Разделы:

Адрес редакции:
129110, Москва, Проспект Мира, дом 52/1. 
Тел./факс: (095) 688-2401 
Тел.: (095) 684-3351

This site best viewed with I.E. 5.0 or higher, 1024/768 resolution.
(C) Copyright by Ballet Magazine, 2000. 
Design by L.i.D.

 
В номере | Аннотации статей

  Балет № 2  [156]  Март-Апрель  2009 

Юрий БурлакаЖурнал по традиции открывается «Балетной темой», которую «развивают» художественные руководители балета ведущих театров страны: Большого театра - Юрий Бурлака и Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко - Сергей Филин. Журнал предлагает читателям познакомиться с новыми худруками, которым предстоит определять направления развития отечественного балета в ближайшие годы. Ведь не секрет, что от творческой личности, ее представлений о культуре, театре, балете зависит и выбор репертуара, и система требований к стилю исполнения, и общая атмосфера творческого процесса в коллективе. Руководители подробно отвечают на три поставленных вопроса:
1. На разных этапах истории меняется соотношение приоритетов среди видов искусства. Лидерами выступают то одни, то другие. Во второй половине XX века едва ли не ведущим художественным направлением стал балет: и в мире, и особенно – в России. Остается ли таковым балет сегодня? Если нет, то в чем вы видите причину?
2. Каковы особенности процессов развития академического балета России в начале XXI века?
3. Театр, который вы возглавили, имеет свои традиции. Как, с вашей точки зрения, они соотносятся с отечественными и мировыми традициями?
Ответы представляют заинтересованному читателю тех, от кого зависят характер и содержание предстоящих сезонов. Во многих аспектах худруки предлагают родственные позиции. Бурлака считает, что в жизни и искусстве произошло смещение координат, и духовному остается все меньше и меньше места. Филин говорит о том, что все чаще появляются люди, которые буквально бросаются на поиски как бы нового, иного, выдавая зачастую локальные и в принципе устаревшие поиски сценического языка за инновации. «Инновации противопоставляются традициям, авангард – классике, неоспоримые ценности вдруг подвергаются ревизии тех, кто, собрав информацию по всему миру, объявляет себя знатоками. И пока ревизуется то, что ревизии не подлежит, теряется связь времен, теряется то, что мы называем традициями. Мы забываем лучшее, что у нас есть, забываем тех, кто буквально по крупицам собирал золотой фонд нашего искусства». И оба уважаемых худрука декларируют приверженность к классике. Она – путь к совершенствованию. «Традиция – это не только репертуар, это – духовное начало искусства. И те, кто считают, что традиционный классический репертуар – пройденный материал, лишают будущего искусство балета. Однако задача в том, чтобы вывести классический балет на новый технический уровень XXI века, причем с учетом восприятия нового потенциального зрителя, живущего в мире инновационных технологий и информации. Задача в том, чтобы диалог с новым зрителем развивался».

Вторая ведущая тема журнальноо номера – портреты новых лауреатов приза «Душа танца», учрежденного журналом «Балет» и Министерством культуры РФ 15 лет назад. За эти годы лауреатов Приза – 142. «События, которые стоят за делами тех, кто получил эту награду, по сути составляют развернутый портрет отечественного хореографического театра, жизни которого мы – свидетели. … Задумывалась «Душа» как цеховое отличие – не пафосное, не официозное. … «Балет» сразу отказался от соревновательного элемента, потому что счел непозволительным публично сопоставлять и сравнивать номинантов, ставить их одновременно перед дилеммой выбора. Конечно, из парадных церемоний – понимали устроители – уйдет интрига. Зато укрепится и надолго укрепит (в творческих поисках и сомнениях – в том числе) чувство избранности, акт признания коллег, знак профессионального уважения. … Другой принцип «Души танца» так же прост, как и первый: о любви говорить открыто – не стесняясь. Так родилась идея соучастия лауреатов в церемониях награждения: в честь учителей танцуют ученики, в честь хореографов – исполнители, etc. Церемония – всегда диалог, всегда общение». 
С любовью рассказывают о нынешних лауреатах авторы статей. 
-- Очерк Натальи Кардаш – о замечательной балерине и педагоге Алле Осипенко. Автор подробно анализирует творческий путь своей героини, которая блестяще справлялась с исполнением партий классического балетного репертуара, для которой создавали номера и спектакли Борис Фенстер и Леонид Якобсон, Вахтанг Чабукиани, Игорь Чернышов и Борис Эйфман. В Париже в 1956 году Серж Лифарь вручил молодой Алле премию Анны Павловой. В том же  году Алла встретилась с Леонидом Мясиным. Балерина вспоминает своих партнеров: Рудольфа Нуреева, Джона Марковского Последние годы Алла Осипенко – педагог-репетитор Михайловского театра. Она живет сегодняшним днем – с радостью работает со своими ученицами. Балет – это вся ее жизнь, и ей очень дорого осознание того, что каждый день ее ждут в театре ученицы, которым она передает свой опыт и заветы великой вагановской школы. «Когда благодаря совместным усилиям у нас что-то получается, им это тоже доставляет огромную радость. Увидеть эту радость – самый приятный момент в работе педагога».
-- Ярослав Седов начинает статью такими словами: «Людмила Семеняка – мэтр танца энциклопедической широты профессиональных умений; она могла бы подписаться под знаменитым выражением Джулии Ламберт из романа Моэма «Театр», применив его к своему виду искусства: «Чего я не знаю о танце, того и знать не нужно». Однако такая позиция – не в характере Семеняки. Останавливаться на достигнутом для нее неприемлемо: время, проведенное вне развития художественной мысли, для нее равносильно потерянному. Воспитанница Нины Беликовой, ученицы Вагановой, она попала в Москву, где ее главными театральными наставниками стали Галина Уланова и Юрий Григорович, во всех спектаклях которого Семеняка танцевала главные партии. Автор статьи, написанной в жанре портрета, перелистывает страницы исполнительской карьеры Людмилы Семеняки, анализирует художественный почерк балерины, в котором соединились образцовый петербургский академизм, владение разными стилями современной хореографии и выдающееся актерское мастерство. Балерина успешно выступала и в других театральных амплуа: руководила собственной балетной труппой, выступала как драматическая актриса, но главное – Семеняка проявила себя как универсальный балетный педагог, умеющий передать другим свой энциклопедически обширный опыт. Наиболее полно педагогический дар проявляется в работе со Светланой Захаровой. «Под занавес» статьи – рассказ о первых и успешных пробах Людмилы Семеняки в амплуа балетмейстера-постановщика. 
-- Наталья Садовская делится впечатлениями о творчестве Дениса Матвиенко – танцовщика мира, личности удивительной и неординарной. «Явление редкое, когда премьер с равным успехом может танцевать буквально все. Ему подвластны героика и лиризм, юмористические эскапады, взлет романтики, классика и экстравагантная резкость современной лексики. На сцене Денис красив и мужествен». Выпускник Киевского хореографиче¬ского училища по классу прекрасного педагога Валерия Пapсегова, Денис взошел на сцену Национальной оперы Украины, вскоре собрал множество наград Международных балетных конкурсов и фестивалей.  Специалисты считают: «Зажглась звезда, сенсация миро¬вого ранга...». Денис прослужил сезон в Мариинском театре, был приглашен в статусе guest star в Большой театр, затем – вновь Петербург, положение премьера в Михайловском театре. «Охота к перемене мест», роли и партнерши,  гастроли и мечты – об этом статья Н.Садовской.
-- Лариса Абызова представляет Людмилу Ковалеву, называя ее «внучкой» Вагановой, ведь она училась у вагановской воспитанницы Натальи Камковой. Собственные педагогические принципы Ковалева называет абсолютно вагановскими. «Название приза «Душа танца» на редкость точно отвечает педагогическим принципам Людмилы Ковалевой, профессора кафедры классического танца Академии русского балета имени А.Я.Вагановой. Своих учениц она выращивает именно душой – фанатично, кропотливо, с азартом, но без внешнего эффекта и пиара. … Ее педагогика нестандартна и во многом построена на интуиции, на углубленном интересе к индивидуальности учениц. Ковалева не мучает класс бесконечным повторением трудных упражнений. Рациональное мышление и понимание танца позволяют ей найти для каждой воспитанницы свои комбинации, которые приводят к наилучшему результату». Автор ведет читателя по творческому пути своей героини через годы учебы, роли на сцене Кировского театра и в труппе Георгия Алексидзе, к педагогическому олимпу. Ковалеву – профессора с мировым именем часто приглашают преподавать в балетных школах разных стран. У нее немало отличных учениц, и главная гордость педагога – Диана Вишнева.
-- Елена Преснякова подготовила материал о Евгении Валукине, чье имя «воспринимается как имя педагога, олицетворяющего своей деятельностью школу русского балетного академизма, сохраняющего и развивающего традиции мужского классического танца. Практик и теоретик, перу которого принадлежит фундаментальный труд «Система мужского классического танца», опираясь на опыт корифеев предыдущих поколений, суммировал, проанализировал и практически апробировал те выводы, к которым сам шел не один год. Ученик выдающихся мастеров Михаила Габовича и Николая Тарасова, он, молодой танцовщик по предложению Леонида Лавровского стал давать класс звездной труппе Большого театра. С тех пор педагогическая деятельность Валукина продолжается уже полвека. В 1967 году Ростислав Захаров предлагает Валукину набрать курс в ГИТИСе на балетмейстерском факультете. Сегодня он возглавляет кафедру хореографии Российской академии театрального искусства (ГИТИС). Публикация завершается подборкой теплых слов признания: о своем педагоге рассказали Дмитрий Брянцев и Михаил Лавровский, Марк Перетокин и Морихиро Ивата.
-- «Прирастание Сибирью» - так называется очерк о хореографе Сергее Боброве. «Первая работа молодого хореографа в Красноярском театре оперы и балета появилась десять лет назад. Это был балет «Царь-рыба». С тех пор Красноярский театр стал для Боброва родным домом, хотя его «творческие корни» – в столице. Он – воспитанник Московского хореографического училища, солист Большого театра, выпускник  балетмейстерского факультета Московской академии хореографии. «Балетные премьеры в Красноярске случаются почти каждый год, а то и чаще, и все свидетельствуют о том, что их автора в равной степени привлекают и классика, и авангард. Кому-то постановки Боброва нравятся, кто-то их критикует. Но равнодушных среди зрителей и критиков нет, поскольку каждый его спектакль – событие». Об этих спектаклях, о буднях и праздниках Красноярского театра, об оперных экспериментах Боброва узнает читатель из статьи Любови Лаврушевой.
-- «Две балетные школы стали для Александра Василевского родными. Первая – Ленинградское хореографическое училище имени А.Я.Вагановой, которое он окончил в 1970 году. Вторая – Новосибирское училище, которым руководит с августа 2002 года (ныне это Новосибирский государственный хореографический колледж)». Нонна Кротова предлагает читателям воспоминания Александра Василевского о своих учителях, коллегах, годах расцвета советского балета. Он делится своими сомнениями, которые обуревали молодого руководителя, взглядами на учебный процесс, рассказывает о жизни новосибирской балетной школы, ее спектаклях, судьбах ее выпускников, о продолжении важной традиции проведения конкурсов хореографических учебных заведений Сибири. «Балетная школа – это прежде всего педагогический коллектив. У нас сформировалась команда профессионалов высокого уровня. Сегодня мы можем говорить о перспективе создания на базе Новосибирского хореографического колледжа Сибирской академии балета». «Для театра высокого уровня и художественной программы добиться творческих успехов возможно только тогда, когда есть единый организм «консерватория – театр – балетная школа», и все эти звенья работают отлажено».
-- «Судьба, казалось, не предвещала Георгию Исаакяну карьеры театрального менеджера. Ни юношеские занятия скрипкой, ни учеба на режиссерском отделении факультета музыкального театра ГИТИСа, ни первые спектакли в Пермском театре, куда его пригласил легендарный Владимир Курочкин, чей курс Исаакян окончил в Москве, – ничто не проявляло в талантливо начинающем режиссере качеств будущего управленца. …  Хороший режиссер – хороший организатор, – эту формулу Исаакян реализовал на практике сразу, но никогда и никто не замечал в нем холодного сальеризма, для всех он был и остается Моцартом от театра, театральным фантазером и философом одновременно, воссоздающим на подмостках свой художественный мир. Этот мир, как и его герои, взрослеют вместе с режиссером: меняется, приобретает многомерность, опирается на полярность смыслов, манит к себе игрой света и тени, властно вовлекает в свои широкие пределы как зрителя-мыслителя, так и зрителя-неофита». Аналитический портрет художественного  руководителя Пермского театра оперы и балета, художественный мир спектаклей режиссера, международные фестивали и конкурсы, проводимый по инициативе Исаакяна – далеко не все темы статьи Сергея Коробкова. 
-- О молодой яркой солистке Большого театра Екатерине Крысановой Галина Беляева-Челомбитько побеседовала с ее педагогом Светланой Адырхаевой. «Шесть лет назад в моем классе в Большом театре появилась девочка – скромная, молчаливая, вся погруженная в собственные затаенные мысли. Шаг за шагом она продвигалась к успеху, не теряя внутренней скромности и демонстрируя огромное трудолюбие. Это меня в ней особенно подкупает. Она очень внимательна к замечаниям педагога, полностью мне доверяет. … Но не только внимание и трудолюбие привлекают меня в Кате: у нее богатый внутренний мир, глубокое понимание назначения нашего искусства. Кажется, у нас с ней не может быть разногласий по ключевым эстетическим и этическим проблемам профессии». Далее известный педагог рассуждает о том, что необходимо современной танцовщице, какими принципами она, педагог, руководствуется, работая со талантливой ученицей над партиями, которых у Екатерины Крысановой уже немало.
-- Молодого солиста Мариинского театра Владимира Шклярова представляет Ирина Губская. «Для Владимира Шклярова успешная карьера танцовщика началась несколько раньше, чем то происходит обычно. По сути его «премьерская» биография – одного из очень немногих – отсчитывается еще со времен детского па де труа в школьном «Щелкунчике», когда появление мальчика с феноменально красивым прыжком и легким щебетом заносок вышло едва ли не самым впечатляющим моментом серии училищных спектаклей». Автор повествует о восхождении танцовщика к всеобщему признанию, о разнообразных партиях, исполненных в спектаклях театра, о его серьезном отношении к ролям, и делает вывод: «Сейчас у Владимира Шклярова тот счастливый период, когда физических сил и наработанной техники достаточно, но еще не появилась премьерская привычка к цирковым аттракционам. И каждый выход на сцену – праздник».
-- «Маг танца» в табеле лауреатов «Души танца» – номинация особая. Магом именуют творца и художника, создания которого во многом определяют пути развития хореографического театра. Илья Авербух, безусловно, хореограф, чьи усилия обновляют и искусство фигурного катания, и наше к нему отношение. Его магия – в театральности мышления, в ярком и оригинальном художественном восприятии мира, сложенного, из множества сюжетов и движимого множеством взаимоотношений. Авербух предпочитает сюжетный танец и строит его по всем законам сценической логики и драматургии. Он изобретателен в лексике, любит и умеет вносить в хореографическую ткань номера-спектакля тончайшие нюансы, которые, соприкасаясь, рождают магию танцевального действия. … Мастер миниатюры, Авербух, как кажется, потенциально тяготеет и к большой, крупной форме. Он мыслит хореографическими образами и мыслит столь увлеченно, что кажется уже не важным, что рождаются они на льду. Ледовое поле – арена – сцена становятся почти синонимами в рассуждениях о том, что созидает на площадке Авербух-хореограф. Может быть, оттуда, из царства ледовых открытий мага Авербуха, придет нечто новое и на балетную сцену, которая томится в ожидании хореографических прорывов. О «ледовом хореографе» Илье Авербухе – статья  Натальи Шахназаровой.
-- Лидия Шамина, автор портрета Льва Голованова, уверена, что за всю историю Государственного академического ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева столь яркого танцовщика, как Лев Голованов, в труппе не было. Благородство и элегантность его исполнительской манеры стали недосягаемым примером для нескольких поколений артистов, а зрители до сих пор вспоминают его сценических героев. В ансамбль выпускник Московского хореографического училища Лев Голованов пришел во время войны, уже имея за плечами сценический опыт. В ансамбле Лев Голованов готов был перетанцевать весь репертуар. Он мог станцевать все. Его пример  – самый блистательный аргумент в пользу моисеевской школы танца, которая требует от артиста не только высокого профессионализма, виртуозности, владения национальной характерностью, но и актерского мастерства, умения органично жить в образе. Оставив сцену, Голованов с увлечением осваивал профессию хореографа, обогатил репертуар ансамбля «Сувенир», многие годы свой огромный опыт он отдает студентам Российской академии театрального искусства. В родном ансамбле его труд ассистента-репетитора вот уже несколько десятилетий виден в слаженности, актерских образах, исполнительской манере моисеевских танцовщиков. … Страстно, упорно, без скидок на усталость, всю жизнь Лев Голованов «делает себя»: он и сегодня, подтянутый, собранный, первый в строю моисеевцев. «Я счастлив, что моя жизнь связана с Игорем Александровичем. Без его энергии, вечного поиска, духовных порывов моя жизнь была бы духовно бедна».
-- «Красная площадь до отказа заполнена артистами в ярких национальных костюмах, звучит громкая музыка. Внезапно огромная масса начинает двигаться, приобретает стройность и грацию, складывается в удивительно причудливый рисунок: шеренги превращаются в круги, круги в диагонали, на первый план выходят солисты-танцовщики, исполняя виртуозные трюки. Все это очень похоже на чудо. Но нет, никакого чуда, просто мы видим одну из репетиций, которой руководит всего один человек с негромким голосом, интеллигентными манерами и балетной выправкой – Игорь Шаповалов», - так начинает свое эссе Тамара Пуртова. Четверть века Игорь Шаповалов отдал Пермскому театру оперы и балета имени П.И.Чайковского, в спектаклях которого все характерные партии в его исполнении становились яркими запоминающимися работами. Далее судьба определила Шаповалову немало поворотов: он преподает характерный танец в Пермском хореографическом училище, ставит  номера в школе искусств столицы Коми-Пермяцкого округа Кудымкаре, в известном народном ансамбле уральского танца «Камушка», руководит пермским танцевальным ансамблем «Солнечная радуга». Жизнь сводит Шаповалова с великими мастерами народного танца: Игорем Моисеевым, Михаилом Годенко, Татьяной Устиновой, Надеждой Надеждиной и многими другими. О том, как повлияли эти встречи на творчество самого хореографа, педагога, режиссера, а также на его постановки – грандиозные зрелища, построенные на народных танцах, узнает читатель из статьи «Время, вперед!».

Рубрика «Новый балет» включает несколько рецензий на спектакли, недавно появившиеся в репертуаре российских театров:
-- Галина Иноземцева обращается к балету «Каменный цветок». «Свою вторую жизнь после многих лет отсутствия на столичной сцене начал один из самых знаменитых балетов XX века – балет Прокофьева «Каменный цветок» в постановке Юрия Григоровича. Ныне он украшает афишу Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко». Рецензент освещает историю создания этого балета, рожденного в Мариинском (тогда - Кировском) театре в 1957 году, а затем ставшего сенсацией и в  Большом театре. Автор доказывает, что этот балет, выдержавший испытание временем, стал произведением классического наследия. Все артисты нового спектакля достойно представили хореографию Григоровича, образный смысл и философия которой требуют постоянного совершенствования и размышлений.
-- На афише Самарского театра оперы и балета появилась хореографическая кантата «Свадебка» на музыку Игоря Стравинского. Над спектаклем работал приглашенный из столицы главный балетмейстер театра «Новая опера» Иван Фадеев. Валерий Иванов считает, что самарская балетная труппа «продемонстрировала прекрасную форму, оказалась хорошо подготовленной к воплощению предложеной хореографом современной пластики. … С постановкой «Свадебки», идущей в один вечер в одноактной оперой «Мавра», в репертуаре появился монографический вечер Игоря Стравинского».
-- Место действия – Челябинск, театр оперы и балета имени Глинки. Время действия – наши дни. Обзорный период – конец X1X – начало XX веков. Именно эта прекрасная эпоха классического танца – средоточие постоянных интересов Юрия Бурлака – собирателя, исследователя и рестовратора текстов, выписанных эфемерным языком танца. Бурлака подарил Челябинску  «Золотой век русского императорского балета», в программу которого вошли «Па звезд» из балета «Приказ короля»,  pas de quatre «Розарий» из балета «Пробуждение Флоры», Grand Pas из «Пахиты» и другие фрагменты наследия. По мнению автора статьи этот вечер во славу классического танца не только умиротворяющий красотой и гармонией подарок зрителям, но и успешное решение важных и долгосрочных стратегических задач развития труппы.
-- Александр Максов рецензирует новый балет Екатеринбургского театра оперы и балета на сюжет уральских сказов Павла Бажова «Малахитовая шкатулка». В преддверии своего столетнего юбилея театр возмечтал о том, чтобы благодаря уральским корням автора литературного первоисточника и самого сюжета «Каменный цветок» стал своего рода его визитной карточкой. Для осуществления этой идеи пригласили московского хореографа Андрея Петрова, предложившего многоликую стилистику хореографических решений. Для исполнения главных женских партий на премьере быди приглашены солистки «Кремлевского балета» Кристина Кретова (Хозяйка) и Наталья Балахничева (Катерина). 

Роджер Смит в рубрике «Балет-парад» погружает читателей в атмосферу Второго фестиваля «Терпсихора в Тавриде», в котором принимали участие четыре московские студии.

-- «Мир балета» представлен статьей Виктора Игнатова о  великой танцовщице Кристине Ойос, главной партнерши гения фламенко Антонио Гадеса. С 2004 года она возглавляет труппу Андалузский Балет Фламенко, с которой создала спектакли «Viaje al Sur» (2005) и «Romancero Gitano» (2006). Последний идет сейчас в Париже на сцене знаменитого театра Фоли Бержер. Об этом чувственном спектакле, состоящем из отдельных танцевальных зарисовок по поэзии Лорки, пишет автор.

-- Театр танца «Гжель» отметил свой юбилей красивым праздником в Концертном зале имени Чайковского. Название коллектива, появившегося на театральной карте два десятилетия назад, известно  достаточно хорошо и специалистам, и зрителям. Своими впечатлениями о праздничном вечере делится Галина Митрошина.

-- «Информ-балет» публикует две небольшие заметки: о юбилейном вечере Маргариты Дроздовой, примы и педагога Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко; и о премьере балета «Павильон Армиды», подготовленной в рамках проекта «Русские сезоны XX1 века».

-- Post scriptum главного редактора Валерии Уральской посвящен рекламодателям и рекламоносителям. Автор справедливо считает, что реклама в наше время представляет определенную опасность. Доказывая этот постулат, автор делает вывод о том, что осуществляться реклама должна честными руками и с профессиональной ответственностью. «Этого, право слово, заслуживает и наш просвещенный зритель, и высокий имидж искусства».
 


главная