале "Душой исполненный полет", который прошёл в Санкт-Петербурге, и объединил два события - конкурс коллективов классического танца европейской части России и гала-концерт лауреатов всех зональных конкурсов: ансамблей из Барнаула, Челябинска, Березников, Кирова, Новосибирска - посвящена статья Тамары Пуртовой.



Время балета

Брошенная перчатка

Статья Елены Соломинской посвящена постановкам балета Игоря Стравинского "Весна священная" (рубрика "Время балета"). Автор рассматривает историю "Весны" как явление мифологичное. Ее судьба вызывала опасения у создателей еще до рождения: музыканты отказывались исполнять музыку, сам Стравинский не понимал хореографии Нижинского, Нижинский же, в свою очередь, вызвал протест у танцовщиков. После 120 репетиций "Весна..." в хореографии Нижинского была исполнена всего шесть раз. Но, подчиняясь священной магии "Весны..", к ней стали обращаться представители разных школ и направлений. Опорой фантазиям художников служит не столько либретто, сколько форма, мощь и многообразие партитуры Стравинского. "Весна..." - это ломка, трансформация и динамика стилей и форм, решений и композиций.

Авторство еще одной ранней версии "Весны..." принадлежит Леониду Мясину (1920). В сравнении с версией Нижинского, хореография которого позволяла телу танцовщика выявлять собственные возможности в новых движениях, развёрнутые композиции Мясина были ориентированы на пространственные концепции танца. Сам Стравинский сравнивал архитектоническое строение балета Мясина со своей музыкальной концепцией. Мясин свободно интерпретировал сюжет, исходя из музыки, сделав первый шаг к становлению балета новой эпохи - симфонического.

Римская версия хореографа Ауреля Милоша 1941 года особого успеха не имела. Следующая постановка принадлежит Мари Вигман (Германия, 1957 год). Она возвысила плоскость сцены, словно образовав подиум, где стройные ряды девушек в длинных черных платьях двигались, создавая в танце различные геометрические фигуры. Позы "поклонения Земле" в 1959 году обретут второе дыхание в знаменитой "Весне..." Мориса Бежара. С той разницей, что это будет мужская молитва диких лесных людей, не знающих никаких покаяния и пощады... Бежар также отойдет от славянской ориентации на либретто, его хореография будто предвещала не древние, а современные мотивы происходящего.

Еще одним хореографом, самостоятельно взявшимся за хореографию "Весны священной", стала девяностолетняя Марта Грехэм - одна из бывших исполнительниц роли Избранницы в спектакле Л.Мясина (1930). Ей было важно реализовать силу ритуала, она не стремилась следовать какому-либо определенному сценарию. В 70-е годы сразу две "Весны..." обрушились на Европу: гамбургская Джона Ноймайера ("Le Sacre") и вуппертальская - Пины Бауш. Если музыку Стравинского называли сигналами во тьме, то, пожалуй, никто другой, как Бауш не выразил так четко конечность этих сигналов. Обнаженная форма движений носила характер убийственных разрывов человеческой сущности.

В 80-х шведский хореограф Матс Эк, видевший расцвет "Весны..." у Бежара и оценивший ее женственность у Грехэм, снова обратился к сакральной музыке Стравинского. С труппой Кульберг-балет Эк попытался соединить идею принципиально новой музыки (начала века) и принципиально нового кинематографа (60-х годов). Музыка Стравинского и мотивы фильмов Курасавы, синтез западной хореографии и восточного танца, стали точками отсчета в философии балета Эка.

Наиболее приближенной к оригинальной хореографии Вацлава Нижинского и сценографическому оформлению Николая Рериха считается версия Миллисент Ходсон и Кеннета Арчера в исполнении труппы "Джоффри-балле" (1987), созданная по воспоминаниям и описаниям очевидцев и архивным материалам. На российской сцене "Весна..." впервые увидела свет рампы в 1965 году на сцене Большого театра в хореографии Натальи Касаткиной и Владимира Василёва. В 1969 году "Весна" достигла берегов Невы и была повторена этими же балетмейстерами в Ленинградском Малом театре оперы и балета, затем хореографы поставили "Весну..." в руководимом ими Театре классического балета в Москве.

Русские "по ту сторону" тоже не стояли в стороне от "Весны...": Барышников исполнил партию Юноши в спектакле Гленна Тетли в труппе "Американ балле тиэтр"; Валерий Панов - на сцене "Дойче опер" в Берлине, а позже в Антверпене, в труппе Королевского балета Фландрии.

У современных европейских версий "Весны…" мало общего с формой ритуала Древней Руси. Они почти полностью лишены каких-либо русских мотивов. Текст танца становится объемным, мультикультурным, все более интенсивным и полифоничным. В тех последних версиях, которые мне удалось видеть в Германии и Швейцарии: Рихарда Верлока в Базеле, Антонио Гомеса на сцене театра Маннхайма, Юрия Фамоса в Дюссельдорфе - ритм и пульсация внешней формы выходят на первый план, отодвигая в тень содержание и смысл происходящего.

Будут ли в "Весне..." ХХI века превалировать столь модные в балетных конструкциях второй половины ХХ века жесткость и агрессия, покажет время. Можно предположить, что жертвенность в том ритуальном смысле, какой изначально подразумевался в либретто Стравинского-Рериха, после всех трагических реалий ушедшего столетия, будет принимать все более абстрактный, философский оттенок, уходя от конкретной формы человеческой жертвы как таковой.



Имя в балете

Статья Лилии Газизовой рубрики "Имя в балете" рассказывает о творчестве Булата Аюханова, мировую известность которому принесли около ста балетных миниатюр. Среди них - "Болеро" Равеля, "Гамлет" Исаковой, "Манкурт" Закировой, "Караван" Кажгалиева и многие другие. Он - бессменный руководитель авторского коллектива "Молодой балет Алматы", осенью 2002 года отметившего своё 35-летие. Педагог, вырастивший несколько поколений артистов классического балета, мастер, ведущий балетмейстерский класс в Казахской национальной академии искусств имени Т.Жургенова. Булат Аюханов - лауреат премии "Платиновый Тарлан", имеет звание профессора Национальной академии искусств, автор статей и книг.

Но главное у Аюханова - не награды и звания, не должности и положение, а вечная неуспокоенность, способность видеть перспективы в творчестве и, прежде всего, перспективы роста своего ансамбля. Автор предпринимает попытку понять и осознать глубину и размах таланта Аюханова, его созидающую творческую волю, проанализировать его педагогическую методику.

В последнее время ансамбль представил зрителям несколько премьер. Среди них - спектакли мастера: "Чингиз-хан" на музыку Иржановой и "Рапсодия на тему Паганини" Рахманинова и балеты его учеников.

Созданный Булатом Аюхановым ансамбль - своего рода "заповедная зона" живых, развивающихся классических традиций в Азии. "Мы живем для того, чтобы реализовать себя, поэтому рады любой возможности творческого общения и с балетмейстерами, и с артистами хореографического мира. Время закрытости от современной хореографической лексики прошло. Но критерии содержательности, вкуса, музыкальности и исполнительского мастерства для нас непоколебимы", - этими словами Булата Аюханова завершается рассказ о сегодняшнем дне Государственного академического ансамбля классического танца Республики Казахстан.



Балетная тема

Синоним жизни

Рубрика "Балетная тема" представлена статьей Нелли ШУРГАЯ "Синоним жизни". Автор рассказывает о том, что происходило в грузинской хореографии за последнее десятилетие - ни война, ни смерть, ни холод, ни голод, ни леденящий душу страх за завтрашний день не смогли прервать творческий процесс. В конце 80-х состоялись гастроли Мариинского театра с балетными спектаклями О. Виноградова: "Витязь в тигровой шкуре" Мачавариани, "Броненосец "Потёмкин" А.Чайковского и концертной программой.

Сезон 1990-1991 годов можно назвать гастрольным: в Тбилиси выступали Американский театр танца Алвина Эйли, балетная труппа из Монте-Карло с шедеврами Баланчина, парижский театр Дю Жарден. Все гастрольные визиты в то смутное время справедливо воспринимались как акт поддержки грузинского народа. В Тбилиси выступили: любимица зрителей Нино Ананиашвили и Алексей Фадеечев, Алла Михальченко и звезда Гранд Опера Мануэль Легри, Ольга Суворова и Майкл Шеннон, Алтынай Асылмуратова. В честь 150-летия Чайковского в "Лебедином озере" вместе с грузинскоми артистами танцевали московские солисты.

Далее автор вспоминает о премьерных спектаклях, выражавших эстетические идеалы "отцов и детей" - Вахтанга Чабукиани, возобновившего в новой редакции свой балет "Горда", и Георгия Алексидзе, поставившего "Вечер одноактных балетов" на музыку Шнитке, Сибелиуса, Насидзе и Канчели. В суровые времена Театр торжественно отметил 80-летие великого Вахтанга Чабукиани. Венчала 1991 год премьера "Сильфиды" Бурнонвиля, которую поставил на тбилисской сцене Никита Долгушин, с прелестной Кетино Мухашаврия в главной партии.

В военное лихолетье: с жуткими зимними ночами без света и отопления, под аккомпанемент автоматных очередей, долгими хлебными очередями - танцевальное искусство продолжало жить. Пополнялся репертуар коллектива "Грузинский национальный балет", созданного Илико Сухишвили и Нино Рамишвили, ансамблей песни и танца "Рустави" и "Эрисиони". В самый сложные времена не прерывались занятия в многочисленных студиях. Академический театр удивил необычными премьерами балетов-шоу "Шехеразада" и "От Колумба до Бродвея". Последующие три года, с 1994 по 1997, сравнимы с героической эпопеей: показ спектаклей был временно приостановлен, но в неотапливаемом театре ежедневно проходили уроки и репетиции. Когда спектакли возобновились дважды в неделю, то каждый из них превращался в парад дебютов. Подготовленные новые партии исполнили не только опытные, но и молодые солисты труппы.

Благодаря героической самоотдаче всех работников театра репертуар 90-х годов пополнялся новыми спектаклями: "Симфонические танцы" и "Драматические балеты"; прошли вечера в честь Веры Цигнадзе и Зураба Кикалейшвили; продолжалась традиция гала-концертов, где российские и зарубежные звезды выступали вместе с грузинскими артистами. Театр блестяще выступил на Эдинбургском фестивале. "Симфонические танцы" "Таймс" признала "наилучшим спектаклем в фестивальной программе". По возвращении из турне "Темой с вариациями" Алексидзе продолжил цикл одноактных балетов, а также подготовил "Вечер Джорджа Баланчина".

В 1999 состоялась премьера балета "Щелкунчик" в постановке Ю. Григоровича со сценографией С. Вирсаладзе. Главные партии исполняли прелестная Наталия Архипова и удивительный Ника Цискаридзе. Как это не покажется странным, но в последнее десятилетие ушедшего века, театр не раз выезжал на гастроли - в Италия и Россия, Греция, Китай, Испания. А вот отметить 150-летие нашего театра пока не удалось - нет средств.



Лауреаты журнала "Балет"

В номере представлены лауреаты журнала "Балет". Ими стали:

Евгений ПАНФИЛОВ. О последнем годе жизни хореографа рассказывает Лариса Барыкина в статье "Возьми меня таким". "Словно предчувствуя, что отпущенное ему время на исходе, он торопился, он спешил поведать все, что не успел прежде. Его фантастическая продуктивность возросла неимоверно, и за последний сезон 2001-2002 он выпустил 8 (!) премьер. При ближайшем рассмотрении потрясает не только количество, но разноликость и контрасты этих работ, конфликтные сопряжения диаметрально противоположных состояний, эмоций, мыслей и чувств".

Спектакль "Капитуляцию" - страшное предупреждение о распоясавшейся пошлости и надвигающейся катастрофе; балет "Весна в Аппалачах" для гастролей учащихся Пермского хореографического училища; большой проект "Жизнь прекрасна" в Германии с интернациональной труппой; программа "Возьми меня таким" для своей новой dance-company "Бойцовский клуб"; праздник для любимого города - четырехдневный Фестиваль театров Евгения Панфилова из семи спектаклей, четыре из которых - премьеры: "Тюряга", "Уроки нежности", "БлокАда" и переработанный вариант германского проекта. И, наконец, последний спектакль при жизни мастера - премьера "Шоу-транзит Пермь - Пекин - Рио-де-Жанейро, или Пермские путешественники в Китае бразильской ночью" - завершала Фестиваль на праздничной ноте.

Одно из любимых выражений Евгения Панфилова - сделаем людям праздник! Он действительно умел дарить праздники. Но при этом делал работы, где заставлял заглядывать вглубь себя, подвергаясь жесткому самоанализу, или предлагал очень трезвый и жесткий взгляд на все, что происходит с нами в этом мире. Его последние премьеры оказались заполнены удивительными метафорами, предощущениями и пророчествами…

Нина АНАНИАШВИЛИ – замечательная балерина делится своими размышлениями о себе, о судьбе, о классическом балете.

"Мне очень повезло. Я встретилась с профессионалами высочайшего класса, которые стали моими наставниками. Говорю об этом не просто по долгу, а с чувством огромной благодарности и пониманием того, что без моих педагогов я никогда не смогла бы стать балериной". Нина вспоминает школьные уроки Наталии Золотовой; репетиции в Большом театре с Раисой Стручковой. "Здесь же, в Большом театре, встретилась с хореографией Леонида Лавровского и Юрия Григоровича.

Но судьба готовила мне и другие творческие дары: огромный, как космос, хореографический мир Джорджа Баланчина, который как бы разрушал классически освоенные каноны и создавал иной, свой, не безупречно классический, но "чистого звука" танец. Чтобы его лучше понять, я пошла на уроки в школу Уильямса Стенли, и мне стали понятны методические предпосылки баланчинского стиля: свобода движения рук, ощущение динамики и ритма, характерных и неожиданно быстрых темпов, насыщенность и смена эмоционального рисунка движений…"

"Мир классического танца, богатейший и бесконечный, открывался мне в наследии Августа Бурнонвиля. … Стиль Петипа, Баланчина, Бурнонвиля, классика английского балета – хореография Макмиллана, с которой я встретилась в Ковент-Гардене, сформировали своеобразный пластический кругозор, раскрывающий мир, называемый классическим танцем. …

Не знаю, сколько мне ещё дано танцевать, но ощущаю, что нахожусь сейчас в очень интересном для себя периоде. Есть знания, опыт общения с разными школами и стилями, есть свобода выбора".

Наталия ЛЕДОВСКАЯ - звезда Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко - одна из самых ярких балерин своего поколения. Она находится в той счастливой точке, золотом сечении своего творческого пути, когда приобретенное мастерство и артистизм придают ее ролям блеск и законченность, а молодость - легкость и полет.

Танец Натальи Ледовской наполнен сильными страстями, изяществом и красотой. Ей знакомо ощущение порыва, которое подхватывает ее Джульетту, увлекает в смертельном танце ее Жизель, заставляет самозабвенно плясать на площади перед собором Парижской Богоматери ее Эсмеральду.

За последние десять лет балерина превратилась из прелестной лирической героини в сильную драматическую актрису. Оказалось, ей подвластны не только характеры "классики", но и такие разноплановые героини, как Маргарита Готье из "Дамы с камелиями" и Катарина из "Укрощения строптивой". Обе современные постановки раскрыли актерски и технически безграничный талант балерины.

"Но все же, в первую очередь, Наталья Ледовская - балерина поэтической души. Поэтому, наверное, ей так удаются бессюжетные изысканные миниатюры - "Вечерние танцы" на музыку Шуберта (хореография Тома Шиллинга) и дуэт из балета "Призрачный бал" на музыку Шопена (хореография Дмитрия Брянцева). В ее строгом, благородном танце, в сдержанных жестах рук, удивительной красоты и гибкости, в тающих, словно растворенных в воздухе, движениях воплощается мечта о недостижимой любви…", - отмечает автор статьи Наталия Колесова.

Анастасия ГОРЯЧЕВА. О её первых шагах на сцене Большого театра можно сказать словами авторов старинных рецензий: звезда Анастасии Горячевой восходит стремительно. Действительно, артистка, окончившая в 1998 году Московскую академию хореографии, только за четыре года пребывания в знаменитой труппе станцевала ведущие партии в балетах "Чипполино" (Редисочка), "Щелкунчик" (Мари), "Спящая красавица" (Аврора), "Сильфида" (Сильфида), "Жизель" (Жизель), "Тщетная предосторожность" (Лиза), а также выступила в развёрнутых сольных эпизодах "Шопенианы", "Моцартианы", "Агона"... Это, не считая маленьких ролей, таких, как, к примеру, Амур в "Дон Кихоте" или Бесёнок в "Балде", которые, хотя и не являются в спектакле ключевыми, тем не менее, занимают в его хореографической партитуре своё определённое место, требующее образного и точного танцевания.

И всегда у всех героинь Горячевой - своё, ни на кого не похожее лицо. Сейчас, наверное, ещё рано говорить о её сформировавшемся образном мышлении, сложившемся исполнительском стиле, осознанной творческой манере, но то, что эти особенности художественного облика артистки активно формируются, сказать уже можно с полным правом. И залогом тому служит её плодотворное сотворчество с замечательной балериной и педагогом Раисой Степановной Стручковой, которая помогает молодой танцовщице увидеть в той или иной её героине то самое-самое, близкое ей, неоткрытое и непознанное другими, то, что ощущает в музыке и хореографии только она, Анастасия Горячева.

Талант Анастасии Горячевой многолик. И в каждой партии он предстаёт перед нами в ярком и неординарном облике. Однако среди многих его проявлений есть одна постоянная величина - редкостное трудолюбие Горячевой. Она занимается с большой самоотдачей и в классе, и на репетициях, тщательно готовясь к любому спектаклю, к любой встрече со зрителями. Потому и нет в её выступлениях сырых и недоработанных мест, всё выверено, отделано, продумано.

Как уже говорилось, Анастасия Горячева - воспитанница Московской академии хореографии, где её педагогами были В.С.Саморокова, М.В.Михайлова, Т.А.Гальцева. В Большом театре её наставник - Р.С.Стручкова. О своих учителях артистка говорит с уважением и благодарностью. И это тоже - проявление одной из граней её таланта - помнить о тех, кто учил, кто помогал освоить высокую науку классического танца, кто щедро делился и делится с ней своими знаниями и опытом.

Наталия САДОВСКАЯ - представляет балетную ветвь знаменитой актёрской династии Садовских. Почти четверть века танцевала она на сцене Большого театра, после чего окончила театроведческий факультет Государственного института театрального искусства имени А.В.Луначарского (ныне РАТИ) и, как ей казалось, должна была посвятить себя балетной критике. Так поначалу и получилось. Но поездки по стране, знакомство со многими балетными коллективами вызвали у Наталии Михайловны желание сделать художественные богатства отечественного искусства достоянием самой широкой аудитории - большей, чем зрительный зал театра только одного города, одной области, одной республики. И заболела идеей - объединять для творческого общения деятелей балета всей страны, популяризировать их мастерство, показывать их достижения. В 1976 году оперно-балетный фестиваль при участии и по инициативе Садовской впервые был проведён в Минске.

С тех пор прошли годы и десятилетия. Ныне объём просветительской деятельности Наталии Садовской обрёл поистине всероссийские масштабы: десять фестивалей "Болдинская осень" в Нижнем Новгороде, шестнадцать - имени Нуреева в Казани, пять в Якутии (три под названием "Северное сияние", два - "Стерх"), три в Сыктывкаре - "Золотые ласточки". В сфере фестивальной деятельности Садовской - балетные программы в Перми, Улан-Удэ, Красноярске, Воронеже… Она не просто организует концерты и спектакли - им сопутствуют обсуждения, дискуссионные "круглые столы", встречи артистов со зрителями, телевизионные передачи… Фестивальный репертуар Наталия Садовская формирует тщательно, имея перед собой важную цель - показать зрителям новое, неизвестное, забытое…

Людмила САХАРОВА. Ей - великому балетному педагогу- принадлежат слова: "Педагогу нужны многие качества. И жестокость, и мягкость, и терпение, и настойчивость, и выносливость... Но любовь к детям, желание их выучить, слабых и сильных, - прежде всего. И творческое отношение к делу тоже, прежде всего…"

Рейтинг художественного руководителя Пермского хореографического училища Людмилы Павловны Сахаровой всегда высок и прочен. Куда ни глянь - кругом сахаровские ученицы. И в России, и в ближнем зарубежье, и в дальних краях, и в разных поколениях. Они занимают неизменно почётное служебное положение - все на балеринских ролях. Все блестяще выучены.

Сколько минут, часов, лет провела она у ног своих воспитанниц, чтобы явился миру знаменитый "шаг" Надежды Павловой, когда самая большая сцена страны стала измеряться в три павловских прыжка, невесомых и рельефных?

Какой прибор может замерить душевные, физические, нервные силы Мастера, отданные своим ученикам? Нет такого прибора...

…Говорят, Сахарова властна, противиться её воле бесполезно, как сильному ветру, урагану. А может, в воле Мастера и заключена одна из граней таланта созидания, та самая - "беру кусок камня и удаляю всё лишнее?.."

Нинель ЮЛТЫЕВА. Ее по праву называют легендой татарской балетной сцены. Артистическая карьера Нинель Даутовны началась в Казани с успешного выступления в заглавной роли в балете Жиганова "Зюгра". Затем балерина на сцене Татарского театра оперы и балета имени Мусы Джалиля исполнила множество ведущих партий - Никия и Жизель, Китри и Одетта-Одиллия, Аврора и Лауренсия, Эсмеральда и Мария ("Бахчисарайский фонтан"), Катерина ("Каменный цветок") и Сари ("Тропою грома"), Раймонда и Сюимбике ("Шурале")... Нинель Юлтыева "переносла" в Казань и возобновила в местном театре многие шедевры: "Лебединое озеро", "Шопениану", "Шехеразаду", "Баядерку", "Спящую красавицу", "Бахчисарайский фонтан", а также ставит множество концертных композиций.

В Казань Юлтыева принесла школу и культуру Ленинградского балета. В легендарном Вагановском училище, а затем на балетмейстерском факультете Ленинградской консерватории имени Н.А.Римского-Корсакова Юлтыева постигала тайны профессии у замечательных учителей.

Активная педагогическая деятельность артистки начинается в пятидесятых годах и продолжается до сих пор. В 1972 году она становится заведующей кафедрой хореографии Казанского института культуры (ныне Академия культуры и искусства). Несколько сотен её воспитанников преподают в институтах, школах, училищах, руководят коллективами, работают в театрах! С 1998 года Нинель Юлтыева - художественный руководитель Казанского хореографического училища.

"На хореографическом небосклоне республики имя Нинель Юлтыевой светится звездой первой величины, заслуги её огромны. Долголетним и поистине жреческим служением музе танца Терпсихоре оно судьбою вписано золотыми буквами в историю татарского искусства". К словам Владимира Горшкова добавим, не только татарского, но всей России…



Мир балета

Лионская павана

"Мир балета" представлен информацией о трех мировыми событиями. Виктор Игнатов в статье "Лионская павана" повествует о Х Международном биеннале танца в Лионе, посвященом искусству Латинской Америки. Ги Дарме, основатель и директор биеннале, пригласил на фестиваль 34 труппы (600 артистов) из 12 стран: в течение трех недель было дано 120 представлений в 19 залах Лиона. В рамках биеннале состоялось 10 мировых и европейских премьер. Наиболее массовым стали уличное шествие, собравшее 45 тысяч человек и три танцевальных бала - кубинский, аргентинский, бразильский.

Богатая программа фестиваля представила все формы танцевального искусства Латинской Америки - от костюмированного карнавала, народного бала и фольклорной фиесты до балетных постановок, современных спектаклей и авангардных экспериментов. В контрастных формах и красках предстала Латинская Америка - земля огня и крови, континент радости и горя миллионов людей.

Самое яркое впечатление произвели неувядающие постановки Хосе Лимона - мексиканского танцовщика и хореографа, одного из крупнейших представителей американского танца-модерн. Труппа "Балет Лотарингии" из Нанси подготовила "Павану мавра" на музыку Перселла и "Короткую мессу военных времен" Кодая.

Особым событием на биеннале стало выступление мексиканской труппы "Зебра" под руководством Хосе Ривера. Единственная в мире труппа, собранная из танцовщиков-гомосексуалистов, привезла в Лион программу "Антология" - миниатюры из постановок разных лет на музыку Моцарта, Вивальди, Агустина Лары, Арво Пярта и колумбийскими народными мелодиями.

На биеннале состоялась мировая премьера спектакля "Аплодисментов не съешь" Маги Марен, которая известна оригинальными балетами "Золушка", "Коппелия", "Гросланд", "Mей Би". Учителями хореографа в разные годы были Нина Вырубова и М.Бежар. Суть нового спектакля по словам хореографа: "Страны Латинской Америки, несмотря на большие различия, имеют общее богатство культуры и человеческих отношений. Мне казалось необходимым исследовать в этой постановке силовые отношения, которые преобладают в жизни людей, безвыходные ситуации в стратегии власти… Восемь танцовщиков входят в напряженные отношения, чтобы выразить эту идею".

Более яркое впечатление произвела мировая премьера спектакля "Праздник" в постановке Гаэтано Баттеззато и Марины Бландини, возглавляющих "Teatri del Vento" в Монтелимаре. Парадоксальное действо разворачивается среди труб-декораций, напоминающих дом, а также площадь деревни (умышленное смешение того, что снаружи и внутри). Вселенная бредовая и поэтическая, пластическая и физическая пульсирует на затемненной сцене за полупрозрачным экраном, на который проецируются красочные кинокадры праздников Бразилии, Аргентины и Мексики.

Восторг публика испытывала при выступлении Кубинского национального ансамбля народного танца. Фольклорную программу из 15-и номеров блистательно исполнили 30 артистов ансамбля.

11-е биеннале 2004 года будет посвящено танцевальному искусству народов Европы.



Канадский ренессанс

В статье "Канадский ренессанс" Виктор Игнатов знакомит читателей с танцевальными новостями Монреаля. "Полвека назад русская балерина Людмила Ширяева создала и до 1975 года возглавляла в Монреале труппу, для которой поставила ряд оригинальных балетов. С 1957 года труппа называется Большой канадский балет (БКБ). С октября 1999 года ее возглавляет Градимир Панков, македонец по происхождению, который 40 лет своей жизни посвятил танцу, танцевал и ставил в Нидерландском танцевальном театре (NDT 2), Финском национальном балете, Кульберг-балете в Стокгольме и в Большом театре Женевы.

Возглавив Монреальскую труппу, Г.Панков стремится придать ей высокий международный статус: развивает репертуар, делая акцент на новые современные постановки, приглашает талантливую молодежь. За три года его руководства состоялись три премьеры: "Кармен" (2000), "Пиковая дама" (2001) и "Свадебка" (2002), соответственно, в хореографии Диди Вельдмана, Кима Брандструпа и Стиджна Селиса. Лидер БКБ не боится приглашать ставить спектакли танцовщиков, делающих первые шаги в хореографии.

Похоже, что большой канадский балет переживает настоящий ренессанс. Знаменательно, что для открытия 45-го сезона выбрана "Свадебку", которая в постановке Л.Ширяевой украсила первый сезон труппы в 1957 году. Новая версия предстала в одной программе с неувядающей "Глорией" - балетом Кеннета МакМиллана на музыку Франсиса Пуленка.

В "Свадебке" Селиса сохранился живой дух Стравинского, прослеживается родство с гениальными творениями В.Нижинского и М.Фокина, проскальзывают танцевально-сценические идеи из "Весны священной" и "Петрушки". По мнению хореографа, музыка Стравинского выражает "суть нашей сексуальности". "Я хотел показать, что свадьба как социальный обряд - это насилие, утвержденное обществом. "Свадебка" была исполнена превосходно. Труппа показала, что владеет не только классической, но и современной техникой танца.



Ночь балета во владениях Эстерхази

"Ночь балета во владениях Эстерхази" - такое название носит статья Игоря Заправдина о фестивале, посвященном великому Йозефу Гайдну. Он ежегодно проводится в красивом австрийском городке Айзенштат, куда съезжаются музыканты со всего мира. В нынешнем году к ярким музыкальным краскам праздника добавилась – танцевальная. Гала-концерт назывался "Ночь балета". Его инициатором стал молодой австрийский танцовщик, ученик Петра ПестоваРональд Мальзер, репетитором – Бэлла Рачинская – в прошлом педагог Вагановской академии танца, а ныне балетмейстер Венской оперы. Автор статьи осуществлял музыкальное руководство программы.

Программа Гайдн-гала собрала разнообразный и сильный состав исполнителей: зрители увидели солистов Венской оперы, Мариинского театра, Лейпцигского балета, Национального театра из Амстердама, театра Колон из Буэнос-Айреса, а также танцовщиков из США. Все участники гала-концерта в честь Гайдна, по единодушному мнению австрийской прессы, показали высокий уровень исполнительского мастерства.

главная

наверх